«Я вложил за 15 лет 150-170 млрд рублей инвестиций в экономику России, а за рубежом вкладывался только в то, что мог применить в России», — Зиявудин Магомедов рассказал судье и принципах своего бизнеса

Тверской районный суд Москвы в очередной раз продлил арест владельца группы «Сумма», миллиардера Зиявудина Магомедова и его брата, экс-сенатора Магомеда Магомедова, сообщает корреспондент Forbes из зала суда. Магомедовы пробудут в СИЗО «Лефортово» как минимум до 30 марта. Именно 30 марта 2018 года братья были задержаны. Срок предварительного следствия продлили до 5 мая.

Магомедовых обвиняют в создании преступного сообщества, мошенничестве и растрате. Помимо братьев, под арестом находится глава компании «Интекс» (входит в «Сумму») Артур Максидов. Всего, как отчитался следователь Николай Будило на сегодняшнем судебном заседании, в деле 16 фигурантов.

Общий ущерб федерального и региональных бюджетов от действий Магомедовых, по версии следствия, составил 2,8 млрд рублей. Всего в деле восемь эпизодов: Магомедовых обвиняют в хищениях у Федеральной сетевой компании, в ходе строительства аэропорта Храброво и стадиона «Арена Балтика» в Калининграде, при намыве участка в 16 га на Крестовском острове в Санкт-Петербурге, в выводе активов из Объединенной зерновой компании и хищениях при строительстве Чуйского тракта в Новосибирской области.

Объясняя необходимость содержания Магомедовых под стражей, представитель следствия указал, что они «продолжают переоформлять компании на офшоры» и имеют доступ к похищенным деньгам. Кроме того, со стороны обвиняемых идет давление на свидетелей.

Зиявудина Магомедова доставляют в Тверской суд Москвы. 31 марта 2018 года

Как сообщил представитель следствия, один из эпизодов уголовного дела — избиение бывшего охранника Зиявудина Магомедова из-за его отказа выполнять приказы в ходе «захвата» Махачкалинского порта.

События, о которых говорит следователь, относятся к 2016 году. Тогда Агентство речного и морского транспорта России решило сменить директора порта — место Ахмеда Гаджиева, который считался человеком сенатора Сулеймана Керимова, должен был занять Андрей Гормах, первый замруководителя Объединенной зерновой компании, где группе «Сумма» принадлежит 50% минус 1 акция. После этого на территории порта произошла серия стычек между сторонниками нового и старого менеджмента.

«У меня пониженный инстинкт самосохранения»

«Я вложил за 15 лет 150-170 млрд рублей инвестиций в экономику России, а за рубежом вкладывался только в то, что мог применить в России», — сказал Зиявудин Магомедов в ответном слове. Сейчас в предприятиях группы «Сумма», на которых работают 35 000 человек, проходят обыски, «кошмарятся бухгалтеры» и помощники руководителей, арестованы счета примерно на 350 млрд рублей, пожаловался миллиардер. Кроме того, компании, входящие в группу, не могут платить налоги и обслуживать кредиты из-за ареста счетов.

На прошлой неделе РБК сообщал, что $750 млн, которые «Транснефть» перечислила группе «Сумма» за ее долю в Новороссийском морском торговом порте, арестованы. Знакомый Магомедова говорил изданию, что из-за судебной блокировки Магомедов не смог расплатиться по кредитам принадлежащей ему Якутской топливно-энергетической компании (ЯТЭК).

Магомед и Зиявудин Магомедовы (слева направо) (Фото: Андрей Любимов / РБК)

Комментируя слова следователя об избитом охраннике, отказавшемся выполнять приказ, Магомедов сказал, что на самом деле речь идет о бывшем сотруднике полиции, которого оттуда выгнали. «Николай Николаевич (следователь. — Forbes) — человек, безусловно, очень умный. Я хочу обратить его внимание, что Махачкалинский порт — это ФГУП, собственность государства. Господин Гормах, который был назначен гендиректором правительством, поехал туда, чтобы наладить нормальную экономическую деятельность на объекте», — подчеркнул Магомедов. К моменту назначения Гормаха, отмечает бизнесмен, порт был доведен до ужасного состояния, до умышленного банкротства. «Получается, человека, которого упоминает Николай Николаевич, кто-то нанял, чтобы он помог государству захватить этот порт?» — недоумевает Магомедов. В свою очередь, защита бизнесмена указала на то, что по эпизоду с охранником Магомедову не предъявлены обвинения и этот случай никак не связан с вопросом продления ареста.

Магомедов подчеркнул, что его арест негативно влияет на деловой климат в России в целом. «Я активист, бизнес-энтузиаст в Российской Федерации. У меня пониженный порог инстинкта сохранения. Я все равно в этой стране буду работать и менять ее к лучшему. Но дело не во мне, дело в сфере бизнеса. Кто в этой стране будет работать? Это самое страшное и самое главное», — сказал миллиардер.

