Каким режиссерам дает деньги Фонд кино и насколько коммерчески эффективен российский патриотический кинематограф

Министр культуры Владимир Мединский отказался выпускать в День победы премьеру фильма «Братство» о выводе советских войск из Афганистана, потому что на нем «нельзя воспитывать чувство патриотизма». Этот случай — не первая попытка министра взять под контроль сферу российского кинематографа: Мединский прославился запретом фильмов про «рашку-говняшку» и ограничением проката голливудских картин.

Стремление Мединского насаждать патриотизм с помощью кино дорого обходится государству: в прокате окупается только десятая часть «коммерческих» фильмов с господдержкой.

Как мы считали

Чтобы оценить эффективность работы министра в сфере кино, мы посчитали окупаемость фильмов с господдержкой. Размеры этой поддержки не разглашаются, поэтому для подсчета окупаемости мы сравнивали бюджет фильма и сборы в прокате (российском и зарубежном). Мы считали фильм прибыльным, если он собрал в три раза больше, чем было потрачено на его создание, в остальных случаях — убыточным.

Деньги отечественному кинематографу выделяют две госструктуры — Министерство культуры и Фонд кино. Именно Фонд нацелен на поддержку коммерчески успешных проектов, которые должны окупить вложенные бюджетные деньги в прокате. В открытом доступе нет данных о том, сколько Фонд кино вкладывает в тот или иной фильм, поэтому мы не можем оценить, сколько денег Фонд вернул в свой бюджет или потерял после выхода фильмов с господдержкой. Мы оцениваем, оказались ли успешными в прокате проекты, поддержанные Фондом кино.

Владимир Мединский

Затраты на создание фильма складываются из бюджета на производство и бюджета на продвижение. Как правило, основная часть расходов — это бюджет на создание фильма, но зачастую бюджет на маркетинг может быть равен или превышать затраты на производство. Поскольку данных о бюджетах на маркетинг нет в открытом доступе, мы анализируем только бюджеты на производство фильмов. Еще больше фильмов могло попасть в список убыточных, если учитывать и расходы на их продвижение.

Мы изучили бюджеты и сборы фильмов, поддержанные Фондом кино с 2012 по 2017 годы. Данные по бюджетам взяты с сайтов Кинопоиск, IMDb, boxofficemojo.com, из интервью с создателями фильмов и других открытых источников. Данные по сборам в российском прокате получены из Единой автоматизированной информационной системы (ЕАИС), с сайтов Кинопоиск и kinobusiness.com. Цифры по зарубежным сборам — с сайтов Кинопоиск и boxofficemojo.com.

Данные о бюджете и сборах опубликованы только у половины фильмов, профинансированных Фондом кино с 2012 по 2017 годы: у 160 картин из 295. Некоторые из фильмов, данных по которым нет, еще не закончены или пока не вышли в прокат.

Почему прибыльный фильм должен собрать в три раза больше денег, чем он стоил

«В самой простой схеме фильм должен принести в прокате в три раза больше своей возвратной части, так как 65-70% валового сбора остается кинотеатру и дистрибьютору (50% от валового остается кинотеатрам, 15-20% получает дистрибьютор, 30-35% вала остается производителю, из этой суммы возмещаются затраты и на производство, и на продвижение). Тогда можно считать, что он вышел в ноль, и все, что продюсер получит сверх того (треть остальной кассы, доход от продажи на VOD (видео по запросу), ТВ, за границу), будет прибылью. При этом нельзя и утверждать, что фильм оказался убыточным, если он не смог собрать трех бюджетов, так как для полного понимания его окупаемости надо точно знать, сколько данный фильм принес на VOD, на ТВ, в зарубежных продажах, и какова в его бюджете на производство и продвижение доля невозвратных средств», — объясняет кинопродюсер, директор Кинокомпании HHG Владислав Пастернак.

