Обнародована стенограмма прослушки руководителей московского управления СКР

Обвиняемый в крупной взятке экс-глава столичного СКР Александр Дрыманов попался в руки следователей из-за своей… плохой памяти. Опасаясь забыть пин-код от кредитной карточки, которую в качестве взятки сановнику Следственного комитета передал его заместитель Денис Никандров, Сан Саныч носил пин-код на бумажке в своей сумке. Об этом стало известно в понедельник, 25 ноября, в Мосгорсуде, во время изучения вещественных доказательств — прослушки, которую удалось установить перед очной ставкой между Никандровым и бывшим начальником Следственного управления СКР по ЦАО Алексеем Крамаренко.

Когда прокурор стал читать текстовую расшифровку прослушки, стало ясно, что главными действующими лицами в заседании будут Никандров и Крамаренко. Аудиозапись была сделана в кабинете следователя перед очной ставкой между фигурантами дела в начале 2018 года. Оба мужчины более 30 минут разговаривали шепотом. Суть разговора сводилась к тому, что Крамаренко пытался убедить Никандрова изменить свои показания и сказать, что тот намеренно себя оговорил. Напомним, что именно Никандров дал изобличающие показания на своего бывшего начальника и других высокопоставленных сотрудников Следственного комитета. Одним из главных аргументов Крамаренко было то, что Дрыманов неожиданно сам решил поехать в суд и дать показания по делу своего подопечного Михаила Максименко. По логике Крамаренко, Дрыманов пошел на такой отчаянный шаг, потому что был уверен во влиятельной поддержке.

— Смущает и радует одновременно, что Дрыманов так в атаку пошел. Он за полтора часа до начала заседания приехал. Заседание на час перенесли, они в час начали. Полтора часа общался с журналистами, — попытался аккуратно убедить Никандрова его бывший коллега.

Александр Дрыманов. Фото: Геннадий Черкасов

В приватной беседе он также пояснил, что беглый «решальщик» Дмитрий Смычковский не собирается возвращаться в Россию. Это тоже стало одним из аргументов:

— Смыч (Смычковский. — «МК») не собирается приезжать. Он кому только не носил деньги. Он у половины Следственного комитета на подсосе сидел, как оказалось… Меня настолько обрадовал Дрым (Дрыманов. — «МК»). Два с половиной часа он говорил, что все это провокация… Дрым бы не пошел в атаку, если бы все не было срежиссировано.

Чуть позже зашла речь о кредитной карточке, о которой впервые заявил сам Дрыманов, давая показания в марте 2018 года в суде в качестве свидетеля. Крамаренко постарался убедить Никандрова, что кредитная карточка не была активирована, поэтому этого эпизода ему также не стоит бояться. Однако Никандров стоял на своем:

— Да активирована! Я сам активировал… Если бы Дрым не был чудиком и не носил с собой пин-код… — сказал Никандров, пояснив, что носил карту в банк, где ему активировали карту с 9,8 тыс. евро. В то же время Дрыманов не только носил пин-код с собой, но еще умудрился установить на своем смартфоне соответствующую программу банка. Никандров во время разговора пояснил, «что знал, что Дрыманов взял деньги», поэтому дал показания.

Закончился разговор ярким выпадом Крамаренко:

— Дрым с учетом его сучного характера… он щенок, он бы никогда так вот не пошел… Не знаю, я настроен на войну, — хоть и тщетно, но попытался быть убедительным Крамаренко.

Все заседание Дрыманов сидел с каменным лицом. Несмотря на то что человек, который так нелестно отзывался о нем, делил с ним «аквариум».

После изучения прослушки адвокаты обвиняемых заявили, что провокация как раз исходила от Никандрова: якобы микрофон во время разговора был прикреплен к его одежде. Такой вывод они сделали из того, что голос Никандрова слышался отчетливее.

Чуть позже в суде дали показания охранники вотчины Крамаренко — следственного управления СКР по ЦАО. Прокурора больше всего интересовало 23 мая 2019-го — в тот день в комитет приезжали две важные фигуры: вор в законе Шакро Молодой и его правая рука Андрей Кочуйков. Как пояснил свидетель Станислав Сорокин, в тот день Шакро Молодой приехал в Следственный комитет вместе с Крамаренко. Свидетель в своих ранних показаниях подробно описал внешность вора в законе: в кепке с вывернутыми «ушами», как у персонажа из фильма «Брат» — Немца, ботинки Armani с позолотой, джинсы с потертостями, сумка типа клатч Louis Vuitton, телефон Vertu. Примечательно, что Крамаренко дал указание не вносить данные Шакро в журнал учета посетителей. По словам свидетеля, через некоторое время привезли Андрея Кочуйкова. К этому времени уже все управление стояло на ушах. Жару добавил и сам Кочуйков, который в кабинете следователя Андрея Бычкова устроил скандал:

— Я мат передавать не буду, только примерно. Он кричал, что его во все дыры пихают… он ни в чем не виновен, — сказал свидетель.

Дарья Федотова

Оригинал материала: "Московский комсомолец"