Друг Сергея Доренко – переводчик Бронислав Виноградский — рассказал о последнем дне журналиста: он преодолел около 600 км на мотоцикле — из Москвы в Кострому и обратно

Похороны Сергея Доренко перенесли на неопределенный срок. Дочери покойного усомнились в естественной смерти отца. Попросили специалистов провести дополнительные экспертизы, чтобы удостовериться, не отравили ли журналиста. Известно, что последние часы перед смертью, Доренко провел на даче у своего друга писателя, китаеведа Бронислава Виногродского. Он рассказал, что предшествовало смерти журналиста.

Из досье «МК»: «Бронислав Виногродский — китаевед, переводчик, писатель, основатель первого в Москве клуба чайной культуры. В инстаграме Сергея Доренко опубликованы фото и видео его встреч и общения с Виногродским, они выкладывали в сеть свои диалоги о китайской философии и традициях».

— Бронислав, вы стали последним человеком, с кем 9 мая встречался Сергей Доренко?

— Выходит, так.

— Он заехал к вам на дачу под Переславлем-Залесским, а потом отправился по своим делам в Москву?

— Да, от меня он поехал умирать. По факту уж будем говорить.

4 февраля Доренко поздравил подписчиков в соцсетях с китайским новым годом

— Чем вы занимались в тот день?

— Мы сидели с ним на веранде, беседовали. Вот и сейчас я с вами разговариваю, сижу на той же веранде. В тот день, я пил чай. Доренко — воду.

— Как он себя чувствовал?

— Жаловался на давление. Помню, я предложил ему чай. Он отказался: «У меня давление повысилось, чувствую это. Мушки перед глазами».

— Больше Сергей ничего не говорил по поводу здоровья?

— Про самочувствие больше ничего не говорил. Предположений о том, что его отравили, и он собирается умирать — точно не озвучивал.

— Вам кажется, что версия про отравление связана с семейными разборками?

— Конечно. Доренко только про мушки и давление говорил.

— Он принял таблетки от давления?

— При мне он не принимал таблеток. У меня тоже ничего не просил, да у нас и нет никаких лекарств.

— Вдова Сергея Юлия выложила в сеть медицинские справки, которые свидетельствуют о том, что у Доренко давно диагностировали проблемы с сердцем. Вы знали об этом?

— Я знал, что ему был поставлен диагноз — аневризма аорты. При этом заболевании человек может жить много лет, а может умереть в один момент. Насколько я знаю, актер Андрей Миронов умер от от этого же заболевания.

— Доренко жаловался вам на больное сердце?

— Сергей был сильный человек, не его тема — жаловаться. Тем более на самочувствие. При этом не забывайте, что Доренко постоянно находился в тонусе, много нервничал, ему было уже 59 лет. Спортом особо не занимался. Но за здоровьем следил более-менее. Во всяком случае, вредных привычек у него не было. Лишний вес только появился.

— Как он провел 9 мая, что делал в тот день?

— В тот день он проехал на мотоцикле в общей сложности порядка 600 км.

— Куда он ездил?

— До того, как заехать ко мне, он преодолел 400 км до Костромы. Ко мне заехал уже на обратном пути. Передохнуть решил.

— Что он делал в Костроме?

— Россию смотрел.

— То есть просто так поехал в Кострому, без определенной цели?

— Он любит ездить по России. Сергей был интересующимся человеком. Вот и в тот день просто поехал посмотреть старинный город Кострому. Затем сделал крюк в 100 км, чтобы заглянуть ко мне. Но 100 км для него — не расстояние.

— Потом от вас до Москвы сколько ехал?

— От меня до Москвы преодолел еще 150 км.

Бронислав Виногродский

— Выходит, он весь день провел на мотоцикле?

— Да, весь день катался. На улице в тот день было душно. И когда он приехал ко мне, я заметил, что Сергей прилично устал. Ведь в тот день Доренко рано проснулся, рано выехал из дома. Тут на машине проедешь 150 км и уже выжат, как лимон. Представьте, каково на мотоцикле? После таких поездок какое-то время требуется, чтобы прийти в себя. Про «мушки перед глазами» Доренко повторял много раз в тот день.

— Вы не предлагали ему остаться у вас?

— Конечно, предлагал. Раньше Сережа часто оставался у меня. Но, повторюсь, он не любил проявлять слабость. Поэтому на этот раз чуть-чуть подсобрался, дух перевел, отдохнул и поехал.

