- СКАНДАЛЫ.ру - https://scandaly.ru -

Раскатали на дрова

Как уничтожают деревянные шедевры России

Уникальный храм, памятник деревянной архитектуры XVIII Успенская церковь в городе Кондопога полностью сгорел в августе 2018 года из-за поджога. Его совершил 15-летний подросток. Храм был в плачевном состоянии, требовалась реконструкция. Но пожар Успенской церкви – не единственная утрата деревянных памятников в Карелии. В целом Заонежье, где их особенно много, в последнее время превратилось в кладбище деревянного зодчества – покосившиеся, ушедшие в землю или уже рухнувшие крестьянские дома.

Это настоящие архитектурные шедевры, на реставрацию которых нет денег. На некоторые памятники федерального значения средства находят, но зачастую их восстановление приводит к полному уничтожению.

Церковь Александра Свирского в заонежской деревне Космозеро – деревянный памятник XVIII века федерального значения. Храму нужен ремонт – в церкви давно протекает крыша, в срубе – щели, через которые зимой в трапезной наметает сугробы. В мае 2019 года Северо-Западная дирекция по строительству, реконструкции и реставрации объявила конкурс на реставрацию памятника.

Такая реставрация нам не нужна!

Но жители Заонежья объявили протест: они попросили не трогать их святыню до тех пор, пока не будет восстановлен другой заонежский храм – деревянная Варваринская церковь из деревни Яндомозеро XVII века. Этот объект культурного наследия федерального значения раскатали на бревна четыре года назад – все это время церковь гниет посреди деревни Типиницы. Там ее планировали возвести после реставрации на месте сгоревшего местного храма.

– Такая реставрация нам не нужна! – заявила жительница Космозера Валентина Cукотова, возглавляющая общественную организацию «Заонежье».

Останки Варваринской церкви в Типиницах

«Гниют посреди деревни»

Варваринскую церковь разобрали по решению Министерства культуры России в 2015 году и перевезли из нежилой деревни Яндомозеро в Типиницы – для обеспечения большей сохранности после реставрационных работ. На них федеральные власти выделили более 34 миллионов рублей. С тех пор на объекте сменились два подрядчика – фирмы «Эшель» и «ПГС II», а уникальный деревянный памятник, по словам местных жителей, превратился в груду дров.

Варваринская церковь до реставрации

По словам Надежды Акимовой, возле дома которой в Типиницах лежит часть исторического материала храма, местные жители с самого начала не ожидали от этой реставрации ничего хорошего.

– Мы видели, как ее перевозили, теряя по дороге бревна, а потом их сложили на месте кладбища. Никто даже не поинтересовался у нас, есть там могилы наших близких или нет. У меня дома висят картины с Варваринской церковью и нашей типиницкой церковью, на месте которой хотели собирать храм. Я на них смотрю и не знаю, увижу ли когда-нибудь эту церковь снова. Очень тяжело на это глядеть. Нам еще весной обещали, что проведут новый конкурс на реставрацию Варваринской церкви, но прошло лето, а бревна так и лежат посреди деревни и гниют, – говорит Акимова.

Часть разобранной Варваринской церкви, Типиницы

Предприниматель из села Великая Губа Владимир Аверьянов помогал реставраторам собирать исторический материал храма, часть которого растеряли при перевозке в Типиницы, а часть оставили в Яндомозере.

– Последние остатки разобранной церкви мы перевозили с Яндомозера в конце 2018 года. На озере уже встал лед, и по дороге тракторы вязли в замерзших лужах. Мы забрали с собой нижние венцы храма, которые еще оставались в Яндомозере, и по пути собирали те бревна, которые были потеряны при перевозке сруба. Потом эти реставраторы заключили со мной договор, чтобы работать в моих мастерских, пропили там полгода, что-то собрали и увезли их в Типиницы, а часть бревен и досок так и лежит в Великой Губе, – рассказывает он.

Части разобранной Варваринской церкви, Великая Губа

Галина, его супруга, стоит на берегу Онежского озера у «останков» федерального памятника, брошенного реставраторами.

Зачем нужно было в такой спешке разбирать церковь, везти ее по распутице и терять бревна, и будет ли конец этой реставрации

– Они даже не знали, с чего начать. Все ходили-ходили и за работу не принимались. Они приехали сюда, а у них никакого мастера нет. Что-то делали тут несколько месяцев, а потом в одночасье собрали вещи и ушли, и то, что не было увезено в Типиницы, тут так и осталось. Я не знаю, зачем нужно было в такой спешке разбирать церковь, везти ее по распутице и терять бревна, и будет ли конец этой реставрации. Да, состояние церкви было уже плохое, но она еще стояла, к ней можно было подойти, посмотреть, посокрушаться, что она дожила до такого состояния, а так она валяется никому не нужная.