Фонд финансирования блокбастеров

В 2013 году Мединский, назначенный министром культуры годом ранее, призвал директора Фонда кино «перестать размазывать деньги по блюдечку» и сконцентрироваться на съемках «блокбастеров, хороших, кассовых, больших, социально значимых фильмов». По мнению Мединского, это должны быть патриотические фильмы, «после которых хочется жить, и желательно здесь».

С этого момента Фонд кино сконцентрировался на коммерчески успешных проектах. Согласно новой стратегии бюджетного финансирования, организация увеличила долю средств, выделяемую на возвратной основе, и стала выдавать их «гарантированно прибыльным коммерческим проектам», например таким, как «Горько!» — очередной успешной кинофраншизе. Безвозмездно деньги можно давать только «потенциальным блокбастерам», которые без государственной поддержки имеют риск уйти в минус. Фонд кино может выделить на один фильм до двух третей его бюджета — максимум 400 млн рублей. Финансирование некоммерческого кино — дебютного, экспериментального, детского и документального — на себя взяло в основном Минкультуры.

В целом именно Фонд кино — главный распорядитель бюджетных средств. Почти каждый год бюджеты организации на поддержку отечественных картин превышали суммы, имевшиеся в распоряжении Минкультуры: иногда незначительно, а иногда — ощутимо. Например, в 2016 году, объявленном годом кино, он выделил на российские фильмы на 1 млрд рублей больше, чем Минкультуры.

Министерство правильных фильмов

Несмотря на меньшие по сравнению с Фондом кино бюджеты поддержки фильмов, Минкультуры раздает субсидии большему количеству картин. Ведомство нацелено на финансирование «некоммерческих» фильмов. Большинство из них не выходит в кинопрокат и не приносит прибыли их создателям. Для примера, фильм «Берцы» с бюджетом в 80 млн рублей, профинансированный Минкультуры, собрал в прокате 23 тыс. рублей.

«Пусть расцветают все цветы, но поливать мы будем те, что нам нравятся», — так Мединский сформулировал политику министерства по выбору фильмов для господдержки. В основном в список на получение субсидий попадают фильмы на патриотические темы. После выхода фильма «Левиафан» министр заявил, что фильмы, которые «откровенно оплевывают российскую власть», не должны финансироваться за счет налогоплательщиков.

Естественно, возможности фонда не всегда нравились Минкульту, который не мог влиять на назначение руководства Фонда, и между структурами существовало противостояние. По одной из версий, оно было связано с давним конфликтом между Мединским и теперь уже бывшим главой ФК Антоном Малышевым. В 2018 году противостояние закончилось: главу фонда сменили, а его устав реформировали так, что структура оказалась под контролем министерства культуры. Согласно новому уставу организации, именно Минкультуры представляет правительству для назначения членов совета фонда и его исполнительного директора. И именно ведомство Мединского теперь контролирует, как фонд тратит деньги на производство и прокат отечественных фильмов.

Как устроена господдержка кинематографа в других странах

Владимир Мединский, публично обосновывая свою политику по поддержке национального кино, несколько раз обращался к опыту Франции. Министр считает образцом политику Парижа по защите своего кино от Голливуда и называет французскую систему субсидирования культуры гораздо более жесткой, чем в России.

Однако все не совсем так. Во Франции государство тратит на финансирование фильмов не свои деньги, а заработанные самим кинематографом. Национальный центр кинематографии контролирует фонд поддержки, который складывается из налогов на продажи билетов и отчислений с рекламы на телевидении. 90% денег из фонда уходит на «автоматические платежи» тем, кто уже доказал свою коммерческую успешность. Продюсер, выпустивший коммерчески успешный фильм, получает деньги на новый фильм пропорционально сборам старого. Только 10% средств распределяется фильмам с «художественной ценностью», от которых не ждут окупаемости. Такие фильмы среди подавших заявку определяются экспертами.

Убыточное производство

Подавляющее большинство фильмов, производство которых финансирует Фонд кино, проваливаются в прокате. Из изученных «Проектом» фильмов окупились только 19 картин, то есть всего 12%.