— О чем вы болтали?

— Говорили на тему смерти. Вернее, о смерти и бессмертии.

— Близкие ему звонили в это время?

— При мне он сам набрал сыну. Потом мама ему позвонила.

— Почему Доренко никогда не рассказывал о матери, тогда как об отце говорил часто и много?

— Да, про папу он много говорил, про маму — мало. Но, тем не менее, в тот день он недолго поговорил с мамой. Они обменялись мнениями о Дне победы.

— Похороны Доренко перенесли после того, как дочери потребовали провести дополнительную экспертизу, чтобы исключить криминальную версию смерти отца. У него были напряженные отношения с детьми?

— Не знаю, какие между ними были отношения. Думаю, как его вдова Юля сейчас рассказывает, так оно и есть на самом деле. Юля говорит, что с одной дочкой Сергей не общался несколько лет, с другой — редко созванивался. Это сложная семейная история.

— Он говорил, как хотел быть похоронен?

— Не то чтобы мы с ним постоянно обсуждали эту тему, но припоминаю, что как-то обмолвился о том, что хотел бы, чтобы его прах развеяли где-то. Я же ему тогда ответил, что являюсь сторонником традиционных похорон. Предпочел, чтобы меня закопали во дворе моего дома в дорогом гробу из специальной породы дерева. Серега же был скуповат — не скрывал это. Может, он не хотел разоряться на гроб, похороны, хотел, чтобы подешевле вышло. Думал сэкономить на себе.

— Получилось, что Доренко жил скандально и ушел со скандалом?

— Бросьте вы. Сережа никогда не был скандальным. Он был гениальным актером в первую очередь. Его образ — это игра. Ему было тесно в журналистике. Я его все время пытался вытащить из журналистики, перевести в область театра.

— Сколько лет вы с ним дружили?

— Лет пятнадцать.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Встреча побратимов @bvinogrodskiy

Публикация от Расстрига (@rasstriga.pastushok)

— Что вас связывало?

— Поначалу это был его интерес к Китаю. Я смог ответить на многие его вопросы. Доренко был увлечен этой страной. Даосская тема ему близка. Знаете, после того, как в тот день он уехал от меня в страну под названием смерть, я долго думал. Я потрясен и восхищен его уходом. Он красиво перешел эту незримую границу от жизни к смерти.

— Как вы узнали об его смерти?

— Мне сообщила его жена Юля.

— Для вас это был шок? Вот только что сидели вместе, и вдруг его не стало.

— Ну какой шок? Не было шока. Понимаю, что многие испытали шок, но я не испытал. Я задумался — вот Серега приколист, нормальная тема, придумал такой интересный ход. Зачем мне шок испытывать, я и сам собираюсь уйти вовремя. И знаю, что мы с Сергеем встретимся довольно скоро. Человеческая жизнь быстро проходит.

— Слишком рано он ушел из жизни. Мог бы еще пожить.

— Зачем? Значит, у него другие дела там. Люди не понимают, что за пределами этой жизни есть что-то еще. Не факт, что самое лучшее здесь. Возможно, наоборот.

— Доренко не говорил, что боится смерти?

— Никогда не говорил. Сережа был продвинутым человеко в этом плане. Он смеялся над страхами.

— После переноса похорон вы общались с Юлией? Она удивилась, что дочери Доренко подвергли сомнению естественную смерть отца?

— Мы про другое говорили. А то, что случилось на Троекуровском — дело житейское. Для Юлии это было вполне ожидаемо. В первый момент она удивилась, но сейчас уже все нормально. Ситуация у нее под контролем.

— На Троекуровском кладбище собравшиеся говорили о том, что Доренко в тот день парился в бане…

— Бани не было.

— Знакомые первой семьи Доренко считали, что он был несчастлив во втором браке. Люди между собой обсуждали, что он якобы стал выпивать?

— Ничего подобного. Сергей и раньше выпивал. Вернее, мог в выходные выпить вино или шампанское. Не более того. Когда он жил с первой женой, тоже позволял себе бутылочку вина. После ухода из первой семьи, никаких изменений в его привычках не произошло. То, что он был несчастлив с Юлей — смешно слышать. Он был абсолютно счастлив. Правда, хочу заметить, что в предыдущей семье он тоже был счастлив. Доренко не стал бы оставаться там, где ему некомфортно.

