- СКАНДАЛЫ.ру - https://scandaly.ru -

Дело в звуке

Эксперт по акустике доказал, что взрыв боинга МН17 произошел внутри самолета

Проанализировав акустические свидетельства, записанные с помощью микрофонов на борту малазийского боинга, технический эксперт пришёл к выводу, что самолет погиб не из-за попадания ракеты «Бук», а по причине взрыва в салоне. Технический эксперт Юрий Антипов продолжает опровергать выводы голландской комиссии по расследованию причин катастрофы пассажирского боинга МН17 в небе над Донбассом в июле 2014 года.

«Ну а теперь опять к теме МН17.

Давно уже был готов материал, но руки не доходили опубликовать его. Речь о микрофонах в кабине пилотов, данные по которым были приведены в отчёте голландских горе-исследователей.

Ранее уже был сделан анализ последнего звука, которые записали микрофоны пилотов. Более того, этот звук был реально воссоздан и прозвучал в фильме «МН17. Только факты». И все, кто слышал этот звук, могли убедиться собственными ушами, что никакого звука от внешнего взрыва мифического «Бука» эти микрофоны до их отключения НЕ ЗАПИСАЛИ.

А обязаны были записать. Если бы причиной разрушения МН17 был бы внешний взрыв от ракеты. А записали они в последние мгновения только усилившийся звук от двигателей самого самолёта. Причём частота звука как до ЧП, так и после ЧП оставалась неизменной.

Возросла только амплитуда.

А теперь сделаю ещё более тонкий анализ данных по микрофонам. Напомню исходный материал. См. фото №1.

Как видим, на всех четырёх графиках обозначено событие под названием «PEAK 2». По мнению голландцев именно это событие связано со взрывом «Бука» вблизи кабины снаружи самолёта. Но совершенно не объяснено событие, обозначенное как «PEAK1». И это событие, зафиксированное микрофоном, расположенным на потолочной панели (САМ), никак не отразилось на трёх других микрофонах. И эта странность никоим образом не озадачила голландцев. Ведь этот микрофон наименее чувствительный к звуку и должен был услышать звук только тогда, когда ему сильно «дунули прямо в ухо».

Почему утверждаю, что этот микрофон самый глухой на ухо микрофон? Посмотрите на левую часть графиков звука других микрофонов. До ЧП все они хорошо фиксировали звуковые волны в кабине пилотов. А этот микрофон (САМ) был глух…И вдруг он первым и ЕДИНСТВЕННЫЙ из всех микрофонов зафиксировал сильнейший импульс колебаний (РЕАК1). Странно? Конечно. Очень-очень странно. Понятно, что «всезнающим» голландцам было понятно всё с самого начала, поэтому они просто-напросто переступили через этот парадокс, и даже не споткнувшись, пошли дальше. К заранее намеченной им цели. Какие же они «целеустремлённые» эти голландские исследователи.

Что же, раз уж нам не мешает голландская упорность (в данном случае, от слова упоротость), попробуем выяснить, чем же отличается этот глуховатый микрофон (САМ) от других?

И такое отличие находится прямо на поверхности. Какое? Три микрофона (микрофоны пилотов и обзорный микрофон (OBS) не находятся на несущих (силовых) конструкциях фюзеляжа. Про микрофоны на телах (головах) пилотов можно даже и не пояснять. А обзорный микрофон (OBS) находится на переборке, отделяющей кабину пилотов от остального объёма салона. Потому переборка не является несущим конструктивом самолёта, а представляет собой обычную тонкую стенку и её можно рассматривать как обычную мембрану (диафрагму), где отсутствует металл.

Поэтому рассматриваемый микрофон (САМ) единственный из всех микрофонов, который относительно глух к звукам в кабине, но он ближе всех имеет «доступ к главному телу». В смысле к металлическому каркасу самолёта. Потому что находится в потолочной панели, которая, в свою очередь, закреплена на силовых балках фюзеляжа.

И становится понятным, что «ухо» микрофона САМ первым реагирует на звук, идущий по металлу самолёта. А к несущественным звуковым волнам в воздухе кабины пилотов это «ухо» глухо.

Идём дальше. Теперь поговорим о фазировке. Кратко.

Кто занимался радиолюбительством, прекрасно знает, что динамики (или звуковые колонки) должны быть сфазированы при их подключении. Поэтому на них всегда наносится маркировка. Чтобы при подаче сигнала одинаковой полярности смещение диффузоров разных динамиков происходило в одинаковом направлении.

То же самое и с микрофонами. Если перед установленными (например на столе) разными микрофонами к ним пришла звуковая волна с фронтом разряжения, то если микрофоны сфазированы, то их мембраны (чувствительные элементы) подадутся вперёд. Если подошёл фронт с избыточным давлением, то мембраны микрофоном «отъедут» назад в глубь микрофонов..

Вот после такого маленького экскурса посмотрим на микрофоны МН17. Были ли они сфазированы?

Для этого смотрим на их работу в конце их трудового дня. В смысле, на их окончание сигнала после ЧП. Это правая часть графиков их сигналов. И обнаруживаем, что у всех микрофонов последний сигнал выходил по асимптоте в «0» из НИЖНЕЙ части графиков.