Самым убыточным оказался фильм «Матильда» Алексея Учителя, получивший от Фонда кино 280 млн рублей. При бюджете фильма в 1,5 млрд рублей в прокате удалось собрать лишь 537 млн рублей. Выход фильма о романе Николая II и балерины Матильды Кшесинской сопровождался скандалами: споры об «искажении исторической правды» и оскорблении чувств верующих, срывы показов, отказ крупнейших киносетей от проката, поджоги в нескольких городах. Впрочем, независимыми критиками фильм тоже был воспринят неоднозначно.

В список самых провальных проектов с участием Фонда кино попали и высокобюджетные картины для детей. На втором месте по сумме убытков оказался мультфильм «Савва. Сердце воина» — о юноше, спасающем деревню от гиен. В основу картины легла сказка, написанная Максимом Фадеевым для сына Саввы, в честь которого и был назван главный персонаж. Режиссер выражал уверенность в том, что мультфильм будет пользоваться успехом во всем мире. Однако, судя по сборам, мультфильм так и остался дорогим подарком сыну продюсера. Картина с бюджетом в 1 млрд рублей собрала в прокате лишь пятую часть — 195 млн.

За ней следует другой анимационный фильм — «Смешарики. Легенда о золотом драконе». Картина выигрывала субсидии Фонда кино три года подряд — с 2012 по 2014 годы, но при бюджете в 991 млн рублей собрала только 261 млн рублей. «Легенда» рассказывает детям о том, как герои мультсериала «Смешарики» отправляются на научную конференцию, а попадают в «международный конфликт». Критики мультфильма обвинили создателей в распространении «этнических стереотипов» — в частности, про американцев с гамбургерами.

Еще один проект с высокими убытками — фэнтезийная мелодрама «Он — дракон», главным продюсером которой выступил Тимур Бекмамбетов. Фильм дважды получал субсидии Фонда кино — в 2012 и 2013 году. При бюджете в 1 млрд рублей он собрал 780 млн рублей и оказался убыточным, хоть и вошел в тройку самых кассовых российских фильмов 2016 года в международном прокате. Даже государственные СМИ отозвались о фильме критически: обозреватель «Российской газеты» предложил нарезать фильм на минутные отрезки для «рекламных роликов модной туалетной воды». «Тогда от творения „Базелевса“ будет хоть какая-то польза», — пишет он.

Провальным проектом Фонда кино стал и фильм Никиты Михалкова «Солнечный удар», который при бюджете в 810 млн рублей заработал только 74 млн рублей. Не повезло фильму и с признанием мирового киносообщества: произведение Михалкова выдвинули от России на премию «Оскар», но он не попал в номинанты.

Фонд кино четыре года подряд выделял субсидии на исторический фильм Андрея Кравчука «Викинг», в основу которого легла «Повесть временных лет». Одним из продюсеров фильма выступил генеральный директор «Первого канала» Константин Эрнст. Фильм с бюджетом в 1,2 млрд рублей создавали целых восемь лет, но несмотря на высокие вложения он не окупился в прокате, собрав 1,5 млрд рублей — убыток производителя фильма после отчислений кинотеатрам и дистрибьютору составил 738 млн рублей. Не окупились и дважды профинансированные Фондом кино «Ледокол», «Территория» и «Дуэлянт» о поединках за деньги в Петербурге XIX века.

Среди проектов Фонда кино, которые окупились в прокате, на первом месте оказался фильм «Движение вверх», который рассказывает о победе сборной СССР над сборной США в баскетбольном турнире Олимпийских игр. При бюджете в 450 млн рублей фильм собрал в прокате 3 млрд рублей. Фонд кино поддерживал картину субсидиями трижды: в 2014, 2015 и 2016 годах. Успешным в прокате стал и еще один фильм на спортивную тему: сборы картины «Лед» о фигурном катании составили 1,5 млрд рублей при бюджете в 150 млн рублей.

В список прибыльных проектов, поддержанных Фондом кино, попала военная драма «Сталинград» Федора Бондарчука о событиях Великой Отечественной войны: с бюджетом в 955 млн рублей картине удалось собрать в мировом прокате 3,8 млрд рублей. Кроме фильмов о спорте и войне, в список прибыльных проектов Фонда кино попали и комедии — серии фильмов «Елки» и «Горько!».

