Как распалась империя друга Собянина, подозреваемого Сбербанком в двойной бухгалтерии

Основатель группы New Stream Дмитрий Мазуров 14 лет строил крупнейший в России независимый нефтеперерабатывающий завод. Предприятие обошлось ему и его влиятельным партнерам в более $3 млрд. Но весной 2019 года Антипинский НПЗ остановился и объявил себя банкротом. Forbes выяснял, почему амбициозный проект потерпел фиаско.

 

Мазутный поток

В конце марта 2008 года Дмитрия Мазурова разбудил звонок. На том конце провода был юрист, который с 8 утра находился в регистрационной палате швейцарского Цуга. Компании, которую он оформлял для Мазурова, требовалось название. Спросонья Мазуров вспомнил вчерашний выпуск новостей, в котором говорилось о газопроводе Nord Stream. Недолго думая, Мазуров предложил назвать новую компанию New Stream («Новый поток»).

С Nord Stream новоиспеченную New Stream Advancement AG объединяло не только название. В совет директоров обеих компаний входит швейцарский юрист Урс Хаусхеер. Это не единственный именитый юрист среди партнеров Мазурова. С 2008 года в совет директоров New Stream Advancement входит основатель адвокатского бюро «Егоров, Афанасьев, Пугинский и партнеры» Николай Егоров. Широкой публике он известен как однокурсник Владимира Путина.

Дмитрий Мазуров на Антипинском нефтеперерабатывающем заводе. Фото Сергея Медведева / ТАСС

Егорова позвал в бизнес Мазурова другой его влиятельный партнер Владимир Калашников, давний знакомый столичного мэра Сергея Собянина. Именно он возглавлял Тюменскую область, когда в 2004 году Мазуров затеял под Тюменью стройку Антипинского НПЗ.

Изначально флагманский актив New Stream задумывался как классический «самовар» — небольшой НПЗ, поставлявший мазут на экспорт. Это примитивный бизнес, который существовал за счет того, что экспортная пошлина на сырую нефть была выше, чем на мазут, рассказывает один из нефтяников: «Нужно было лишь положить разницу в карман». Маржа составляла $100 с тонны мазута.

Но в 2010 году власти провозгласили курс на глубокую переработку и увеличение пошлин на мазут. Антипинскому НПЗ это сулило колоссальные убытки. К тому времени он хоть и перерабатывал 2,5 млн т в год, но оставался «самоваром». Мазуров немедленно озадачился модернизацией завода.

Долговая пирамида

7 октября 2016 года на Антипинском НПЗ с размахом отмечали 10-летие с запуска завода. На торжество прибыла вся тюменская политическая элита во главе с губернатором и бывшим замом Собянина Владимиром Якушевым. Из крупных бизнесменов приехать смог только глава Сибура Дмитрий Конов. Остальные нефтяники улетели в Москву на совещание к вице-премьеру Аркадию Дворковичу.

Мазуров и Калашников вместе с Якушевым перерезали красную ленту, символизировавшую пуск установки глубокой переработки мазута. Благодаря ей НПЗ увеличил глубину переработки до 98% и избавился от мазута. К этому времени New Stream обзавелся собственными нефтяными месторождениями в Оренбургской области и выкупил у ВТБ Марийский НПЗ. Более того, Антипинский НПЗ собирался побороться за выставленную на продажу «Башнефть». Мазуров также обещал, что в 2017 году New Stream запустит сеть АЗС по всему Уралу и будет стоить $1 млрд. Антипинскому НПЗ он пророчил $0,5 млрд EBITDA в год.

То были лишь планы. На деле завод утопал в долгах. Сбербанк выдал НПЗ около $2,5 млрд кредитов на развитие, «оборотку» и покупку месторождений. А запущенный в 2015 году «налоговый маневр» в нефтяной отрасли, падение цен на нефть и обвал рубля принесли НПЗ $500 млн убытков. «Все начало рушиться», — вспоминает бывший сотрудник завода. Мазурову пришлось договариваться с трейдерами о 60-дневной, а в некоторых случаях и 90-дневной предоплате. Таким образом, Мазуров собирал с трейдеров по $300-400 млн каждые два месяца и пускал их на выплату процентов по кредитам (около $16 млн в месяц) и закупку нефти. По сути выстраивалась пирамида, считает один из трейдеров: «Новыми предоплатами оплачивались старые поставки». Контрагентов использовали как кредиторов, вздыхает один из них: «Все пускали в топку». Дмитрий Мазуров и его New Stream отказались от комментариев для этой статьи.