Новоделы против памятников

По оценке руководителя Управления по охране объектов культурного наследия Карелии Юлии Алиповой, Варваринская церковь сейчас самый проблемный памятник деревянного зодчества в республике. Но привлечь виновных в этом к уголовной ответственности республиканские власти не смогли – ведомство обращалось в МВД с просьбой провести проверку в отношении недобросовестного подрядчика, но полиция не нашла состава преступления. Фирму «ПГС II» лишь оштрафовали на 50 тысяч рублей за невыполнение работ в срок.

Юлия Алипова

Реставратор высшей категории Виталий Скопин, возглавляющий архитектурно-реставрационный центр «Заонежье», считает, что указать пальцем на конкретного человека, виновного в ситуации с Варваринской церковью, невозможно. В целом в отрасли реставраторов возник профессиональный вакуум, поясняет он: те, кто занимался реставрацией деревянных памятников, ушли из профессии, а те, кто еще хочет этим заниматься, вынуждены работать на субподрядах у больших фирм, потому что сами участвовать в конкурсах не могут.

Виталий Скопин

– Современное российское законодательство очень сильно страхует объекты культурного наследия в процессе реставрации, в том числе в виде обеспечения контрактов. Это обеспечение таково, что получить банковскую гарантию могут лишь фирмы с достаточным оборотным капиталом. Например, моя компания с оборотом в 20 миллионов рублей в год не сможет ни в одном банке получить гарантии, чтобы заявиться на конкурс по реставрации Варваринской церкви. Поэтому моей компании участвовать в этом конкурсе было практически невозможно, – говорит Скопин.

Другая серьезная проблема – сметные нормы, которые разрабатывались еще в 1980-е годы. Последняя индексация этих норм была в 2012 году, но цены на материалы за это время сильно выросли.

Части Варваринской церкви, Типиницы

– За последние семь лет стоимость круглых лесоматериалов выросла вдвое, а то и больше. Грузоперевозки тоже подорожали вдвое. И если в строительной сфере индексация проводится каждый квартал, то реставраторам приходится работать по сметным нормам семилетней давности. Это тоже причина, почему профессионалы предпочитают заниматься новоделами, а не памятниками. В результате на рынок реставрации стали приходить фирмы, которые никогда прежде не занимались реставрацией памятников деревянного зодчества. Они выигрывали конкурсы, но в большинстве случаев не могли выполнить работу. В итоге получается, что нет ни достаточного финансирования на реставрацию памятников, ни специалистов, которые могут ей заниматься, – констатирует Скопин.

«Можно раскатать все памятники»

Судьба Варваринской церкви заставила жителей Заонежья встать на защиту другого федерального памятника, к реставрации которого Минкультуры России планировало приступить в 2019 году, – деревянной церкви Александра Свирского в деревне Космозеро. Ее уже реставрировали в 2004–2005 годах, но качество работ оказалось таким, что вскоре потребовался новый ремонт.

– Весной 2006 года я пришла в церковь и увидела, как плавают деньги, которые местные жители по традиции оставляют на алтаре. Потом мы насчитали в храме 16 протечек, в церкви поселились птицы, стены загажены пометом с потолка до пола, – вспоминает руководитель общественной организации «Заонежье» Валентина Сукотова.

Валентина Сукотова в церкви Александра Свирского, Космозеро

Деньги выделят только на первый этап реставрации, то есть на то, чтобы раскатать нашу церковь на бревна

В 2009 году памятник обследовали специалисты министерства культуры Карелии и пришли к печальным выводам: “В период обильного выпадения осадков (осень, весна) наблюдаются сильные протечки, вода стекает по бревнам сруба внутрь помещений храма. На фронтонах через продухи обеспечивается постоянное проветривание подкровельного пространства. Однако подкровельное пространство засорено пометом. Общее состояние подкровельных конструкций удовлетворительное. Требуется проведение ремонтных работ с целью устранения протечек».

Но денег на ремонт республиканские власти найти не смогли. Они появились только в 2019 году, но после истории с разборкой Варваринской церкви жители Космозера рисковать своей святыней не захотели.