Невостребованный протекционизм

Главным врагом российского кино Мединский называет Америку. «Меры государственного протекционизма в области кино должны быть усилены, иначе наш кинематограф будет разрушен рано или поздно всемирной машиной Голливуда», — говорил министр. Для борьбы с «тотальной монополией голливудских кинопрокатчиков» Мединский предлагает ограничить показы зарубежных картин и увеличить субсидирование российских фильмов. Несмотря на выступления министра, зарубежные фильмы до сих пор остаются лидерами по сборам в российском прокате.

В 2017 году в топ-100 фильмов с самыми высокими сборами в российском прокате попали всего 25 российских фильмов. Большая часть из них была поддержана Фондом кино, однако крупнейшими релизами стали и фильмы, произведенные независимо от государства, — такие как первая часть сериала «Гоголь», комедия «Бабушка легкого поведения», картина Андрея Звягинцева «Нелюбовь». И все же в российском прокате по-прежнему лидируют голливудские фильмы: в сотне самых кассовых в 2017 году их оказалось 64.

Впрочем, протекционистские меры Минкульта хоть и не меняют положение дел кардинально, но дают небольшой эффект. Если в 2013 году в список крупнейших релизов попало всего 16 картин, то в 2014 году уже 20, а в 2018 году — 27 российских фильмов .

Кто «подсел» на государственные дотации

Некоторым кинокомпаниям удается получать субсидии от Фонда кино едва ли не на каждый свой фильм и не по одному разу. Компания «Арт Пикчерс Студия», учрежденная Федором Бондарчуком и «Национальной медиа группой», с 2012 по 2017 годы получала поддержку Фонда кино 22 раза. Столько же раз Фонд кино поддерживал компанию «СТВ». В пятерку самых дотируемых государством киностудий попали компании «ТаББаК» Тимура Бекмамбетова, «Энджой мувиз», которая была основана братьями Гевондом и Сариком Андреасян и «Студия ТРИТЭ Никиты Михалкова».

Некоторые учредители этих студий, получающих государственные деньги, напрямую задействованы в их распределении. Бондарчук и один из учредителей «Студии ТРИТЭ Никиты Михалкова» Леонид Верещагин входят в экспертный совет Фонда кино, который проводит конкурсный отбор претендентов на государственное финансирование. Верещагин одновременно входит и в совет Фонда, который в 2018 году стал утверждать итоговых получателей средств и формировать состав экспертных советов. Таких конфликтов интересов в Фонде кино намного больше: в период с 2015 по 2018 годы «Трансперенси Интернешнл — Россия» насчитала в 45 из 56 фильмов признаки конфликта интересов и 222 случая взаимосвязи получателей денег с Фондом кино.

Кроме этого, Фонд из года в год спонсирует одни и те же компании. Большинство из продюсерских студий, которые попали в рейтинг крупнейших получателей дотаций, входят в перечень кинокомпаний-лидеров. Перечень лидеров отечественного производства из десяти кинокомпаний утверждается Фондом кино каждый год, при этом их список почти не меняется. Именно у таких компаний больше привилегий при распределении бюджетных средств: им достается большая часть финансирования по сравнению с другими организациями. Например, в 2017 году между десятью лидерами Фонд кино распределил 2,5 млрд рублей, а между остальными 35 компаниями — только 500 млн рублей.

Среди российских режиссеров тоже есть те, кому везет больше других. В первую пятерку наиболее дотируемых государством режиссеров вошли те, чьи фильмы были поддержаны шесть раз с 2012 по 2017 годы.

