Организаторы протестной акции поставили сцену возле Садового кольца с проходами для вип-гостей и рядовых участников, из-за чего образовались очереди, а также дали выступающим со сцены заявлять о «зверствах полиции»

Очередной митинг на проспекте Сахарова был посвящен проблемам, которые возникли у значительной части кандидатов из “списка Навального”. То есть объединительной идеей было “нам не дали”. Обычно на митингах в этой локации входы делают с двух сторон — возле Комсомольской площади и возле Садового кольца, чтобы не было больших очередей на входе, а сцена стоит посередине.

Но в этот раз организаторы решили по-другому: сцена стояла возле Садового, и там проходили журналисты и вип-гости. А простые участники митинга шли через рамки у Комсомольской и, разумеется, стояли в очереди, что давало выступающим со сцены заявлять о “зверствах полиции”, при том, что число рамок и их расположение определяет не полиция, а организаторы.

Сразу после входа раздавали таблички “Не врите нам!” Однако врать со сцены начали с первых минут митинга: “Очередь у рамок составляет сотни метров”, — кричал кто-то из организаторов. Очередь на самом деле была, но она составляла несколько десятков метров. Видимо, с подписями произошло так же — вместо требуемых тысяч были собраны сотни, после чего в дело вступили “фабрики” рисовальщиков.

Главным лозунгом было “Долой “Единую Россию!”, при том, что ни одного кандидата от этой партии в выборах в Мосгордуму не участвует. Однако каждый выходящий на сцену начинал с дежурного вопроса: “Вы ненавидите “Единую Россию”?

Поначалу выступали молодые кандидаты, чей возраст явно выдавали звучавшие со сцены заявления: “Я пришел сюда с мамой”, — поделился зюзинский муниципальный депутат Янкаускас. Ему оставалось добавить, что поел и в шапке.

Потом пришел черед публики посерьезнее. Выступил Дмитрий Гудков, который на выборы пришел с папой – его отец выдвигался на другом округе. От московских проблем он быстро перешел к ситуации в Ликино-Дулево, где активисты протестуют против мусорного полигона. Видимо, Гудков взял подряд на освещение ситуации, иначе сложно понять, зачем московской публике постоянно слушать про этот отдаленный подмосковный городок.

Голодающая Любовь Соболь вышла на сцену под ручку коллегой по ФБК Иваном Ждановым и попыталась изобразить голос ослабевшего без еды человека. Но быстро поняв, что так её никто не слышит, перешла на свой традиционный крик.

Главной “звездой” митинга стал, разумеется, сам Алексей Навальный, все предыдущие выступления должны были “разогреть” толпу.

  • Поднимите руки, кто прожил всю жизнь при Путине, — обратился к публике Навальный. Большинство послушно подняло руки.

Этим, кстати, митинг отличался от большинства политических мероприятий — людей среднего возраста было явное меньшинство. В основном молодежь лет 20 и те, кого принято называть “демшизой” — экзальтированные женщины за 60.

  • По “Эху Москвы” сказали, что нас 10 тысяч! Ура, Наташа, ура! — кричала в телефон одна из подобных женщин, не слушая, что там говорят со сцены.

Навальный тем временем продолжал:

  • Они испугались нас и отпустили Ивана Голунова! Давайте снова их напугаем! Если не зарегистрируют наших кандидатов, мы выйдем к мэрии Москвы и будет стоять там, пока не зарегистрируют! Вы готовы сесть на 15 суток за свободную Россию?

Участники митинга переглядывались. Садиться ни на 15, ни на любое другое суток они явно не хотели.

После Навального еще выступал Яшин и другие ораторы, но большинство участников потянулись к выходу сразу после выступления главной “звезды шоу”. При этом некоторые выходящие тут же переходили в очередь на вход для того, чтобы их посчитали активисты организации “Белый счётчик” и митинг выглядел бы более многочисленным. Сколько бы таких “добровольных помощников”, сказать сложно, но явно больше тысячи.

Помимо табличек  лозунгами всем входящим выдавали свистки, при помощи которых попросили в конце митинга освистать мэра Москвы Сергея Собянина. Как подсчитал журналист Антон Красовский, общая стоимость реквизита составила 300 тысяч рублей. “Столько стоит недельный курс школы молодого врача фонда СПИД.ЦЕНТР. 20 врачей со всей страны неделю живут, жрут и учатся в Москве. 300 тысяч на 10 секундную картинку. Хорошо”, — иронизирует Красовский.

Митинг завершился, но вряд ли хоть один человек с юридическим образованием, включая Навального и Соболь сможет ответить, каким образом теперь избирательные комиссии должны пересматривать вынесенные ими решения? Единственной инстанцией, которая может потребовать пересчета подписей, является суд.

Поскольку кандидаты-неудачники отлично понимают, что в суде им ничего не светит, то остаются митинги.

Навальный в следующую субботу, скорее всего, отправится под очередной арест, если, конечно, не уедет внезапно на отдых за границу. Представить, что к мэрии Москвы по его призыву выйдут хотя бы несколько сотен человек, довольно сложно.

Потусоваться на разрешенным митинге — это одно. А отправляться в тюрьму — совсем другое.