Из-за огромных долгов завод имел отрицательную стоимость, а выплаты дивидендов отодвигались на неопределенный срок. Это не устраивало совладельцев НПЗ – Егорова и Калашникова. Их «терпение начало трескаться» еще в 2015, когда убытки завода составили 60 млрд рублей, рассказывает их знакомый. После пуска установки глубокой переработки они рассчитывали, что «деньги потекут рекой». Но профицитными оказались лишь последние месяцы 2016 года. Конфликт действительно назревал, следует из слов Егорова, которые он передал через представителя: «Я был не согласен с политикой менеджмента и мажоритарного акционера». Егоров также пожаловался, что находился в «информационном вакууме», а запросы его компании игнорировались. Калашников отказался общаться с Forbes в ответ на просьбу, переданную через его знакомого. В начале 2017 года партнеры Мазурова стали активно искать покупателя на свои пакеты акций (20% у Егорова и опцион на 40% у Калашникова), рассказывают два источника, близких к New Stream. Мазурову же требовался инвестиционный партнер, чьи «живые» деньги позволили бы завершить модернизацию завода. В начале 2017 года показалось, что решение найдено.

Антипинский нефтеперерабатывающий завод. Фото Сергея Буторина / Интерпресс / ТАСС

Надежда из прошлого

В 2002 году основатель газовой компании «Итера» Игорь Макаров F 48выдал Мазурову путевку в большой бизнес. Молодой нефтехимик, которому тогда было 26 лет, только что перебрался из Казани в Москву и учредил свой первый бизнес. Через друзей он вышел на владельца крупнейшей в стране независимой газовой компании и предложил поставлять его газ в Татарстан. Известный своим крутым нравом Макаров тем не менее выслушал самонадеянного молодого человека и согласился.

В 2017 году старые знакомые встретились вновь. У Макарова как раз истек четырехлетний запрет на сделки в российском нефтегазе по соглашению с «Роснефтью», которой он продал свою «Итеру». Бизнесмен искал объекты для инвестиций, а Мазуров в них сильно нуждался. Под обещание инвестировать в Антипинский НПЗ $200 млн, а также за $100 млн и $200 млн выкупить доли Егорова и Калашникова соответственно, Мазуров переписал на Макарова 50% кипрского офшора Vikay, через который владел 80% НПЗ, рассказывает источник, знакомый с параметрами сделки. Представитель Макарова отказался от комментариев для статьи.

Сбербанк был рад новому акционеру, рассказывает бывший сотрудник госбанка: деньги Макарова помогли бы справиться с дефицитом «оборотки», который возник из-за налогового маневра. Сбербанк согласовал и другую сделку. Весной 2017 года представители банкира и питерского знакомого президента Владимира Когана вышли на Мазурова и предложили ему поуправлять Афипским НПЗ. Мазуров согласился. Кроме того, связанная с ним компания «Управление активами» приобрела 16% предприятия за $200 млн, которые взяла в долг у трейдера Vitol в счет будущих поставок, рассказывает знакомый Мазурова. Цена была завышена, признает он, но сделка предполагала опцион на контрольную долю.

В официальных переговорах между Мазуровым и Сбербанком никогда не шла речь о покупке контроля в Афипском НПЗ, подчеркивает бывший сотрудник госбанка: «Мы говорили о 16% [акций Афипского НПЗ] и о синергетическом эффекте [с Антипинским НПЗ] в снабжении и сбыте». Впрочем, главные сюрпризы были еще впереди.

Второй контур

В начале декабря 2018 года новый гендиректор Антипинского НПЗ Максим Андриасов встретился с работниками предприятия. Днем ранее завод остановился из-за прекращения поставок нефти. Это случилось спустя две недели, как Андриасов сменил мазуровского руководителя Геннадия Лисовиченко, возглавлявшего НПЗ с его основания. Новый руководитель заверил трудовой коллектив, что Сбербанк лояльно настроен к заводу.

Именно Сбербанк инициировал в ноябре смену руководства Антипинского НПЗ, рассказывают три источника Forbes. Летом 2018 года госбанк получил «золотую акцию» Vikay Мазурова. Использование «золотой акции» является обычным инструментом защиты прав кредитора, пояснила представитель Сбербанка. Есть и другая версия. Союзник в виде госбанка понадобился Мазурову для подстраховки, говорит источник, близкий к НПЗ: чтобы беспрепятственно расстаться с Макаровым, который за полгода так и не инвестировал в завод. Представитель Макарова отказался от комментариев.

