Кто и сколько заработал на слиянии страховых активов ВТБ и «Согаза»

Слияние страховых активов ВТБ и «Согаза» позволило дочери миллиардера Тимченко получить 55 млрд рублей в оплату своих акций страховщика «Газпрома». Сделка также обогатила на сотни миллионов долларов и других акционеров «Согаза», в том числе миллиардера Юрия Ковальчука, двоюродного племянника президента Михаила Шеломова, бывшего помощника Игоря Сечина.

В октябре 2018 года страховая компания «Согаз» и банк ВТБ закрыли сделку по продаже 100% компании «ВТБ Страхование». В результате появилась крупнейшая страховая компания России, работающая под единым брендом «Согаз».

«ВТБ Страхование» обошлось «Согазу» в 70,4 млрд рублей, часть этой суммы была оплачена акциями «Согаза» — ВТБ получил 10% в компании и место в совете директоров, а также денежную компенсацию, которая изначально составляла 14,6 млрд рублей, но позднее была уменьшена на 3,6 млрд рублей. На ту же сумму была увеличена стоимость акций «Согаза», говорится в отчетности ВТБ.

Справедливую стоимость 10% акций «Согаза», которые получил ВТБ, оценили, как следует из отчетности «Согаза» за 2018 год, в 56,024 млрд рублей, по версии отчетности ВТБ, в 55,8 млрд рублей. Для дальнейших расчетов мы использовали оценку, приведенную в документе ВТБ. Таким образом, весь «Согаз» стороны оценили как минимум в 558 млрд рублей (с учетом корректировок после закрытия сделки — 594 млрд рублей).

В чьих интересах сделка?

«Согаз», созданный как внутренний страховщик для компаний группы «Газпром», в 2004 году перешел под контроль петербургского банка «Россия» и связанных с ним лиц. В числе совладельцев банка «Россия» — миллиардер Юрий Ковальчук F 74, бизнесмен Николай Шамалов (по информации Bloomberg и Reuters, его сын был женат на дочери президента Владимира Путина), музыкант Сергей Ролдугин (близкий друг Владимира Путина), миллиардер Геннадий Тимченко F 5 (ещё один друг Владимира Путина) и Михаил Шеломов (двоюродный племянник Владимира Путина).

На конец 2013 года банку «Россия» опосредованно принадлежалконтрольный пакет акций «Согаза», но после введения санкций США и Евросоюза в 2014 году структура акционеров «Согаза» изменилась. Крупнейший акционер — ООО «Аквила» (среди его бенефициаров Юрий и Татьяна Ковальчуки), «СГ-инвест» Антона Устинова — председателя правления «Согаза» и бывшего помощника Сечина, «Газпром газораспределение», ООО «Акцепт» Михаила Шеломова, ООО «Кордекс» (полный список акционеров здесь).

Кто и сколько заработал на сделке?

Юрий и Татьяна Ковальчуки. Компания «Аквила» владеет 32,3% «Согаза», а Ковальчуку вместе с супругой опосредованно принадлежат 49,9% «Аквилы» (через компанию «Большой дом 9»).

Юрий Ковальчук

Остальные акции в «Большом доме 9», а значит и доля в «Аквиле», — у членов совета директоров и топ-менеджера банка «Россия», но источник Forbes называет их номинальными акционерами. Исходя из сделки ВТБ и «Согаза» пакет акций страховой компании, подконтрольный Ковальчуку и его жене, стоит как минимум 89,9 млрд рублей (или $1,35 млрд по текущему курсу). И эта стоимость одного актива больше всего состояния банкира, которое Forbes в начале года оценил в $1,3 млрд. Тогда Ковальчук занял 74-е место в рейтинге богатейших бизнесменов.

Михаил Шеломов. Его компании «Акцепт» принадлежит 12,47% акций «Согаза». О Шеломове стало известно в 2008 году после публикации газеты «Ведомости». Все та же компания «Акцепт» тогда появилась в числе акционеров банка «Россия». Дмитрий Песков сообщил газете, что «Михаил Шеломов действительно дальний родственник Владимира Путина, сын его двоюродной сестры». В публикации консорциума журналистов OCCRP утверждается, что Шеломов «последние десять лет работает «ведущим специалистом» в петербургском филиале госкомпании «Совкомфлот», занимающейся транспортировкой нефти и нефтепродуктов». В беседе с «Новой газетой» Шеломов заявлял, «что «Акцепт», «можно сказать», его личный проект», а на вопрос, действительно ли все это его собственность, он отвечал своим вопросом: «Вам это очень интересно знать?» Сейчас под контролем Шеломова находятся 7,98% банка «Россия». Но как показала сделка с ВТБ, «Согаз» куда более ценный актив. Исходя из этой сделки, стоимость подконтрольных ему 12,47% акций страховой компании составляет как минимум 69,6 млрд рублей (или $1,05 млрд).

Ксения Франк. Миллиардер Геннадий Тимченко стал совладельцем «Согаза» в 2009 году вместе с неназванными партнерами, а в 2012 году он выкупил их доли. После введения санкций США Тимченко продал компанию «Кордекс» (ей принадлежало 12,5% акций «Согаза»). В 2016 году из публикации«Новой газеты» стало известно, что контроль над «Кордексом» перешел к дочери Тимченко – Ксении Франк.

