Сыновья Алексея Мордашова — 19-летний Кирилл и 18-летний Никита, стали основными владельцами золотодобывающей компании Nordgold стоимостью 850–900 миллионов долларов

Компания «КН-холдинг» направила в антимонопольную службу (ФАС) ходатайство о приобретении прав, позволяющих определять ведение предпринимательской деятельности ООО «Нордголд менеджмент» и аффилированных с ним компаний, которые формируют бизнес золотодобывающей компании Nordgold. Об этом рассказал сотрудник «Севергрупп», холдинговой компании Алексея Мордашова, через которую он контролирует свои предприятия, в том числе 99% Nordgold.

В случае одобрения регулятора и совершения сделки «КН-холдинг» получит в косвенное владение примерно 65% Nordgold, добавил собеседник «Ведомостей». ФАС не ответила на запрос.

«КН-холдинг», по данным ЕГРЮЛа, был зарегистрирован в декабре 2018 г., по 50% в нем владеют Кирилл Алексеевич и Никита Алексеевич Мордашовы. Это сыновья Алексея Мордашова и они должны стать совладельцами Nordgold, подтвердила представитель бизнесмена Анастасия Мишанина.

Алексей Мордашов передал «Ведомостям», что основная цель изменений – преемственность, вхождение Кирилла и Никиты в курс дел, получение ими знаний и опыта в сфере управления бизнесом. Сам он остается крупным акционером и членом совета директоров Nordgold, по-прежнему будет вовлечен в ее бизнес и выступит наставником для сыновей, которые, по его словам, проявляют интерес к бизнесу.

Алексей Мордашов отмерил долю сыновей в золотодобывающем бизнесе. Евгений Разумный / Ведомости

Мордашов – второй в списке богатейших россиян по версии Forbes: журнал оценил его состояние в $18,7 млрд. Главный его актив – 77% металлургического холдинга «Северсталь». Также ему принадлежат 100% крупнейшего в России энергомашиностроительного холдинга «Силовые машины» (выпускает турбины и котлы для электростанций), Nordgold, 23% крупнейшего в мире туроператора TUI.

Изменений в акционерной структуре «Северстали» не планируется, говорит Мишанина: «Эта компания останется основным фокусом для [Алексея] Мордашова».

Nordgold ведет добычу в России, Казахстане, Буркина-Фасо и Гвинее, у нее есть проекты в Канаде и Французской Гвиане, в январе – сентябре 2018 г. она произвела 675 900 унций золота. Директор группы корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов оценивает Nordgold в $1,5 млрд, аналитик «Атона» Андрей Лобазов – в $1,3–1,5 млрд.

Кирилл и Никита Мордашовы, таким образом, получат акций на $420–490 млн каждый.

Им 19 и 18 лет соответственно, рассказала Мишанина, оба «учатся в России по гуманитарным специальностям». В будущем не исключено трудоустройство братьев в Nordgold и вхождение в совет директоров, но для операционной деятельности необходим серьезный опыт, который им еще предстоит получить. «На стратегию развития Nordgold и стандарты корпоративного управления новая структура владения не повлияет», – обещает она.

Для Алексея Мордашова, по словам Мишаниной, важно, чтобы дети были свободны в выборе рода деятельности, при наличии интереса кто-то из них сможет найти себя в бизнесе компаний «Севергрупп». Поэтому он считает важным подготовить их, чтобы они могли эффективно выполнять роль собственников. Получение акций, по мнению Мордашова, позволит братьям лучше погрузиться в бизнес и почувствовать ответственность за его развитие, продолжает Мишанина.

При этом никаких защитных механизмов по ограничению полномочий новых бенефициаров не предусмотрено: их полномочия будут в рамках законодательства, а эффективность принятия решений обеспечит механизм наставничества.

Далеко не все богатейшие россияне готовы сделать детей наследниками или управленцами созданных ими бизнесов. Владелец холдинга «Интеррос» (основной актив – «Норильский никель») Владимир Потанин рассказывал, что присоединился к Giving Pledge, обязавшись завещать состояние на благотворительность. Президент и крупнейший акционер «Лукойла» Вагит Алекперов говорил, что запретит наследникам (его ближайшие родственники – сын, жена и сестра) дробить его пакет (24,8% «Лукойла»). Он рассматривал возможность сделать своим преемником сына Юсуфа, но в итоге пришел к выводу, что тот точно не будет управлять «Лукойлом», так как это «слишком сложная работа».

«Согласно опросам подавляющее большинство предпринимателей не вовлекают членов семьи в управление бизнесом, при этом свыше 80% детей хотят быть больше вовлечены в семейное дело. Но на практике, когда приходит понимание связанных с бизнесом требований и рисков, в том числе ограничения свободы самореализации в других сферах, энтузиазм часто снижается. К тому же успешность многих российских предприятий во многом зависит от персональных связей основателей, риски передачи дела детям в таком случае сложно просчитать», – говорит управляющий директор Phoenix Advisors (консультирует по вопросам наследования) Алексей Станкевич.

Александр Воробьев, Полина Трифонова

 

Оригинал материала: "Ведомости"