Анастасия Ляликова 

Оригинал материала: «Форбс»

«РБК», 21.01.19, «Суд арестовал $750 млн от продажи доли в НМТП на счетах Магомедовых»

Как стало известно РБК, суд арестовал $750 млн, перечисленных «Транснефтью» на счета братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых за долю в НМТП. Деньги не были направлены на обслуживание долга другой компании бизнесменов — ЯТЭК.

Вид на Новороссийский морской торговый порт (Фото: Алексей Зотов / ТАСС)

Что произошло с деньгами от продажи НМТП

Тверской суд Москвы арестовал полученные братьями Зиявудином и Магомедом Магомедовыми $750 млн от продажи доли в крупнейшем портовом операторе России — Новороссийском морском торговом порте (НМТП), рассказали РБК два знакомых Зиявудина Магомедова и подтвердил источник, знакомый с ходом расследования.

Братья Магомедовы с 30 марта прошлого года находятся под стражей по обвинению в создании преступного сообщества, мошенничестве и растрате (ст. 210 Уголовного кодекса — организация преступного сообщества и участие в нем). В ноябре​ Тверской суд Москвы продлил их арест до 5 февраля. В суде пока не ответили на запрос РБК.

По словам одного из собеседников РБК, суд арестовал счета Магомедовых еще до того, как покупатель доли в НМТП — «Транснефть» — перечислила на них средства. «Это правда, [счета] были арестованы решением Тверского суда в сентябре 2018 года. Деньги поступили в октябре, а в сентябре уже был судебный запрет на распоряжение имуществом компании-продавца», — сообщил РБК осведомленный источник.

Знакомый Магомедова пояснил РБК, что средства от продажи доли в НМТП лежат на счетах бизнесменов в Сбербанке. Его представитель отказался это комментировать. Из-за судебной блокировки этих средств ​Зиявудин Магомедов не сумел расплатиться по кредитам другой принадлежавшей ему компании — Якутской топливно-энергетической компании (ЯТЭК) — и поэтому сейчас может утратить контроль над ней, утверждает один из собеседников РБК. В январе стало известно, что компания сооснователя Yota и партнера «Ростеха» Альберта Авдоляна выкупила долг ЯТЭК перед Сбербанком в размере 3 млрд руб.

Управляющая активами Зиявудина Магомедова Лейла Маммедзаде в интервью РБК в октябре говорила, что в рамках сделки с «Транснефтью» предполагалось, что деньги от продажи будут лежать на счетах в государственном банке и в Российской Федерации. «В дальнейшем, когда ситуация разрешится, — а я верю, что она разрешится благополучно, — он потратит эти деньги так, как сочтет нужным», — говорила она.

О том, что «Транснефть» купила у Магомедовых 50% кипрской Novoport Holding, владеющей 50,1% НМТП, стало известно в октябре. В результате доля «Транснефти» увеличилась до 60,6% (еще 10,5% компании принадлежало ее «дочке» «Транснефть-сервис»). Еще 20% компании — у Росимущества, остальные акции — у миноритариев.

Почему суд арестовал средства

Статья 115 Уголовно-процессуального кодекса (наложение ареста на имущество) содержит основания для наложения ареста на имущество, в том числе на денежные средства, говорит адвокат Алексей Мельников. Это, по его словам, делается для обеспечения исполнения будущего приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или конфискации имущества.

Но арест должен быть соразмерен нанесенному ущербу, отмечает Мельников. «А исходя из размера установленного ущерба (2,8 млрд руб.), предъявленного Магомедовым, этот арест выглядит несоразмерным», — говорит он. Поэтому адвокат предполагает, что возможно появление иных эпизодов хищений или же следствие и суд, видя значительную сумму имеющихся денег на счетах бизнесменов, их арестовывает «впрок», предполагая расширения обвинений. К тому же возможна и конфискация имущества в силу ст. 104.1 (конфискация имущества) и ст. 210 Уголовного кодекса, заметил юрист.

Маммедзаде в интервью РБК в ответ на вопрос о возможных препятствиях в сделке с «Транснефтью» из-за предъявленного Зиявудину Магомедову обвинения по статье, предполагающей конфискацию имущества, в октябре говорила, что «дело даже не внесено в суд и нет приговора, поэтому говорить о таких вещах, как конфискация, просто язык не поворачивается». По ее словам, разрешение​ на продажу не запрашивалось и никаких формальных или неформальных запретов на сделки с этим активом не существовало — он не был ни заложен в банке, ни арестован.

Распродажа активов

Активы арестованного владельца «Суммы» Зиявудина Магомедова постепенно стали переходить к новым собственникам. Спустя несколько недель после сделки с «Транснефтью» FESCO (у Магомедова треть в компании) продала ВТБ около 25% крупнейшего контейнерного оператора «Трансконтейнер». Сумма сделки не раскрывалась, банк, по данным источников РБК, приобрел долю в интересах «Енисей Капитала» Романа Абрамовича и Александра Абрамова, которому уже принадлежит 24,5% «Трансконтейнера». Тогда же глава Объединенной зерновой компании Михаил Кийко заявил, что в ближайшее время бизнесмен продаст ВТБ почти 50% компании, но затем «Сумма» и ВТБ это опровергли.

Тимофей Дзядко, Маргарита Алехина