На что тратят деньги российские госучреждения и госкомпании в связи распространением коронавируса

Аппараты искусственной вентиляции легких, продуктовые наборы для школьников и обеспечение обсерваторов — судя по сайту госзакупок, это сейчас основные статьи расходов для регионов. Как и лекарства: «Новая» также выяснила, на какие препараты рассчитывают в России при борьбе с COVID-19, — это и обычные антибиотики, и собственные российские разработки. Большинство закупок происходит на внеконкурсной основе — у единственного поставщика. Объясняется это просто: «закупка осуществляется вследствие аварии и иных чрезвычайных ситуаций».

Спрос на аппараты ИВЛ

Коронавирус обнажил многие проблемы в системах здравоохранения разных стран. Одной из ключевых стал недостаток аппаратов искусственной вентиляции легких. В Италии в том числе и по этой причине врачам приходилось выбирать, кого лечить, а кого — нет. Часто выбор оказывался не в пользу пожилых пациентов. Государства, где нехватки оборудования не было, отправляют его нуждающимся странам.

Россия с 27 аппаратами ИВЛ на сто тысяч человек считается мировым лидером.

Если сравнить количество контрактов на поставку аппаратов искусственной вентиляции легких с 20 марта по 20 апреля в 2019 и 2020 года, то разница кажется колоссальной. По нашим подсчетам с помощью сайта «Госзатраты», в прошлом году было заключено не более ста контрактов на поставку этого оборудования. За тот же период 2020 года показатель перевалил за 400, причем размер контрактов значительно вырос.

  • Главным поставщиком аппаратов ИВЛ сейчас можно назвать АО «Концерн Радиоэлектронные технологии», входящий в состав госкорпорации «Ростех». В понедельник, 20 апреля, «Ростех» на своем сайте сообщил, что в ближайшее время увеличит поставки этого оборудования на 18%. Для этого ему придется увеличить темпы производства в десять раз.

Не так давно название «Концерн Радиоэлектронные технологии» звучало в контексте скандала с гуманитарной помощью для США. Входящий в концерн Уральский приборостроительный завод произвел оборудование, которое затем спецбортом доставили в США в качестве гуманитарного жеста. Так, по крайней мере, утверждали представители России. В Штатах заявили, что полностью оплатили поставленные аппараты ИВЛ. Пикантность ситуации заключалась в том, что «Радиоэлектронные технологии» находятся в США под санкциями.

Фото: РИА Новости

В России самый крупный контракт с концерном на поставку 6,7 тысячи аппаратов ИВЛ 15 апреля заключил Минпромторг. Поставку оборудования оценили в 7,5 миллиарда рублей. Второй крупнейший контракт с «дочкой» «Ростеха» заключил «Консультативно-аналитический центр в сфере медицинской и фармацевтической деятельности» Московской области. Он потратит 1 миллиард на 780 аппаратов искусственной вентиляции легких. Кроме того, «Радиоэлектронные технологии» заключили более 13 контрактов с региональными госструктурами (в основном минздравами), каждый из которых в среднем составляет 97 млн рублей.

  • Выделяется и еще один поставщик аппаратов ИВЛ — зарегистрированное в Ульяновской области ООО «Современные медицинские технологии» («Сомете»). Этот подрядчик с уставным капиталом 16 тысяч рублей почему-то полюбился уже упомянутому «Консультативно-аналитическому центру в сфере медицинской и фармацевтической деятельности» Московской области. Центр заключил с «Сомете» пять контрактов на поставку аппаратов ИВЛ в среднем на 305,8 миллиона рублей каждый.

На прошлой неделе министр промышленности Денис Мантуров заявил, что рассчитывает в течение трех месяцев закрыть потребности регионов в аппаратах ИВЛ. Между тем Москва запаслась необходимым оборудованием еще в середине марта, рассказывал главврач инфекционной больницы в Коммунарке Денис Проценко.

В марте, когда эпидемия только подбиралась к России, СМИ сообщили, что аппараты ИВЛ стали пользоваться спросом среди богатых россиян.

Минздрав назвал покупки для частного пользования бессмысленными, поскольку назначить вентиляцию легких может только врач в условиях стационара.

Лекарства

В конце марта лидер профсоюза «Альянс врачей» и Алексей Навальный опубликовали рекомендации Департамента здравоохранения правительства Москвы с рекомендациями принимать «Анаферон» и «Кагоцел» в качестве профилактики и лечения новой коронавирусной инфекции. «Применять предлагают препараты, которые любой врачи иначе как «фуфломицины» и не называет», — возмутился Алексей Навальный в своем телеграм-канале.

Возникли опасения, что госструктуры начнут массово закупать препараты, не имеющие доказанной эффективности.

«Новая» не обнаружила взрывного и вообще какого-либо роста в закупках этих лекарств по сравнению с прошлым годом. В связи с пандемией коронавируса SARS-CoV-2 следует отметить закупки других препаратов. Некоторые из них в документах закупок напрямую связываются с распространением новой инфекции.

