Основную часть несанкционированной акции возле мэрии составили журналисты, блогеры и молодежь, пришедшая ради хайпа и красивых фото

В Москве, похоже, закончилась несанкционированная акция возле мэрии Москвы. Оппозиция говорит о “самой крупной несанкционированной акции” с начала 90-х годов, но они явным образом дают неверную информацию.. Количество пришедших на Тверскую улицу составило чуть более трех тысяч человек — в 4  раза меньше, чем пришло на разрешенный митинг на проспекте Сахарова неделю назад.

Количество задержанных, по данным анонимных телеграмм-каналов, составляет чуть более 500 человек, официальные данные отличаются не принципиально.

Организаторы несанкционированного митинга благополучно избежали риска получить дубинкой по голове — их всех задержали превентивно. С одной стороны, полиция действовала логично, желая убрать с улицы провокаторов. С другой стороны, получается не очень справедливо — максимум, что грозит большинству организаторов — это арест на 30 суток, как Алексею Навальному. Дмитрий Гудков, впрочем, опасается уголовного дела — для него это уже третье нарушение правил проведения массовых мероприятий.

К счастью, обошлось без жертв и серьёзно пострадавших с обеих сторон — информация о “забитом менте” не подтвердилась. Хотя некоторые протестующие вели себя довольно агрессивно, что видно на опубликованных видеозаписях. Тем не менее, сильнее всех пока что пострадал задержанный до начала акции активист Константин Коновалов, у которого сломана нога. Коновалов утверждает, что совершал утреннюю пробежку, а полицейские решили, что он убегает от их коллег, поэтому на бегу повалили его на землю. Остальные “жертвы полицейского произвола” отделалиль “заломленной рукой” и “разбитым носом”.

При этом “мирные протестующие” швырялись в полицию бутылками и камнями — так что повод действовать жестко у правоохранителей был. Но несмотря на это, количество пострадавших и их травмы свидетельствуют о том, что все разговоры о “зверствах” являются банальной ложью.

В целом по итогам митинга можно говорить, что правоохранительные органы даже несколько перестраховались. Мобилизованных в центр Москвы бойцов хватило бы для наведения порядка на куда более массовом мероприятия. “Хозяевами улицами” несистемным оппозиционерам ощутить себя не дали. Ни о каком повторе протестов в Гонконге или акций “желтых жилетов” в Париже говорить не приходится. Не говоря уж о многотысячных митингах времен развала СССР, когда на Тверскую (тогда — улицу Горького) выходили сотни тысяч человек.

Можно однозначно сказать, что выучка московских правоохранительных органов совершила большой шаг вперёд даже со времён “болотных” протестов. Они научились работать практически в прямом эфире, не поддаваться на явные провокации, соизмерять уровень угрозы с жесткостью поведения бойцов.

В результате две плачущие пенсионерки, которые не поняли, где они оказались, и свадебный микроавтобус, которому не дали высадить пассажиров перед мэрией — вот два самых ярких эпизода несостоявшейся революции.

Ни о какой массовости протеста говорить невозможно даже при очень хорошем отношении к несистемной оппозиции. Из трех с половиной тысяч участников не менее 700 были журналисты и блогеры, пришедшие за “картинкой”, пару тысяч составляла молодежь, пришедшая ради хайпа и тех же самых красивых фоточек. Число реальных активистов, готовых к протесту — несколько сотен человек.

Скорее всего, эти несколько сотен и подписывались за Соболь, Яшина, Гудкова и прочих кандидатов, не сумевших пройти подписной фильтр. Оппозиция надеялась, что акция у мэрии вынудит Мосгоризбирком зарегистрировать всех кандидатов без разбора, но добилась ровно противоположного — похоронила свои шансы на участие в выборах в этом году.

Революция отменяется. Расходитесь по домам.