А это означает, что все четыре микрофона были сфазированы и одинаково реагировали на звуковые волны в кабине пилотов.

А теперь попробуем понять, в какой части графиков сигналов от микрофонов (верхней или нижней) находится область повышенного давления (когда мембрана микрофона втягивается), а в какой части графиков находится зона пониженного давления звуковой волны (мембрана двигается наружу). И для понимания этого берём за основу тот самый сигнал «PEAK1». См.фото №2. Понятно, что ЧП на МН17 было вызвано взрывом.И в данном случае неважно, внутренним или наружным взрывом. в любом случае, взрывная волна должна была оставить свой «след» внутри фюзеляжа.А это значит, что на момент нарастания сигнала для события «РЕАК1» график должен был отправиться в область, которая характеризуется повышенным давлением. В данном случае кивая графика отправилась в нижнюю часть, значит, в нижней области зона повышенного давления, а в верхней части- разрежение. И с учётом того, что ранее была доказана сфазированность всех микрофонов, значит это утверждение справедливо для графиков всех микрофонов.

И теперь внимательно смотрим на графики всех микрофонов, соответствующих событию «РЕАК 2». См. фото №№3-5.

Бааа, и что видим? А то, что начальные ветви графиков всех микрофонов все отправились вверх. А это означает то, что первой к ним (к их мембранам) пришла звуковая волна не от взрыва (с избыточным давлением). А пришла волна, в фронте которой была область разряжения. «Голландский парадокс». Если, конечно, взять за чистую монету голландский гульден с нарисованным на нём «Буком».

Более того, из рассмотрения «хвостиков» сигналов от всех микрофонов (правая часть графиков) мы видим, что сигнал, затухая, стремился к нулевой отметке из положительной области. И этот факт легко объясняется, что в кабине после сильной разгерметизации падало давление. И мембраны микрофонов зафиксировали этот факт.

Для тех, кто не устал читать мою писанину, пишу дальше. Раз уж взялся за гуж, в смысле, за микрофон, надо довезти повозку до конца. Логического конца.

Опять возвращаюсь к глуховатому микрофону «САМ».

Который зафиксировал два события. См. фото№2. После сильнейшего всплеска сигнала «РЕАК1» он сделал паузу. Причём пауза эта сопровождалась сигналом от волны разряжения (устойчивый сигнал в верхней части графика). И повторю, это всплеск пришёл по металлу, и поэтому его ни один из трёх других микрофонов «не заметил». А дальше пришла вторая мощная волна. Причём такая, что на неё вяло(незначительно по амплитуде) отреагировали микрофоны пилотов, но зато на неё бурно отреагировала перегородка между кабиной пилотов и салоном. См. график микрофона OBS, который закреплён на этой перегородке.

И становится понятным, что первый всплеск сигнала «РЕАК1» «родился» не над кабиной пилотов. В этом случае отреагировали бы за компанию «мухой» и остальные микрофоны. Значит, сигнал «РЕАК 1» имеет инопланетное происхождение. В смысле не околокабинное. Тогда откуда появился этот пришелец?

Опять смотрим на график глухого микрофона (см.фото №2). Разница по времени (по фронтам нарастания сигнала) между всплесками сигнала составляет чуть более 4 мс. Точнее, 4,2 миллисекунды. А теперь вернёмся к «звуковой дорожке» для глуховатого микрофона. Звук к этому микрофону шёл основную часть пути по алюминиевому сплаву. А скорость звука в алюминии составляет от 3 до 5 км/c. (в зависимости от того, какую волну в металле уловил микрофон — поперечную или продольную. Значит, источник мощного всплеска сигнала находился позади кабины пилотов на расстоянии от 13 до 21 метра. Т.е. источник мощного звука находился в пассажирском салоне и далеко от кабины пилотов, ближе к середине салона. См.фото №6.

И это место внутреннего взрыва (назову вещи своими именами), определённое сейчас по показаниям микрофонов, находится в полном соответствии с местом, из которого начали вылетать обломки фюзеляжа, попавшие в диффузор двигателя. Об этом я ранее уже писал.

Вот, например, ссылка на этот пост.

И как видим, всё сходится. Хотя, как все понимают, микрофоны и повреждения на диффузоре левого двигателя — это совершенно разные ракурсы рассмотрения ЧП с МН17. Ну и чисто для праздного интереса опять вернёмся к гульдену. В смысле, к высосанной из пальца голландской версии.

Повторяем уже пройденное. Разница во времени в сигналах «РЕАК1» и «РЕАК2» составляет 4,2 мс (миллисекунды). При этом после внешнего взрыва над кабиной зазвенел бы весь металл обшивки и надолго. И без паузы. При скорости звука в кабине пилотов 330м/с. звуку надо было пройти от звенящей обшивки до микрофонов пилотов (а они на голове пилотов) более 1.3 метра. При этом микрофон находится на потолочной панели, где помимо микрофона находятся органы управления самолётом. Что-то я не помню, что бы пилоты были из династии Долгоруких….

Оригинал материала: "Новые известия"