Например, «Новая» заглянула в план-график закупок Московского клинического научно-практического центра им. А. С. Логинова. В нем отмечены препараты

  • «Азитромицин»,
  • «Беродуал»,
  • «Амбробене»,
  • «Кордиамин»,
  • «Преднизолон»
  • «Амикацин».

В пояснении говорится, что они необходимы «в связи с экстренной организацией санитарно-противоэпидемических мероприятий по предупреждению завоза и распространения инфекции, вызванной новым коронавирусом».

Что говорят о перечисленных препаратах в контексте коронавируса?

Самым спорным из них можно назвать «Преднизолон». Во временных методических рекомендациях Минздрава по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции от 3 февраля 2020 года говорится, что в качестве пульсовой терапии в режиме короткого курса можно использовать глюкокортикоиды, в том числе «Преднизолон». В то же время заведующий кафедрой госпитальной терапии РНИМУ им. Пирогова академик РАН Александр Чучалин в интервью Антону Красовскому говорит, что «Преднизолон» нельзя принимать при подозрении у себя вируса.

Действие антибиотика «Азитромицин» в комбинации с другим препаратом — «Гидроксихлорином» — показало хорошие результаты против нового коронавируса в исследовании французских ученых, на которые ссылается РИА Новости. Упоминаний о положительном действии других препаратов в связи с коронавирусом «Новой» найти не удалось.

Особняком стоят два других препарата:

  • «Мефлохин»
  • иммунодепрессант «Тоцилизумаб».

Федеральное медико-биологическое агентство (ФМБА) заключило контракт с ГУП «Научно-производственный центр Фармзащита» (учрежден ФМБА) на закупку 33 тысяч упаковок «Мефлохина» за 22,7 миллиона рублей. 10 апреля ФМБА на своем сайте сообщило об эффективности этого антималярийного средства против коронавируса. «Доказано, что “Мефлохин” полностью блокировал развитие цитопатического действия вируса SARS-CoV-2 (возбудитель COVID-19) в культуре клеток в концентрации 2 мкг/л», — заявила глава ФМБА Вероника Скворцова.

Иммунодепрессант «Тоцилизумаб» намерен закупить «Лечебно-реабилитационный центр» Минздрава РФ за 2,6 миллиона рублей. На сайте госзакупок уточняется, что закупка происходит вследствие аварии или иной чрезвычайной ситуации. «РИА Новости» писало, что «Тоцилизумаб» показал свою эффективность в больницах Неаполя и Модены. В рекомендациях Минздрава «Тоцилизумаб» упоминается в «Списке возможных к назначению лекарственных средств для лечения коронавирусной инфекции у взрослых».

  • В интервью СМИ главврач инфекционной больницы в Коммунарке Денис Проценко рассказывал и о препарате «Калетра».

Сейчас «Калетру», по его словам, применяют для лечения коронавируса, но обычно препарат используется в терапии ВИЧ и СПИД. На днях о присутствии в новом коронавирусе частиц ВИЧ заявил лауреат Нобелевской премии за открытие ретровируса ВИЧ в 1983 году Люк Монтанье. По его словам, это может говорить об искусственном происхождении SARS-CoV-2. «Возможно, они (китайские ученые — «Новая») хотели произвести вакцину против СПИДа», — предположил Монтанье.

Судя по данным сайта «Госзакупки», в этом году «Калетру» действительно стали закупать чаще: за период 20 марта — 20 апреля 2020 года «Новая» обнаружила более пятидесяти заключенных контрактов на поставку этого лекарства в размере до четырех миллионов рублей. За тот же период прошлого года мы обнаружили всего два контракта на небольшие суммы.

Школьникам — сухпайки

Уроки в российских школах отменили в 20-х числах марта (раньше или позже в зависимости от региона). Из-за отмены занятий дети из малообеспеченных семей лишились бесплатных школьных обедов. Региональные госучреждения сейчас массово закупают продуктовые наборы для таких семей. Например, самый крупный контракт, который удалось найти «Новой», заключило Министерство труда, социальной защиты и демографии Пензенской области. На 24 тысячи таких наборов чиновники потратят 48 миллионов рублей.

Состав наборов отличается от региона к региону. Например, школа №5 в Балашихе за 717 тысяч покупает наборы, в которых лежат геркулес, яблоки, печенье, рис, манка, молоко, сок и сахар. Для льготников (не только школьников) московского района Фили-Давыдково за 650 тысяч рублей закупают бисквитный торт, чай, растворимый кофе, конфеты печенье, какао, зефир. Для МАОУ казанской средней общеобразовательной школы в Тюменской области за 591 тысячу покупают крупы, пряники, апельсины, сухофрукты и сок.

Большинство этих закупок также происходит у единственного поставщика в связи с чрезвычайной ситуацией.

