Семья укравшей из банка миллионы кассирши Луизы Хайруллиной скрывалась на природе, затем меняла по нескольку раз в неделю съемные квартиры

Укравшая из банка миллионы кассирша Хайруллина какое-то время скрывалась с семьей в палатке на берегу реки. Потом она, муж и дети разделились на две группы — так и добрались до Казани, где Луизу Хайруллину задержали. Об этом нам рассказал Азамат Галин, который предоставил кассирше адвокатов. В история «башкирских Бонни и Клайда» — неожиданный поворот. Муж кассира Луизы Хайруллиной, которая в конце мая украла из салаватского банка 23 миллиона рублей, признался, что проиграл все эти деньги в азартных играх. Чтобы жена не оказалась за решеткой, и дети не остались без матери, он намерен выступить на телевидении, на ток-шоу, и попросить у россиян помощи собрать деньги, чтобы вернуть их банку.

Общественнику и политологу Азамату Галину, который предоставил Луизе Хайруллиной адвокатов, удалось встретиться и поговорить с Маратом Хайруллиным, перед тем, как он отправился в столицу.

— Вечером 8 июля мы встретились с Маратом Хайруллиным, — рассказывает Азамат Галин. – Я ему сразу сказал: «Верни деньги в банк». Он в ответ: «Денег нет». И рассказал, что все они спущены на брокерских операциях. Потом поведал, что жена, якобы, вытаскивала из кассы банка деньги в течение двух лет. В это, конечно, мало верится. Есть же такое понятие, как вечерняя инкассация. Часть денег сразу же заправляется в банкоматы. Все отслеживается. Но Хайруллин уверял, что жене удавалось обходить все препоны. По его словам, она сама себя контролировала.

Фото: Соцсети

— Что Марат Хайруллин рассказывал, где больше месяца скрывалась семья?

— Они далеко не уезжали. Жили в палатке, как туристы, где -то под Салаватом на берегу реки. Когда кончились продукты, вернулись на своей белой машине в город, домой. Оставили «Рено Дастер» в гараже у отца Луизы. После этого разделились, и по двое поехали в Казань, где летом традиционно бывает много туристов. В столице Татарстана снимали квартиру на один-два дня, и переезжали на новое место. Документы хозяевам не предоставляли.

— Что Марат Хайруллин говорит, в чем они прокололись, кто их сдал?

— Они этого не знают. Никто из них никуда не звонил. По всей видимости, это заслуга ФСБ. Марат Хайруллин продолжал играть на бирже. Вполне возможно, что там его и отследили. А потом вышли на семью.

— Как будет строиться защита Луизы Хайруллиной? Она – жертва?

— Адвокаты пока этого не комментируют. Что касается Марата Хайруллина, то это его позиция. Луиза Хайруллина молчит. А, может быть, он обманывает, мы же этого точно не знаем.

Между тем в соцсетях откровения Марата Хайруллина о проигрыше столь крупной суммы, восприняли весьма скептически. Большинство пользователей уверены, что Хайруллины спрятали деньги, а теперь «ломают комедию». И не мешало бы обоих, а также их родственников, проверить на полиграфе. Самому же Марату желают не собрать необходимую сумму, а «оказаться на нарах».

Об игромании и игроках, которые втягивают близких людей в свою искаженную реальность, формируя круг созависимости, мы поговорили с клиническим психологом, писателем, телеведущим Михаилом Хорсом.

— Игромания – это ведь отнюдь не «плохое поведение», которое можно исправить нотациями, а болезнь?

— Да, там существуют все признаки наркотической зависимости, и главное – страдание, болезненное состояние, когда человек не может играть, ему не на что. Тогда он, как героиновый наркоман, чувствует себя очень неуютно, не может ничем заняться. У него зацикленный тип мышления. Он постоянно к этому возвращается, ищет возможности что-то украсть, чтобы продать и купить свой наркотик – игру, игровое возбуждение. При этом перевозбуждаются определенные центры в головном мозге, отвечающие за удовольствие. Это приводит к тому, что вырабатываются в большом количестве серотонины и эндорфины. А без «наркотика» происходит ломка.

— Игроманы осознают, что больны?

— Большинство игроманов не понимают, что это болезненное состояние — так же, как и их близкие. И называют это собственным выбором: «Я хочу играть!» «Я хочу отыграться». А на самом деле — нет, они уходят в игру от болезненного состояния, которое рождено не какими-то жизненными обстоятельствами, а игрой.

— Если Луиза Хайруллина надолго сядет, можно ли дочерей оставлять с таким папой? Игромания лечится?

— Игроманию вылечить нельзя. Это зависимость неизлечимая, как например, диабет, болезнь всегда остается с человеком. Но лечить ее можно. Если человек соблюдает определенные правила психологической, психической гигиены, ходит к психотерапевту, посещает группы таких же анонимных игроманов, то есть занимается этой болезнью, тогда он может находиться на стадии ремиссии, прожить так всю жизнь. Но как только он начинает думать, что вылечился, и перестает лечиться, он рано или поздно снова уходит в игровой запой, происходит все точно также, как у алкоголиков или наркоманов.

— От игроманов ведь страдают их близкие. Например, Луйзы Хайруллину все характеризуют только с положительной стороны. 12 лет она проработала в банковской сфере. За это время к ней не было никаких нареканий. И вдруг она решилась на кражу…

— Это обычная история. Она вытащила из кассы 23 миллиона рублей и сама дала ему эти деньги. У моих клиентов мамы продают последнюю шубу, чтобы дать ребенку деньги, надеясь, что он отыграется и на этом поставит точку. Так происходит, потому что общество не считает игроманию болезнью.

В ситуации с Луизой Хайруллиной я думаю, что она отдала деньги мужу, чтобы он вернул долги, а не для того, чтобы он играл. Но это все равно что наркоману дать в руки наркотик. Нельзя этого делать ни в коем случае.

— Где можно было такую сумму проиграть?

— Делая ставки. Раньше были игровые клубы, сейчас полно букмекерских контор. Это легальный бизнес. Плюс ко всему есть еще и подпольные казино. И везде, чем больше ставку делаешь, тем больше в случае неудаче проигрываешь.

— Марат Хайруллин намерен обратиться к широкой аудитории, чтобы ему помогли собрать деньги для возврата их в банк. Как думаете, ему это удастся?

— Наверное, такие люди найдутся, переведут какую-то сумму. Но мое мнение как психолога: если общество будет поощрять такие вещи, оно будет разлагаться. Вор должен сидеть в тюрьме. Не важно, чем он руководствовался, совершая кражу.

Светлана Самоделова

Оригинал материала: "Московский комсомолец"