Гражданин США выиграл иск на миллиард рублей у вдовы и сына убитого бизнесмена Валерия Пшеничного

Марк Никинсон уверяет, будто когда-то дал главе семьи Пшеничных в долг 15 миллионов долларов наличными. И хотя в деле есть свидетельства, что Валерий Пшеничный физически не мог взять у Никинсона в долг ту сумму в то время, Приморский райсуд Петербурга принял решение, которое окончательно уничтожит дело убитого бизнесмена и разорит его наследников.

Бизнесмен Валерий Пшеничный погиб, напомним, ровно 2 года назад, 5 февраля 2018-го. Его нашли повешенным в камере СИЗО-4 в Санкт-Петербурге. На теле были следы пыток — резаные раны, кровоподтеки, метки от ударов электротоком и признаки изнасилования. Перед гибелью Пшеничный успел передать из камеры записку супруге:

«Никому ничего не плати».

В тюрьме он оказался по обвинению в хищении 100 миллионов рублей при выполнении гособоронзаказа. Пшеничный разработал уникальную технологию дистанционного ремонта разного рода сложных технических объектов. И по заказу Минобороны его компания «НовИТ Про» создавала компьютерную 3D-модель для техобслуживания подводных лодок проекта «Варшавянка». Общая стоимость госзаказа составляла миллиард рублей. В декабре 2017-го, когда работы были на завершающей стадии, Валерия Пшеничного обвинили в хищении. В январе 2018-го в его офисе, дома, в квартирах сотрудников прошли веерные обыски, бизнесмена арестовали. Через 3 недели он погиб в СИЗО.

Записка Пшеничного. Фото из архива

Спустя год в Приморский районный суд Петербурга поступил иск от гражданина США Марка Никинсона на сумму, эквивалентную как раз миллиарду рублей. Как уже писала «Новая», господин Никинсон живёт в американском штате Флорида, в курортном городе Бока-Ратон близ Майами. По его словам, 28 февраля 2016 года между ним (заимодавцем) и гражданином РФ Валерием Пшеничным (заёмщиком) было подписано кредитное соглашение. Согласно этому документу, Марк Никинсон передал российскому бизнесмену, которого прежде в глаза не видел, «денежные средства в размере 15 миллионов долларов США».

Марк Никинсон. Фото из архива

Вернуть долг с процентами Пшеничный обещал не позднее 28 февраля 2018-го, за опоздание больше чем на месяц полагался штраф — полмиллиона, а дальше — рост процентов и судебное разбирательство. В договор предусмотрительно добавлен пункт о том, что обязательства заёмщика распространяются на наследников.

Никинсон как в воду глядел: к 28 февраля 2018 года Валерий Пшеничный уже не мог отдавать долги.

О гибели Пшеничного долго и много писала русскоязычная пресса, а с русским языком у 65-летнего жителя Флориды всё в порядке. В 1977 году он окончил психологический факультет Ленинградского госуниверситета. Адвокат семьи Пшеничных Андрей Столбунов говорил «Новой», что общался с Никинсоном на чистейшем русском. Адвокат Роман Гацько, которого нашёл Никинсон в России, по информации «Новой», в прошлом — сотрудник полиции. Он рассказал, что его доверитель дисциплинированно ждал полгода, чтобы вдова и сын вступили в права наследства. То есть был в курсе ситуации. А потом подал иск не дома во Флориде, а в Приморский районный суд Санкт-Петербурга, по месту прописки ответчика. Видимо, большое доверие испытывал к российской судебной системе.

Пшеничный с супругой. Фото из архива

Суд долго не мог начать разбирательство. Заявление Никинсона канцелярия зарегистрировала в годовщину гибели Пшеничного, предварительное слушание состоялось через полтора месяца, но было отложено. Только в июле началось рассмотрение иска по существу. До ноября заседания одно за другим откладывались по причине «истребование доказательств». Потом сменилась судья — и в ноябре дело пошло. Новая судья Светлана Серова назначила почерковедческую экспертизу подписи должника под кредитным соглашением. Для сравнения затребовали подлинники бумаг из банка ВТБ, где Пшеничный получал пластиковую карту, и из «НовИТ Про».

Автографы Пшеничного в уголовном деле, как уже писала «Новая», очень отличаются от подписи под договором с Никинсоном. Но эксперт из ООО «Северо-западное учреждение судебных экспертиз «Де-факто» Ирина Яськая сравнивала не с ними, а с расписками Пшеничного из банка, датированными 2015-2016 годом, и с трудовым договором из «НовИТ Про» от 2008 года. Она обнаружила 13 совпадающих признаков и сделала вывод, что подписи под кредитным соглашением с Никинсоном и под векселем выполнены самим Пшеничным.

Подпись Пшеничного в протоколе допроса. Материалы дела

Подпись Пшеничного (снизу) и заверенная подпись Никинсона (сверху). Фото из архива

Род занятий бывшего советского гражданина, а ныне американца Марка Никинсона, запросто ссудившего незнакомому россиянину 15 миллионов долларов, адвокатам семьи Пшеничных установить не удалось. Но они выяснили и рассказали «Новой», что миллионер живёт не в собственном доме, а в съёмном. В 2008 году в Филадельфии он привлекался к уголовной ответственности за кражу чужого имущества

с помощью изготовления поддельных документов и присвоения чужих личных данных.

Сумма 15 миллионов долларов по курсу на начало 2016 года — это как раз стоимость госзаказа, выполненного «НовИТ Про» для Минобороны. И как раз зимой 2016-го компания начинала работу над 3D-моделью лодки. То есть можно предположить, что Пшеничный для подстраховки решил одолжить денег на весь объём работ, чтобы вернуть, когда с ним расплатится заказчик. Но всю сумму, если верить кредитным документам, Никинсон не перевёл Пшеничному на банковский счёт (иначе в распоряжении суда были бы и банковские проводки), а передал наличными. Если 100-долларовыми купюрами, то это 1500 пачек. Иначе говоря, Пшеничный лично летал в Майами, а в Россию вернулся с чемоданом денег.

Валерий Пшеничный действительно летал в США в феврале-марте 2016 года. Пограничные штампы в его паспорте мог видеть каждый, кто держал документ в руках. Сохранилась маршрутная квитанция к авиабилету, согласно которой 26 февраля 2016 года он вылетел из Пулково. Только летел он не во Флориду, а на другой конец США — в Лос-Анджелес. Есть ещё ваучер из отеля, говорящий о том, что как минимум до 1 марта Пшеничный и его супруга оставались в Калифорнии. Сохранились их фотоснимки на фоне голливудских холмов, сделанные с полудня до половины третьего 28 февраля. Слетать в Майами Пшеничный не успевал физически. Данных о том, чтобы при вылете из США и возвращении в Россию он декларировал ввоз чемодана денег, у «Новой» нет.

Заключение эксперта, назвавшей подписи под кредитным соглашением подлинными, по времени совпадает с периодом, когда обвинение в хищении денег на гособоронзаказе было «по наследству» предъявлено Денису Пшеничному. Сейчас семья убитого бизнесмена живёт за границей. Возвращаться в Россию, чтобы повторить судьбу отца, Денис не планирует. Выигранный в Приморском суде иск позволяет не только стать на 15 миллионов долларов богаче условному Марку Никинсону. Это уничтожает бизнес Пшеничных, разоряет их семью — и вынуждает вернуться из-за границы. Камера в СИЗО-4, где погиб отец, становится ближе к сыну.

Ирина Тумакова

Оригинал материала: "Новая газета"