У супруги главы Счетной палаты Ирины Тинтяковой оказалась элитная недвижимость стоимостью полтора миллиарда рублей

Борьба с коррупцией сегодня является главным злом… – такой оговоркой Алексей Кудрин в 2010 году, будучи еще министром финансов, привел в восторг участников форума «Россия зовет!» И ведь, главное, он не так чтобы сильно ошибся. Этой весной Алексей Кудрин, вернувшийся в прошлом году на госслужбу, впервые за несколько лет вновь обнародует сведения о своих доходах и об имуществе. Вот только вместо ответов его декларация породит лишь новые вопросы.

Дом стоит особняком

Уже без всяких аудитов можно догадаться, что в отчете Кудрина не окажется квартиры на улице Академика Зелинского, которую ему в конце 90-х выделило Управделами президента. Служебную 128-метровую квартиру на одной лестничной клетке с Чубайсом он еще в декабре 99-го приватизировал на имя своего годовалого сына Артемия, и поскольку мальчик подрос, чиновник уже не обязан ее декларировать. Тем более что там давно поселилась его теща Валентина Абрамова (да-да, у Кудрина тоже есть теща, о бизнесе которой – чуть ниже).

Формально став бездомным, Алексей Леонидович получил от государства еще одно жилье – в Шведском тупике, уже по соседству с Игорем Сечиным, еще большей площади и стоимости (328 м2 и полмиллиарда рублей), но оформил его уже на свою супругу, Ирину Тинтякову. Ей же, по документам, принадлежит и семейный особняк в одинцовском поселке Баковка – 1362 м2 на участке 84 сотки. И это уже интересней.

Алексей Кудрин // фото: Kremlin Pool / Global Look Press

В 2004 году Ирине Тинтяковой достался в Баковке целый гектар. Но 16 соток она сразу продала 28-летнему Ваге Енгибаряну, который в то время возглавлял консульство России в Нью-Йорке, а позднее засветился в расследовании испанской полиции о выводе денег из нашей страны. Но тут любопытно другое: до Тинтяковой ее гектар был предназначен не для жилого строительства, а для «домов приемов, размещения делегаций и иностранных специалистов». Судя по целевому назначению, прежде он принадлежал соседнему ФКУ «Загородный дом приемов «Русичи» МВД», в котором, по данным сайта «Медуза», после бегства с Украины обосновался Виктор Янукович (на запрос «Собеседника» по поводу условий сделки с экс-министром в «Русичах» не ответили).

Среди других видных соседей Кудрина – семья Иосифа Кобзона, Патриарх Кирилл (у него тут летний скит) и личный друг и бизнес-партнер Тинтяковой Валентин Юдашкин. Если тысячеметровый дом на 50 сотках продается сегодня в Баковке за 650 млн рублей, то загородный особняк Кудриных можно оценить приблизительно в миллиард.

Особняк Кудриных спрятан за высоким забором

Шито модными нитками

Сам Кудрин в 2015 году стал собственником 1,2 га на территории ФГАУ «Оздоровительный комплекс «Архангельское» Управделами президента (УДП) в Новой Москве. И если переезд в Баковку еще можно списать на то, что с землей чиновнику помогло государство, то в этом случае Кудрин точно потратился сам.

– Управление не передавало земельный участок Кудрину, – пояснили нам в УДП. – В 2002 году на территории «Архангельского» реализовывался инвестиционный контракт, в рамках которого инвестор проводил работы по реконструкции объектов федеральной собственности. По окончании реконструкции инвестору должен быть передан в бессрочное пользование земельный участок на территории дома отдыха «Архангельское».

Через посредников Кудрин и получил свои участки. Их кадастровая стоимость – около 45 млн, но, судя по схожим предложениям, земля в «Архангельском» на берегу Десны вряд ли стоит меньше 2 млн рублей за сотку, так что за всю покупку глава Счетной палаты должен был заплатить не менее четверти миллиарда. Откуда он их мог взять?