Ксения Франк

Именно пакет акций «Кордекса» стал основой для сделки ВТБ и «Согаза». Сначала «Согаз» выкупил «Кордекс» с принадлежащими ему 10% акций страховщика за 54,99 млрд рублей (следует из отчетности «Согаза»), а затем контроль над «Кордексом» перешел к ВТБ. Еще 2,5% акций «Кордекса», судя по его отчетности, продал за 1,39 млрд рублей. Несмотря на продажу части пакета по низкой цене, Ксения Франк неплохо заработала на всей сделке. В результате продажи она получила 54,99 и 1,39 млрд рублей, еще 1,62 млрд рублей компания «РСК-Инвест» (через которую Франк владела «Кордексом», в 2019 году ликвидирована) выплатила дивидендами в 2018 году. Чистый доход Ксении Франк за вычетом долга «РСК-Инвест» в 21,4 млрд рублей, погашенного в 2018 году, можно оценить в 36,5 млрд рублей (более $500 млн).

Владимир Колбин. Кому «Кордекс» продала 2,5% акций «Согаза» не сообщалось, но среди акционеров «Согаза» с долей 2,5% есть компания «Спектр», принадлежащая Владимиру Колбину. Источник газеты «Ведомости» называет его сыном бизнесмена Петра Колбина, бывшего совладельца нефтетрейдера Gunvor. В интервью Forbes Геннадий Тимченко рассказывал, что Петр Колбин — его давний товарищ «со времен детства»; в расследовании телеканала «Дождь» утверждалось, что Колбин – друг детства Владимира Путина, правда, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков это не подтверждал. В любом случае 2,5% акций «Согаза» оцениваются в 13,95 млрд рублей. А судя по отчетности «Кордекса» за 2018 год, достались они Владимиру Колбину за сумму в 10 раз меньшую – 1,39 млрд рублей.

Антон Устинов. В 2017 году «Газпром» и его дочерние предприятия снизили свою долю в «Согазе» с 40,2% до 21,2%. Новым акционером страховой компании стало ООО «СГ-Инвест» с долей 16,54%. Сейчас этот пакет принадлежит одноименному АО «СГ-Инвест».

Антон Устинов

Владельцами «СГ-Инвест» являются нынешние и бывшие члены правления «Согаза». Крупнейшая доля (40%) у председателя правления «Согаза» Антона Устинова, которого ТАСС называет племянником бывшего генпрокурора России Владимира Устинова. Однако сам «Согаз» ранее опровергалинформацию о таком родстве. Устинов – бывший помощник Игоря Сечина и бывший советник президента Владимира Путина. Если соотнести стоимость пакета «Согаза», принадлежащего «СГ-Инвест» (92,3 млрд рублей), с долгом этой компании 15,3 млрд рублей на конец 2018 года, то стоимость доли Антона Устинова можно оценить в 30,8 млрд рублей ($460 млн).

Forbes в пятницу обратился за комментариями в ВТБ, «Согаз». Представитель Геннадия Тимченко перенаправил корреспондента Forbes к предствителю Ксении Франк. Ее представитель не смог на момент публикации предоставить комментарий. Forbes продолжает ожидать комментарии ВТБ и «Согаза».

Что не так со сделкой?

Страховые компании оцениваются с коэффициентом к собранным премиям. Обычно стоимость лежит в диапазоне от 0,7 до 1 к премиям, говорит аналитик Antero Group Аркадий Абрамов.

В 2018 году страховые премии группы «Согаз» составили 224,9 млрд рублей. В отчетности по МСФО указано, что вклад «ВТБ Страхование» в общую сумму премий с даты приобретения равнялся 35,2 млрд рублей. То есть «Согаз» без «ВТБ Страхования» собрал 189,8 млрд рублей. Таким образом, «Согаз» бы оценен в 594 млрд рублей с коэффициентом 3,1 к премиям.

«ВТБ Страхование» для этой же сделки было оценено значительно дешевле в терминах коэффициентов. Страховые премии «ВТБ Страхование» за весь 2018 год – 103,6 млрд рублей. Компания для сделки была оценена в 70,4 млрд рублей, то есть коэффициент к премии составил 0,68.

При этом обе компании зарабатывают сравнимую прибыль: по итогам 2017 года у «Согаза» — 30,6 млрд рублей, у «ВТБ Страхование» — 19,9 млрд рублей.

Впрочем, директор группы рейтингов финансовых институтов НКР Евгений Шарапов считает, что в случае со сделкой «Согаза» и «ВТБ Страхования» применение мультипликатора в лоб вряд ли возможно: одна из компаний — явный лидер всего рынка, а другая при продажах ориентирована в значительной степени на сетку банка ВТБ. «Поэтому в каком-то смысле эти компании не имеют сопоставимых конкурентов на российском страховом рынке, по которым известны исторические мультипликаторы, — объясняет Шарапов. — Плюс в сделку вошло много параметров, которые не описываются мультипликатором. Например, мы заметили, что в «ВТБ Страхование» после сделки резко изменила стратегию по выплате комиссионного вознаграждения». Если в 1 кв. 2018 года ее величина составляла около 16%, то по итогам 1 кв. 2019 уже более 60%. «В таких случаях для корректной работы мультипликатора страховые премии необходимо очищать от экстракомиссий», — объясняет эксперт.

Игорь Терентьев, Елена Тофанюк

Оригинал материала: "Форбс"