Михаил Абызов получил тюремный опыт в «Открытом правительстве»: посещал СИЗО «Матросская Тишина» и колонии

Сегодня Басманный райсуд по ходатайству СКР изберет меры пресечения экс-министру по делам «Открытого правительства» Михаилу Абызову и его предполагаемым сообщникам, обвиняемым в организации преступного сообщества, участии в нем и особо крупном мошенничестве. Ночь фигуранты расследования провели в изоляторе временного содержания полиции, где их соседями по камерам стали обвиняемые в тяжких преступлениях. При этом часть обвиняемых сами прилетели в Москву по вызовам из СКР, чтобы поучаствовать в следственных действиях.

Следственные действия с Михаилом Абызовым, экс-гендиректором АО «СИБЭКО» Александром Пелипасовым, бывшим членом совета директоров этой компании Максимом Русаковым, экс-главой ООО «РУ-2 КОМ» Николаем Степановым и экс-руководителем новосибирского АО «Сибэнергострой» Галиной Фрайденберг продолжались до позднего вечера вторника. Всем им в итоге были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 210 и ч. 4 ст. 159 УК,— организация преступного сообщества с использованием служебного положения или участие в ОПС, а также мошенничество в особо крупном размере. После этого задержанных на автозаке доставили из центрального офиса СКР в Техническом переулке в изолятор временного содержания УМВД по Северо-Восточному округу Москвы (главный полицейский ИВС на Петровке, 38 сейчас находится на ремонте).

Перед тем как обвиняемых распределили по камерам, сообщил “Ъ” ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы Иван Мельников, они около трех часов провели в автозаке, что является существенным нарушением прав, поскольку они были лишены возможности сходить в туалет и элементарно подышать свежим воздухом. Для задержанных, как выяснилось, никто не предусмотрел и питание. В результате их, как отметил господин Мельников, не кормили как во время следственных действий, так и в ИВС. Кашу им дали только на завтрак перед тем, как отправить в Басманный райсуд.

Михаил Абызов на ночь попал в камеру с подозреваемым в убийстве и обвиняемым в краже, который ранее уже был судим. Правозащитник назвал это нарушением, так как по закону сокамерники должны обвиняться в одном виде преступлений. Впрочем, по словам господина Мельникова, Михаил Абызов, работая в правительстве, посещал СИЗО «Матросская Тишина» и колонии, поэтому быстро сориентировался в сложившейся ситуации и никаких проблем с сокамерниками не имел.

Господин Мельников отметил, что задержанные не очень понимают сути инкриминируемых им преступлений, пребывают в некотором шоке от всего происшедшего, свою причастность к махинациям, а тем более созданию ОПС, не признают.

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

По его словам, особенно тяжело случившееся переживает Галина Фрайденберг, которая сама по вызову следствия прилетела из Новосибирска в Москву и была задержана в аэропорту. Дело в том, что у женщины дома остались двое детей. После задержания у нее также возникли проблемы с давлением, а нужных лекарств она вовремя не получила.

На само задержание обвиняемые, отметил господин Мельников, не жалуются, сообщая, что сотрудники ФСБ и следователи вели себя с ними предельно корректно.

По версии следствия, в период с апреля 2011 года по ноябрь 2014 года Михаил Абызов, являясь владельцем 95% акций ОАО «Сибирская энергетическая компания» и ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС), организовал аферу, в результате которой эти же структуры приобрели по завышенной, как считают в СКР, цене акции входящих в них же небольших компаний. Последние оценивались в 186 млн руб., за которые были проданы кипрскому офшору «Блэксирис». Затем к этим компаниям были присоединены несколько фирм, не ведущих, по версии следствия, никакой финансово-хозяйственной деятельности, что позволило продать их двум ОАО уже за 4 млрд руб. Средства ушли на счета «Блэксирис» и были потрачены соучастниками предполагаемых хищений по собственному усмотрению. Этой сделкой, считает следствие, был причинен ущерб двум частным лицам, являющимся акционерам ОАО, а также ФГУП «Алмазювелирэкспорт». Еще один фигурант расследования — глава РЭС Сергей Ильичев — находится в розыске.

Николай Сергеев

Оригинал материала: «КоммерсантЪ»

«Газета.Ру», 27.03.19, «Где Дворкович отпраздновал день рожденья, рассказал источник»

Бывший вице-премьер России Аркадий Дворкович отпраздновал свой день рожденья 26 марта не в России, передает РИА «Новости» со ссылкой на источник.

Руслан Кривобок/РИА «Новости»

«Дворкович не в России на этой неделе», — сказал источник.

Так он прокомментировал сообщения СМИ о том, что задержанный экс-министр по делам открытого правительства Михаил Абызов приехал в Россию, чтобы отметить день рожденья к Дворковичу.

Абызов был задержан 26 марта, он не признал вину в хищении 4 млрд руб.

Ранее официальный представитель российского Следственного комитета (СК) Светлана Петренко заявила, что ведомство попросит суд арестовать экс-министра открытого правительства Михаила Абызова.

«КоммерсантЪ», 27.03.19, «Абызова задержали в его доме в Подмосковье»

Бывшего министра «Открытого правительства» Михаила Абызова задержали в его загородном доме в Подмосковье, рассказал адвокат обвиняемого Александр Аснис.

«Он находился в своем частном доме в Подмосковье с семьей»,— сказал журналистам господин Аснис в Басманном суде Москвы. Он отметил, что в этом же доме следственная группа и провела обыск. Защитник добавил, что бывший министр постоянно живет в России. Адвокат также уточнил, что информация о задержании господина Абызова «на трапе самолета» и выманивании его из-за границы не соответствует действительности.

«Уголовное преследование в отношении Абызова — обычная ситуация в бизнесе, которому придано криминальное содержание»,— сказал господин Аснис.

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

Михаил Абызов был задержан вчера, 26 марта. Ему предъявлено обвинение по двум статьям УК РФ — о мошенничестве и организации преступного сообщества. Обвинение строится вокруг сделки по продаже энергокомпаний. По версии СКР, структуры господина Абызова продали их за 4 млрд руб. при реальной стоимости 186 млн руб. Адвокаты Михаила Абызова и других фигурантов дела утверждают, что последние не признают свою вину, считая сделку рыночной.