В июне акционерное соглашение с Макаровым было расторгнуто, после чего он передал Калашникову свою долю в Vikay, рассказывает их знакомый (данные о переходе прав собственности подтверждаются информацией из кипрского реестра). При подготовке сделки вскрылся «второй контур» отчетности Антипинского НПЗ, рассказывает бывший сотрудник Сбербанка. По его словам, оказалось, что Мазуров привлекал на аффилированные трейдинговые компании кредиты под поручительства завода, которые не отражались в отчетности: «Просто параллельно вел бизнес и не ставил на баланс [поручительства НПЗ]».

Деньги потребовались, чтобы закрыть дыру в обороте, которая возникла из-за «налогового маневра» и нехватки средств на развитие, рассказывает бывший сотрудник завода. По словам собеседника Forbes, Сбербанк не согласовал дополнительное финансирование и деньги пришлось занимать в ВТБ, Промсвязьбанке и МКБ. По его словам, около $500 млн кредитов были оформлены на «дружественные компании», которые одолжили средства заводу, «чтобы он не заглох». Сбербанк был в курсе сделок, утверждает собеседник Forbes. Бывший сотрудник Сбербанка это отрицает: «То, что нам объясняли как собственные средства, оказалось заемными». По его словам, вскрывшаяся информация подорвала доверие к Мазурову и вынудила Сбербанк действовать решительно.

Долговая нагрузка НПЗ оказалась существенно больше, чем предполагал Сбербанк, сообщила его представитель: «Естественно, это является для нас проблемой». Она считает, что это могло стать одной из причин финансовых проблем завода. Налоговый маневр оказал существенное влияние на экономику завода, признает представитель Сбербанка, но оценить его последствия и сделать вывод об убытках «не представляется возможным». В ВТБ отказались от комментариев, в Промсвязьбанке и МКБ не ответили на вопросы Forbes.

Первая остановка

В ноябре представители Сбербанка получили в совете директоров Антипинского НПЗ три кресла из семи. Вместе с новым гендиректором Андриасовым получалось большинство. Участие в совете директоров является обычным инструментом защиты кредитора, отмечает представитель Сбербанка. «Сбербанк – наш основной кредитор, однако об управлении заводом речи нет», — отмечает представитель Антипинского НПЗ.

Двумя месяцами ранее Мазуров запустил выпуск бензина стандарта Евро-5, фактически завершив многострадальную модернизацию завода. С этого момента EBITDA Антипинского НПЗ составила $30 млн в месяц, утверждает бывший сотрудник завода. По его словам, Мазуров согласился на усиление Сбербанка, так как считал, что выполнил свои обязательства и к нему не должно быть серьезных претензий.

В начале декабря первый зампред Сбербанка Александр Ведяхин встретился с трейдерами НПЗ. Их насторожили перестановки в руководстве поставщика и они потребовали от Сбербанка гарантии бесперебойности работы НПЗ. Ведяхин якобы отказался что-либо гарантировать и в свою очередь настоял на том, чтобы трейдеры сохранили 60-дневную предоплату, рассказывает нефтяник, знакомый с содержанием той встречи. Банк не может гарантировать какие-либо показатели заемщика, подчеркивает представитель госбанка.

По словам другого источника Forbes, позиция банка не устроила трейдеров и они не внесли предоплату. Кредиторы вели себя крайне осторожно и отказались финансировать завод, оказавшийся в непростой ситуации, подтверждает представитель НПЗ. Это якобы и привело к остановке завода. Чтобы снова его запустить, в конце 2018 года Сбербанк был вынужден «влить» в оборотный капитал НПЗ еще $400 млн. В результате общая задолженность завода перед госбанком выросла до $3 млрд. Вскоре на Антипинский НПЗ обрушилась очередная напасть.

Предбанкротный коллапс

В середине апреля 2017 года в порт Мурманска вошел нефтеналивной танкер Polar Rock. Судно было построено в 1996 году и ходило под флагом Либерии, пока его не купил New Stream. Группа собиралась использовать танкер как нефтеналивное хранилище. В мае 2019 года оно оказалось в центре скандала.

В мурманском арбитражном суде VTB Commodities Trading потребовал арестовать 165 000 т вакуумного газойля на борту Polar Rock. Предназначавшийся трейдеру ВТБ товар на почти 200 млн евро оказался перепродан другому покупателю. Мурманский суд отказал ВТБ. Зато трейдера поддержал Высокий суд Лондона, куда VTB Commodities Trading обратился 29 апреля. Он постановил заморозить активы Антипинского НПЗ на 225 млн евро. Де-факто это означало заморозку всего экспорта завода, на который направлялось около 80% всех нефтепродуктов, рассказывает бывший топ-менеджер НПЗ.