Патриотизм вне конкурса

Систему распределения бюджетных денег Фондом кино сложно назвать прозрачной. Известен как минимум один случай, когда Фонд кино выделил деньги без традиционной конкурсной процедуры. Так случилось с комедией «Крымский мост. Сделано с любовью!», посвященной строительству одноименного моста. В прошлом году Русская служба BBC выяснила, что Фонд кино выделил деньги на фильм без конкурса, лишь «на основании некоего письма», написанного, предположительно, из министерства культуры по просьбе первого замруководителя администрации президента Алексея Громова. Фильм Тиграна Кеосаяна по сценарию его супруги, главы телеканала RT Маргариты Симоньян, получил от государства 100 млн рублей. Мединский отреагировал на расследование и заявил, что деньги были выделены по конкурсу, добавив, что этот случай не был уникальным и Минкультуры часто пишет письма в Фонд кино.

Критике, связанной с непрозрачным механизмом ухода от конфликта интересов, подвергается и Министерство культуры, которое субсидирует дебютное, экспериментальное, детское и документальное кино. Центр антикоррупционной политики партии «Яблоко» (ЦАП) обнаружил конфликт интересов при распределении субсидий Минкультуры. По оценкам ЦАП, только в 2018 году до 220 млн были распределены с конфликтом интересов. Эксперты отмечают, что зачастую в конкурсных комиссиях, которые голосуют за решение по тому или иному фильму, находятся и те, кто заинтересован в этом проекте.

А был ли фильм?

Фонд кино выделяет деньги компаниям как на возвратной, так и на безвозвратной основе. Вернуть деньги не всегда получается. В феврале этого года Фонд кино опубликовал черный список должников, которые накопили задолженности по субсидиям на производство фильмов: в него попали 24 компании. Общая сумма, не выплаченная должниками, составляет 736 млн рублей. Самый большой долг — у компании «Энджой мувиз»: она не вернула Фонду кино 112 млн рублей за фильм «Аладдин», который так и не был реализован.

Далеко не все фильмы, получившие государственную поддержку, появляются в прокате — производство одних затягивается на годы, другие и вовсе не выходят. Год назад Фонд кино совместно с Минкультуры провели ревизию и выяснили, что с 2013 по 2017 годы семь компаний не произвели фильмы, на которые получили деньги. Фонд кино сталкивался с таким и раньше: в 2011 году он выделил 21,9 млн рублей киностудии «Чеченфильм» на создание картины «Тоска» по рассказу Антона Чехова. Фильм так и не был снят, а компания была ликвидирована в 2014 году. Киностудия была учреждена Министерством культуры Чечни, а в состав попечительского совета «Чеченфильм» входил глава республики Рамзан Кадыров.

Иногда деньги, выделенные Фондом кино на создание фильмов, тратятся компаниями не по назначению. В 2018 году были возбуждены уголовные дела о хищении бюджетных средств у Фонда кино. В деле фигурировали фильмы «Суперпапа», «Боб» и «Сны Севы Горелова». По словам источников Интерфакса, речь шла о 10 млн рублей. При этом, один из фильмов — комедия Петра Тодоровского «Сны Севы Горелова» все-таки была произведена и показана на кинофестивале «Окно в Европу» под новым названием «Лавстори».

Капля международного признания

Работа себе в убыток — не единственное слабое место системы государственного финансирования кино. На деньги государства создаются фильмы, которые редко способны конкурировать за признание на мировом уровне. Только семь фильмов из всего списка картин, поддержанных Фондом кино с 2012 по 2017 год, побеждали или хотя бы попадали в номинации престижных зарубежных кинопремий и кинофестивалей.

В 2015 году на статус лучшего художественного фильма конкурса для юношества на Берлинском кинофестивале номинировали фильм «14+» — историю о первой любви российских подростков. В 2016 году на этот же фестиваль отправилась картина «Тряпичный союз» — тоже о подростках. В 2018 году Берлинский кинофестиваль принес награду фильму «Довлатов» Алексея Германа-младшего.

Больше всего зарубежных наград и номинаций получил «Левиафан» Андрея Звягинцева, описывающий реалии жизни в российской глубинке. Фильм одержал победу в номинациях крупнейших киноконкурсов, среди которых Каннский фестиваль и Золотой глобус, но так и не смог угодить министру культуры России.

Софья Савина

Оригинал материала: "Проект"