– Оказалось, что деньги предполагается выделить только на первый этап реставрации, то есть на то, чтобы раскатать нашу церковь на бревна. Но нам такая реставрация не нужна. Мы считаем, что если у нас есть объект культурного наследия, который находится в тяжелом состоянии, – Варваринская церковь, то нам нужно закончить его. Когда мы увидим, что памятник восстановлен, можно начинать реставрацию другого. Иначе можно раскатать все церкви, все памятники, а что мы получим в итоге? – спрашивает Сукотова.

Сроки реставрации – нереальные

Управление по охране объектов культурного наследия Карелии обратилось в Северо-Западную дирекцию по строительству, реконструкции и реставрации с просьбой отменить назначенный конкурс. Однако отменять конкурс на церковь Александра Свирского не стали. Он не состоялся по другой причине: желающих реставрировать деревянный храм в Космозере просто не нашлось, на конкурс никто не подал заявки.

Не было желающих и на новый конкурс по реставрации многострадальной Варваринской церкви: на него заявилась единственная компания из Санкт-Петербурга «Анфилада», но из-за отсутствия конкурентов и этот конкурс признали несостоявшимся. Тем не менее Северо-Западная дирекция заключила с компанией «Анфилада», как с единственным участником конкурса, госконтракт почти на 60 миллионов рублей.

Там были уникальные тесаные потолки в алтарной части, и недавно я их обнаружил в Великой Губе – они сохранились

По словам руководителя дирекции Николая Циганова, спасение Варваринской церкви – один из важнейших проектов для федерального учреждения. Реставрировать деревянный храм планируется в Петрозаводске – в отапливаемом ангаре, где специалисты смогут заниматься восстановлением сохранившихся бревен и воссозданием утерянных конструкций. В ангаре предполагается собрать сруб, чтобы оценить геометрию строения и подогнать бревна, после чего восстановленный памятник будет разобран, вывезен в Типиницы и собран заново. В Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации рассчитывают завершить все работы осенью 2020 года.

По оценке реставратора Виталия Скопина, в Варваринской церкви удастся сохранить около 40 процентов исторического материала, и это позволит ей остаться в реестре объектов культурного наследия федерального значения.

– Я этот памятник хорошо знаю, показывал его многим коллегам. Это был мой любимый деревянный храм в Карелии после Кондопожской церкви. Там были уникальные тесаные потолки в алтарной части, и недавно я их обнаружил в Великой Губе – они сохранились. А вообще, если говорить о том, сколько исторического материала было утеряно при перевозке разобранного храма из Яндомозера, то, по данным архитектора-реставратора Александры Антиповой, осуществляющей авторский надзор за этим объектом, существенная часть материала все-таки доехала до Типиниц и Великой Губы. Она в мае, пока была невысокая трава, ногами прошла вместе с коллегой до Яндомозера и осмотрела все предполагаемые точки, где могло быть что-то оставлено. В результате нашла косяки одного из окон. Другое дело – в каком состоянии находится то, что доехало, – говорит Скопин.

Установленные сроки реставрации – совершенно нереальные для такого сложного объекта, как Варваринская церковь, считает он. Подрядчик рискует в них не уложиться, а спешка в реставрационных работах может причинить еще больший ущерб уникальному памятнику.

Памятник деревянной архитектуры в Заонежье

И Варваринская церковь из Яндомозера, и деревянный храм в Космозере – это объекты культурного наследия федерального значения, средства на реставрацию которых были выделены из бюджета страны. В карельской казне денег на эти цели почти нет, и не удивительно, что многие памятники деревянной архитектуры регионального значения разваливаются на глазах.

Руководитель Управления по охране объектов культурного наследия Карелии Юлия Алипова считает, что спасти все памятники деревянного зодчества республика не в состоянии.

Дом-памятник архитектуры в Заонежье

– Даже если нам выделят достаточно средств, у нас не будет организаций, способных выполнить реставрацию, и мы утратим эти памятники в процессе проведения неграмотной реставрации, – говорит Алипова. – Нам надо быть честными самим с собой и признать, что стопроцентно сохранить памятники деревянного зодчества нам не удастся. Надо определять какие-то локальные территории, на которых возможно путем приложения всеобщих усилий решать вопросы их пространственного развития, потому что нет смысла выделять средства на реставрацию памятника и понимать, что к нему не будет дороги, не будет структуры, которая способна обслуживать систему пожаротушения в деревянном храме.

Валерий Поташов

Оригинал материала: "Радио Свобода"