На момент сделки экс-министр числился скромным деканом факультета свободных искусств и наук СПбГУ. Его консалтинговое ООО «Стратегия» по бухотчету приносило убытки. А «дочка» «Стратегии» – «Инмед» – если и показывала в какие годы прибыль, то достаточно скромную.

То же относится и к жене Кудрина Ирине Тинтяковой. Те несколько фирм, что ей принадлежали, никогда не приносили баснословных оборотов (20% уставного капитала в ресторане «Китайские новости» на Патриарших в серьезный расчет можно не принимать). Даже ее основной актив – 10% в ОАО «Валентин Юдашкин Групп» – формально женщину лишь разорял.

Тогда откуда у Кудриных недвижимость на два миллиарда? Если выделенное государством элитное жилье объяснить еще можно, то остальное…

Цифра

7,9 млн рублей составлял годовой доход Алексея Кудрина до увольнения из Минфина. Его супруга задекларировала за 2010 год вообще только 222 тысячи.

Тайна во благо

Впрочем, коммерческие активы семьи – не единственное, чем Кудрины владеют. Сам глава Счетной палаты, например, является соучредителем Европейского университета в Санкт-Петербурге, который, несмотря на статус НКО, предлагает вполне себе платное образование по цене от 150 тысяч рублей до 17.200 долларов за год.

Есть свои НКО и у Ирины Тинтяковой. Ее интеллектуально-лекционный клуб «418» устраивает закрытые встречи с известными людьми (от Франсуа Озона до Рубена Варданяна) плюс театральные премьеры, экскурсии и вернисажи для своих. Мероприятия проходят как в России, так и за границей (в феврале это был Баден-Баден). Чтобы вступить в клуб, нужны не только рекомендации от других его членов, но и членские взносы, размер которых держится в тайне (даже положенных по закону отчетов в Минюст «418» не подает).

Но главное детище Тинтяковой – помогающий детям-сиротам Фонд социальных, благотворительных и культурных программ «Северная корона», который она создала еще в 2000 году (позднее у фонда появились отделения в Нью-Йорке и Лондоне). И фондом, и клубом руководит Наталия Юнченкова, бывший гендиректор уже ликвидированной торговой фирмы «Восточный экспресс» тещи Кудрина (при этом покойный тесть чиновника Игорь Тинтяков перед смертью был причастен к работе еще одного фонда – Фонда развития Большого театра).

Вроде бы дело хорошее – сбор денег на детей. Но сколько с кого собирается и сколько тратится по назначению – тоже под грифом «секретно». Мало того что и этот фонд не подает отчетов. В реестре Минюста его нет вообще! То есть он, по сути, действует вне закона. Теоретически подобные фонды вообще могут быть использованы как благовидная ширма для банальной дачи взяток.

Когда в 2014 году налетчики распотрошили офис «Северной короны», из сейфа Ирины Тинтяковой, как гласила криминальная хроника, пропало 3 миллиона 528 тысяч рублей, из которых лишь 150 тысяч должно было пойти детям.

При этом в самой «Северной короне» на соответствующие вопросы «Собеседника» ответить не смогли, сославшись на занятость подготовкой к очередному проекту. Значит, собранные на благотворительность деньги опять пойдут в чей-то сейф.

И куда только смотрит Счетная палата?

«Если общество считает, что госресурсы разбазариваются и воруются, то из этого следует, что это недоработка и Счетной палаты. Значит, мы не смогли создать те институты контроля, как общественные, так и государственные, которые бы ограничивали воровство».

— Алексей Кудрин

P. S.

В Счетной палате пояснили, что проводят аудит лишь расходования государственных средств и законность сотрудничества госучреждений с НКО (а «Северная корона» взаимодействует не только с детскими домами, но и, например, с Управлением делами президента) целенаправленно не проверяют.

Олег Ролдугин

Оригинал материала: "Собеседник.Ру"