Брак с Юлией — его осознанное решение. Серега ведь в душе был вечно юным, оставался подростком. Первое, что он сказал моей дочке, когда приехал в тот день к нам: «Ты не смотри, что я такой толстый сейчас стал, внутри я — худощавый подросток».

— И все-таки вернемся к теме его здоровья. Если у него существовали проблемы с сердцем, почему он не решился на операцию?

— С этой аневризмой все непросто. Я консультировался с врачами на эту тему. Мне объяснили, что при таком диагнозе требуется сложная операция. Знаю, что Серега даже не рассматривал тему операции. Да он и не вникал как-то в эту тему. Специалисты считают, что с аневризмой можно и 30 лет прожить, а можно в любой момент умереть. Невозможно предсказать. Смерть — дело житейское. Надо быть всегда готовым к смерти.

— Надо у вас поучиться оптимистично относиться к подобным вещам…

— У меня обучение стоит очень дорого. Сережа мне советовал перебираться на Новую Ригу, думал, что у меня там полно клиентов будет. Так и говорил: «Ты ведь торгуешь бессмертием». Я ему ответил: «Да, торгую физическим бессмертием после смерти с пожизненной гарантией». Помню, Сергей порадовался такой формулировке.

Ирина Боброва

Оригинал материала: «Московский комсомолец»

«Московский комсомолец», 13.05.19, «Адвокат рассказал о семейной драме Доренко: кому достанется наследство»

После скоропостижной смерти Сергея Доренко открытым остается вопрос — успел ли журналист оставить завещание своим родным и близким. Ведь от этого теперь зависит не только благосостояние второй семьи журналиста, но и, похоже, ее душевный покой.

Со стопроцентной вероятностью можно утверждать, что первая семья (в том числе старшие дочери, заявившие в день смерти Доренко о его якобы неслучайной кончине) будет также претендовать на наследство, используя всевозможные юридические тонкости.

Фото: ru.wikipedia.org

Сергей Доренко неоднократно повторял, что является далеко не бедным человеком. Слова подтвердились после того, как во время его бракоразводного процесса с первой супругой Мариной в открытом доступе стала появляться информация о совместно нажитом имуществе. Действительно, за всю свою трудовую жизнь журналист преуспел, обзаведясь квартирами, загородными домами, машинами…

Как ранее утверждали адвокаты журналиста, своей первой семье в 2013 году он оставил всё: 4 квартиры в Минске, две квартиры в столице, два дома в Барвихе и на Николиной Горе.

В определениях же судов вплоть до 2019 года речь шла о двух квартирах, 4 земельных участках, жилом доме, пяти автомобилях и, самое главное, долях в уставном капитале ООО «Доренко.Биз», а также акциях «CLASSIC AGENCY LTD». Не исключено, что это как раз то спорное имущество, которое журналист успел приобрести за три года, что уже жил с Юлией, не оформляя официального развода с Мариной. К слову, в какой-то момент Доренко обронил, что бывшая жена хочет оставить его ни с чем, претендуя на дом, который он начал строить для новой семьи.

Юрист Виталий Белочистов, участвовавший в бракоразводном процессе, подтвердил «МК», что кроме вышеперечисленного имущества Доренко оставил первой семье «очень много денег». Что же касается алиментов на несовершеннолетнего сына Прохора, то тут бывшие супруги заключили соглашение:

— Всю свою жизнь Сергей Доренко существенно помогал Прохору: оплачивал его учебу, снимал ему квартиру. Это был прекрасный заботливый отец. Я давно знаю его, я не только его юрист, — рассказал адвокат.

Кстати, судя по числу судебных процессов с участием погибшего, некоторые вопросы между бывшими супругами не решались очень долго. Например, 11 марта текущего года Замоскворецкий районный суд отказал бывшей жене журналиста в апелляционной жалобе — женщину в очередной раз не устроило то, как было разделено совместно нажитое имущество.

Как бы то ни было, вопрос с наследством — это отдельная история. В случае, если журналист успел написать завещание, то вопросов с дележом наследства не будет — его получат только те, кто в нем указан. В случае, если завещания нет, то наследство в равных долях получат ближайшие родственники: дети, родители, супруги.

Напомним, что от первого брака у Доренко осталось трое детей: дочери Ксения и Екатерина и сын Прохор. В браке с нынешней женой Юлией у журналиста родились еще две дочки — Вера и Варвара.

Дарья Федотова