30 апреля Андриасов сообщил о подготовке завода к банкротству. И 18 мая подал соответствующее заявление в арбитражный суд Тюмени. Общая задолженность завода составляла около $5 млрд. Виноват в банкротстве в том числе VTB Commodities Trading, заявляли представители НПЗ и Сбербанка: трейдер ВТБ арестовал активы завода и не заплатил авансы. В результате НПЗ не смог закупить нефть и остановился уже окончательно.

ВТБ не должен был вносить регулярные авансы, а в суд обратился вынужденно, возражает представитель банка и отрицает обвинения в банкротстве. Он подчеркивает, что до смены руководства НПЗ у ВТБ были профессиональные, рабочие отношения с предприятием. По данным Forbes, Мазуров с 2014 года был лично знаком с главой ВТБ Андреем Костиным. Бывший топ-менеджер НПЗ и вовсе считает, что новое руководство завода создало «умышленный коллапс»: «Поссорились с трейдерами и продали груз дважды». Основная причина банкротства — существенная нехватка оборотных средств, считает представитель Сбербанка, а виновных определит арбитражный управляющий. Как бы то ни было, запуск банкротства привел к смене владельцев Антипинского НПЗ.

Закат империи

По кредитным договорам в Сбербанке было заложено все имущество Антипинского НПЗ (включая месторождения в Оренбургской области), а также акции Vikay, через который Мазуров и Калашников владели 80% завода. При возникновении признаков банкротства акции Vikay автоматически переходили в собственность Сбербанка, рассказывает источник Forbes, знакомый с условиями кредитного соглашения. Что и произошло в мае 2019 года.

Калашников пытался вмешаться в ситуацию. В начале мая связанная с ним«Сибнефтегазпереработка» направила главе Сбербанка Герману Грефу письмо, в котором обещала купить Антипинский НПЗ вместе с долгом. Предложение от зарегистрированной в феврале 2019 года питерской компании с уставным капиталом в 100 000 рублей не было принято всерьез, говорит один из кредиторов НПЗ. Более убедительно выглядел азербайджанский нефтяной гигант Socar, который интересовался покупкой НПЗ с 2018 года. Среди других возможных интересантов – «Лукойл» и миллиардер Михаил Гуцериев F 28.

Появление сильного отраслевого собственника видится наиболее эффективным способом урегулирования сложившейся сложной ситуации, сообщила представитель Сбербанка. При этом она подчеркнула, что порядок продажи имущества завода строго регулируется законодательством о банкротстве. Торопиться с продажей НПЗ Сбербанк не будет, считает близкий к нему банкир: «Нужно выстроить правильную операционную модель, избавиться от всего балласта, расчистить долги, построить правильную систему создания добавленной стоимости».

Завод может запуститься уже в июле. Из-за запрета на экспорт на время банкротства скорее всего будет реализована давальческая схема (нефть перерабатывается за плату и возвращается ее собственнику в виде нефтепродуктов) с участием Socar, считает близкий к заводу источник. По его словам, для этого в конце мая Сбербанк и Socar создали в Москве СП «Сокар Энергоресурс». В госбанке и Socar это не прокомментировали.

А что же Мазуров? До смены руководства завода он оставался оптимистом, ведь по его планам с ноября 2018 года завод должен был стать профицитным, рассказывает его знакомый: «Он знал, что есть проблемы, но верил, что все выровняется». Но причин для оптимизма становилось все меньше. Еще до потери Антипинского НПЗ его New Stream лишился акций Афипского НПЗ, который достался Михаилу Гуцериеву. К Марийскому НПЗ в середине мая поданы иски о банкротстве. По сути, сейчас от New Stream осталась лишь управляющая компания. Мазуров любыми способами стремился завершить модернизацию Антипинского НПЗ, руководствуясь принципом «победителей не судят», рассказывает знакомый с ним нефтяник: «Но оказалось, что судят».

На сегодня известно о единственном иске, которым Егоров оспаривает принятую при Мазурове новую редакцию устава Антипинского НПЗ. Она, по мнению Егорова, который до сих пор владеет 20% завода, ограничила права миноритариев. Велика вероятность и денежных претензий к основателю New Stream – он лично поручался по кредитам Сбербанка. Оставшийся без нефтяных активов Мазуров по-прежнему владеет 20% в небольшом столичном Интерпромбанке. Сбербанк настроен жестко и намерен искать и взыскивать активы, рассказывает банкир, знакомый с позицией госбанка. Похоже, что и Мазуров не намерен отступать. В конце апреля связанная с ним «Управление развитием» оспорила сделку по продаже Гуцериеву Афипского НПЗ. Судя по всему, борьба за наследие New Stream еще впереди. В New Stream отказались от комментариев.

Сергей Титов

Оригинал материала: "Форбс"