Как устроен бизнес Федеральной службы исполнения наказаний

Уголовно-исполнительная система — не только колонии и изоляторы с более чем полумиллионом заключенных. В подчинении Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) есть несколько десятков государственных предприятий с миллиардными оборотами. Совместное расследование «Новой газеты» и «Трансперенси интернешнл — Россия» показало, что зачастую единственный видимый результат создания собственных производств в системе исполнения наказаний — это повышение государственных расходов в полтора-два раза и успех коммерсантов, близких к руководству госпредприятий ФСИН.

«Продовольственные» ФГУПы, в которых работают заключенные, по идее, должны собственными силами обеспечивать их продуктами питания. Но в реальности эти госпредприятия часто становятся лишь звеном в цепочке между заказчиками (колониями или региональными управлениями ФСИН) и настоящими производителями. В этом расследовании мы расскажем о том, что делают руководители госпредприятий системы ФСИН, чтобы не попасть под действие норм антикоррупционного законодательства.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Суммы

Федеральная служба исполнения наказаний среди лидеров по освоению бюджетных средств. Последние пять лет она ежегодно получала больше 250–260 миллиардов рублей. А в этом году расходы на нее перевалили за 280 миллиардов.

(В 2015 году расходы на ФСИН составили 269,1 млрд рублей, в 2016-м — 261 млрд рублей, в 2017-м — 257,6 млрд рублей, в 2018-м — 264,5 млрд рублей, в 2019-м — 281,5 млрд рублей).

Значительная часть этих денег осваивается через ведомственные унитарные предприятия, которые по форме являются коммерческими организациями, а по факту — подразделениями ФСИН.

Как это должно работать

В начале века в службе исполнения наказаний было учреждено несколько унитарных предприятий, большей частью по производству продовольствия. По замыслу начальства, эти ФГУПы должны были, с одной стороны, обеспечивать работой осужденных, отбывающих сроки в колониях, а с другой — снабжать те же колонии вкусной и здоровой пищей по приемлемой цене.

Выглядело логично: отсутствие посредников, дешевая рабочая сила на собственных производственных мощностях, обеспеченный сбыт, а как следствие — снижение цены.

Питание в вологодской колонии для осужденных на пожизненный срок. Фото: РИА Новости

В системе исполнения наказаний было учреждено тринадцать строительных ФГУПов, три ФГУПа промышленного производства, два торговых ФГУПа и семнадцать ФГУПов пищевой промышленности. Часть этих предприятий со временем ликвидировали, часть — реорганизовали, а большинство продолжают работать.

Как это работает

Благодаря постановлению правительства России от 26 декабря 2013 года учреждения и предприятия уголовно-исполнительной системы (УИС) имеют право закупать практически всю номенклатуру продовольственных продуктов у единственного поставщика, определяя его самостоятельно.

За последние восемь лет (по нашим подсчетам) на ведомственные ФГУПы пришлось 54% всех поставок для ФСИН: это 156,4 миллиарда рублей из внутреннего товарооборота предприятий и учреждений ФСИН в 288 810 770 179 рублей.

Вечные и.о.

Руководитель унитарного предприятия, по закону, не может быть учредителем юридического лица и заниматься предпринимательством. Он обязан декларировать доходы, согласовывать сделки с заинтересованностью и соблюдать ограничения на трудоустройство родственников.

Но закон не предусматривает таких ограничений для того, кто лишь временно исполняет обязанности руководителя.

ФГУПы системы исполнения наказаний одолевает нехватка руководящих кадров. Складывается ощущение, что там годами не могут найти постоянных руководителей для своих предприятий. 84 руководителя ФГУПов в разное время трудились «исполняющими обязанности», причем иногда руководили несколькими предприятиями, которые располагались в тысячах километрах друг от друга.

Что это дает

Достоинство статуса «исполняющего обязанности» руководителя — не только в возможности обойти установленные для ФГУП ФСИН лимиты на выплату вознаграждений директорам (на и.о. такие ограничения не распространяются). Но, что гораздо важнее, — возможность забыть про запрет на участие в коммерческой деятельности и про конфликт интересов.

К примеру, ФГУПами «Вологодское», «Владимирское» и ФГУСХП «Ульяновское» с 2016 по 2018 год в статусе и.о. руководил Роман Токарев.

До 2015 года он был начальником планово-экономического отдела крупнейшего на Северо-Западе импортера мяса птицы — Группы компаний «Рубеж».

В 2015 году Токарев создал в Петербурге компанию «Агро-трейд».

А когда в том же году он стал руководителем ФГУП «Вологодское» системы ФСИН, компания «Агро-трейд» превратилась в поставщика этого госпредприятия. К концу 2016 года ФГУП закупило у «Агро-трейда» куриного мяса, банок и гофротары на 94,6 миллионов рублей.

В 2016 году Токарев стал и.о. директора ФГУП «Ульяновское». И это госпредприятие также закупило у «Агро-трейда» продукции на 34,9 миллиона рублей.

После того как Токарев покинул систему ФСИН, успех «Агро трейда» в получении тюремного госзаказа сразу закончился.

После обращения «Трансперенси Интернешнл — Россия» в региональные прокуратуры с просьбой рассмотреть вопрос о возможных нарушениях были получены ответы, что формальных оснований для применения мер прокурорского реагирования нет.

Большие деньги

Хотя подобные случаи не единичны, доходы руководителей госпредприятий системы ФСИН за счет совместительства и вечного «временного исполнения обязанностей» — далеко не самые большие деньги, которые зарабатывают в непрозрачной системе ФГУПов. Крупные схемы устроены сложнее. Колонии и изоляторы, к примеру, потребляют рыбной продукции на миллиарды рублей. Мы выяснили, кто на этом зарабатывает и как замороженная рыба по пути от производителя к потребителю вдвое вырастает в цене.

Денис Коротков

Оригинал материала: "Новая газета"