В начале апреля скандал из-за продуктовых наборов разгорелся в Карелии. Детям-инвалидам в коробках доставили по две сосиски, пять картофелин, маргарин и муку, в которой завелись жучки. Следственный комитет даже начал проверку по этому поводу. Выяснилось, что чиновники от образования не стали проводить закупки, а просто разослали по квартирам не использованные для приготовления продукты. «Новой» удалось найти только один контракт на закупку продуктов в Республике Карелия «в связи с чрезвычайной ситуацией». Закупку на 285,7 тысячи рублей провел Комплексный центр социального обслуживания населения.

«Газпром» и вахтовики

Много денег регионы тратят на переустройство загородных санаториев и гостиниц под обсерваторы для тех, кого необходимо изолировать. Туда свозят, например, прибывших из-за границы или нарушающих режим самоизоляции в квартире — у кого нет подтвержденного диагноза. «Коммерсант» писал, что точное количество обсерваторов по всей России неизвестно. Регионы часто скрывают эту информацию, чтобы не волновать местных жителей. Деньги в данном случае идут на создание дополнительных мест, обеспечение питания и охраны: россияне часто помещаются в обсерваторы против своей воли, поэтому не считают чем-то зазорным побег оттуда. В некоторых регионах в обсерваторы отправляют прибывающих из Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга.

Так, в Республике Адыгея госинспекция по надзору за строительством зданий заплатила 9,7 млн рублей санаторию «Лаго-Наки» за создание на его базе обсервационного центра. Контракт предполагает расходы на прием и регистрацию прибывающих, медицинское наблюдение за ними, уборку, питание и т. д. Почти половина денег приходится на фонд оплаты труда.

Платить за обсервацию своих сотрудников-вахтовиков приходится и крупным госкомпаниям. Например, ООО «Газпром добыча Ямбург» 16 апреля опубликовал такой лот на 4 миллиона рублей: «Поставка продукции для комплектации объектов размещения обсерваторов в вахтовых поселках Ямбург, Новозаполярный и в г. Новый Уренгой для предупреждения распространения коронавирусной инфекции». Ранее руководство «Газпрома» заявило об ужесточении условий вахты: вахты продлят до трех месяцев, а передвижения вахтовиков ограничат.

Разнообразие тестов

Производством и поставкой тестов в России занимается в основном «Центр стратегического планирования и управления медико-биологическими рисками здоровью» Минздрава России. Его система называется «АмплиТест SARS-CoV-2» для выявления РНК коронавируса SARS-CoV-2 тяжелого острого респираторного синдрома (COVID-19) методом полимеразной цепной реакции. Директор ЦСП Сергей Юдин считает, что их тест-систему от аналогов на рынке отличает более высокая чувствительность к РНК коронавируса.

В конце марта центр заключил контракты с Клинической больницей № 1 Управделами президента и Центральной клинической больницей, с поликлиникой Управделами президента на поставку 60 и 120 тест-систем за 729 тысяч и 1,4 млн рублей соответственно. Еще 80 тест-систем за 972 тысячи рублей заказала поликлиника № 1 управления.

То есть одна тест-система стоит 12 150 рублей во всех трех случаях.

Сам центр проводит закупки на поставку материалов для производства тест-систем (завершены закупки на 9,3 млн и 5,6 млн рублей). Для себя этот Центр стратегического планирования Минздрава 1 апреля заказал изготовление и поставку тест-систем на 15 млн рублей.

Еще один тест разработали в Федеральном медико-биологическом агентстве. Их система «Поливир для ПЦР-диагностики SARS-CoV-2» менее популярна на «Госзакупках», чем «Амплитест». «Новая» обнаружила два контракта на поставку таких тест-систем. Их закупила медико-санитарная часть «Северсталь» (Вологодская область) у ООО «Научно-производственная фирма «Литех» за 167 тысяч и 334,5 тысячи рублей. Одна тест-система стоит 16,7 тысячи рублей — то есть дороже, чем «Амплитест».

14 апреля тестирование на коронавирус начала московская лаборатория «Инвитро». Всего за неделю до объявления этой новости представители частной медицинской компании заявили, что отказались от планов проводить соответствующие тесты из-за риска для пациентов. Компания не уточнила, почему поменяла свое решение. Лаборатория собирается проводить до тысячи тестов в сутки.

В конце прошлой недели стало известно о создании еще одной тест-системы — на антитела к коронавирусу. Об этом в своем фейсбуке сообщил заведующий лабораторией трансплантационной иммунологии НМИЦ гематологии Григорий Ефимов, принимавший участие в разработке. «Тест не только позволяет выявить уже переболевших, но и отобрать людей с высокой концентрацией антител, — объяснил Ефимов. — Их плазма может быть использована для лечения тяжелобольных». Если испытания системы в независимых лабораториях пройдут успешно, то ее зарегистрируют и приступят к массовому производству.

Сергей Сатановский

Оригинал материала: "Новая газета"