Гендиректор «Роза Хутор» Сергей Бачин рассказал, вернут ли инвесторы назад свои деньги и как курорт пытается завлечь туристов

Взрывной рост популярности горнолыжных трасс «Розы Хутор» начался сразу после Олимпиады 2014 года. Но сейчас турпоток стабилизировался. Как курорт пытается привлечь отдыхающих, рассказал его гендиректор Сергей Бачин.

— Как вы адаптировали использование «Розы Хутор» в постолимпийский период?

— Во время Игр в 2014 году на курорте «Роза Хутор» спортсмены жили в горной Олимпийской деревне и соревновались на трассах на северном склоне Аибги. Сейчас деревня переоборудована в большой гостиничный комплекс, рассчитанный на единовременный прием 3–3,5 тыс. туристов. Если в ходе Олимпиады гости жили в отелях только в «Роза Долине», на нижней станции, то сейчас емкость нашего курорта такова, что он может принять одномоментно примерно 6–7 тыс. человек, то есть вдвое больше, чем в первый месяц после окончания Олимпиады. Кроме того, мы освоили дополнительную горнолыжную территорию, открыли для катания южный склон Аибги, что позволило существенно увеличить количество трасс. У нас появились дополнительные подъемники, что разгрузило поток в пиковое время. Одним словом, после Олимпиады у нас удвоился не только турпоток, но и инфраструктура.

«Роза Хутор»

— Как вы намерены развивать «Розу Хутор» в качестве круглогодичного курорта?

— Мы будем акцентироваться на экотуризме. К летнему сезону расширим карту пеших горных троп, отправной точкой которых будет «Роза Хутор», и планируем построить в этом году первый туристический лагерь на большом отдалении от «Розы Хутор»: туда турист может прийти, отдохнуть и отправиться дальше. За пять лет мы планируем создать сеть из восьми–десяти таких лагерей. Концепция заключается в том, что на территории лагеря будет несколько хижин, где можно переночевать и продолжить пеший поход, с электричеством, связью, возможностью доступа на случай эвакуации. В зависимости от места расположения, по нашей оценке, на создание одного такого лагеря потребуется от 50 млн до 70 млн руб. Этот проект, безусловно, нацелен на увеличение турпотока в летнее время.

— Каким образом формировался турпоток на вашем курорте с момента его открытия для широкой публики?

— Взрывной рост турпотока наблюдался в первые два года после Олимпиады. Сейчас он более или менее стабилен. Но сегодня мы измеряем турпоток не в количестве людей, для нас важны качественные показатели. Если раньше это были туристы, особенно летом, осенью, которые просто выбирались с пляжа на пару часов прогуляться по «Розе Хутор», то теперь они, как правило, у нас проживают. На курорте появилось гораздо больше различных активностей, поэтому туристы задерживаются надолго. Если им хочется увидеть море, они могут съездить на наш пляж в Имеретинской бухте, благо это всего лишь 30–40 минут в дороге. Сейчас мы формируем программы отдыха так, чтобы перехватить российского туриста, который собрался поехать на аналогичный курорт за рубежом.

Сергей Бачин. Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ

— В Сочи по-прежнему доминирует внутренний турпоток?

— Согласно нашей статистике, да.

— Сейчас для россиян открылось еще одно направление — Крым, которое может стать серьезным конкурентом Сочи. Не боитесь этого?

— Мы же не стоим на месте. Пока в Крыму будут строить соответствующую инфраструктуру, пройдет еще пять-десять лет, за это время мы продвинемся еще дальше.

— Во время подготовки к Олимпиаде было много опасений, что проекты в Сочи не окупаются. На ваш взгляд, сейчас ситуация поменялась?

— Если взять только коммерческую часть нашего курорта, то окупаемость может составлять 12–15 лет, что мы наблюдаем в аналогичных проектах в Европе и США. Если же рассматривать наш проект совокупно и с инфраструктурной частью, то срок возврата инвестиций увеличивается до 20 с лишним лет. Так что выводы о нулевой окупаемости олимпийских объектов в Сочи — это всего лишь спекуляции.

Интервью взял Халиль Аминов

Оригинал материала: "Коммерсантъ"