После того, как Дмитрию Захарченко снова не захотели менять меру пресечения, он предложил гособвинителю его «расстрелять»

День допроса сотрудников ФСБ — так можно смело назвать очередное заседание по делу полковника-миллиардера Дмитрия Захарченко, которое прошло в Пресненском суде 17 января. Защита экс-полицейского продолжила представлять доказательства в его пользу. На этот раз адвокаты привели в суд троицу, прямо связанную с беглым полковником ФСБ Дмитрием Сениным, которому сторона обвинения вменяет преступные связи с Захарченко: младшего брата Сенина и супружескую чету его соседей.

Дмитрий Захарченко до начала судебного заседания был молчалив, угрюм и только шепотом переговаривался с адвокатами. Возможно, успокаивающее действие на подсудимого оказала грозного вида полицейская овчарка, которая в этот раз следила за порядком в зале суда наравне с приставами. По какой причине пришлось для охраны Захарченко выделить четвероногого стража порядка, полицейские не пояснили. Но как только в зал судебных заседаний вошла судья Абрамова, хвостатый охранник тихонько заскулил, зевнул и в следующую секунду удалился за дверь.

За час суду удалось заслушать троих новых свидетелей защиты. Все трое тесно связаны с именем Дмитрия Сенина- экс-сотрудника ФСБ, который сейчас находится в федеральном розыске и которого обвинение называет подельником обвиняемого в коррупции полицейского.

Смысл рассказа всех свидетелей, по сути, свелся к одному: с Захарченко они знакомы либо не были, либо если и были, то мельком и не всерьёз.

Полковник Захарченко в ответ гособвинителю предложил расстрелять себя. Фото: МК

-Я сама с Захарченко не знакома,- пояснила Ирина Лобанова, соседка Сенина. — В СМИ про него много плохого пишут…что коррупция. Может быть, драматизируют.

С семьёй самого Дмитрия Сенина соседи общались, по словам Лобановой, только по линии детей. Вместе отмечали праздники. В частности, Старый Новый год — по южной, ростовской традиции лепили дома у Сениных дружным коллективом вареники с сюрпризом. Но Захарченко к кулинарным мастер-классам вроде бы был равнодушен и на такие праздники не приходил. Правда, свидетельница немного запуталась в датах.

Подсудимый воспринял это как повод в очередной раз блеснуть чувством юмора:

— А какой год-то? Тринадцатый? От рождества Христова? Одна тысяча тринадцатый?»- съязвил Захарченко. — У Шолохова, кстати, хорошо описаны все южные традиции!

Рассказом о варениках с сюрпризами порадовал участников процесса и второй свидетель — сотрудник ФСБ Евгений Лобанов (тоже сосед Сенина). Также свидетель смог сообщить номер своего сотового телефона. Он понадобился гособвинителю, чтобы понять, связывался ли кто-то с фигурантами по этому номеру или нет.

Подсудимый такие действия прокурора воспринял болезненно:

— Государственному обвинителю понравился свидетель! Поэтому она спрашивает его мобильный телефон. Но надо же у супруги разрешение спросить! — продолжил фонтанировать остротами Захарченко.

Наконец, третьим действующим лицом сегодняшнего процесса стал младший брат беглого полковника ФСБ Андрей Сенин. Оказалось, он тоже служит в том же силовом ведомстве. Но кто такой Захарченко, тоже знает почти понаслышке:

— О том, кто такой Захарченко, я узнал из новостей. Видел его один раз.

Зато брата Сенин- младший охарактеризовал в лучшем виде.

— Дмитрий -человек порядочный, ответственный. Награждён ведомственными наградами, есть медаль за отвагу и мужество. Я к нему положительно отношусь. Как ещё можно относиться к старшему брату? — сказал Андрей.

Однако на этом, похоже, доказательства защиты не закончились. Адвокаты попросили судью выдать им повестку для отца подсудимого — Виктора Захарченко. Он сейчас под домашним арестом по уголовному делу, которое рассматривается в Мещанском суде.

— Я вам говорю — он взят в заложники и меня шантажируют отцом! — выкрикнул Захарченко.

Изъятые денежные средства у полковника Захарченко

Это ходатайство суд удовлетворил. Но радость защитников была недолгой. Сразу после этого государственный обвинитель потребовала продлить срок содержания Дмитрия Захарченко под стражей аж до 24 апреля. Разумеется, и адвокаты, и подсудимый оказались резко против. Последний даже толкнул пылкую речь:

— За все время, что я нахожусь в заточении в «Лефортово», и сейчас не предоставлено ни одного факта, подтверждающего, что Захарченко может скрыться, делал попытки скрыться, давил на свидетелей. Посадите в эту клетку кота — и можно тоже говорить, что он будет давить на свидетелей… Давайте расстреляем Захарченко, и станет легче тем людям, которые сфабриковали в отношении меня это дело!

Подсудимый на этот раз был готов отправиться под домашний арест уже не в пятикомнатную квартиру в Якиманском переулке, а по месту прописки — на Мичуринский проспект. Но и этот ход не удался. Суд снова оставил «золотого» полковника в СИЗО.

Татьяна Антонова

Оригинал материала: «Московский комсомолец»

«Московский комсомолец», 15.01.19, «Полковник-миллиардер Захарченко обвинил журналистов в приеме транквилизаторов»

И отверг какую-либо связь с беглым полковником ФСБ Сениным.

«Золотой» полковник Дмитрий Захарченко заявил, что Новый год прошел мимо него и он не загадывал праздничных желаний. Из-за этого экс-полицейский пребывал в крайне негативном расположении духа во время судебного заседания 15 января в Пресненском суде. Наступивший старый новый год тоже не принес Захарченко ничего хорошего: свидетели защиты фактически открестились от близких отношений с подсудимым.

фото: Наталия Губернаторова

Вид зала судебных заседаний навёл на Дмитрия Захарченко такую тоску, что он с порога обвинил пришедших на процесс журналистов в пристрастии к психотропным препаратам и искажении истины.

«Вы полностью искажается факты и истину. Напишите мне все ваши вопросы и передайте через адвокатов. Я на все вопросы отвечу. Но я прошу чтобы вы в полном объеме напечатали мои ответы. Мне скрывать нечего. Я невиновен и надеюсь это доказать. Если я где-то солгу, вы сможете на меня подать в суд», — заявил Захарченко, как только его завели в камеру в зале суда.

Не пожелал полковник-миллиардер отвечать и на вопросы о своем отношении к делу по иску Генпрокуратуры к его соучастнику, беглому полковнику ФСБ Дмитрию Сенину, который сейчас рассматривается в Гагаринском суде Москвы.

«Вы наверное принимаете какие-то препараты, транквилизаторы? Только под их действием можно задавать такие вопросы!» — отрезал Захарченко.

Сторона защиты решила пойти ва-банк и в самом начале слушания заявила ходатайство об изменении своему подзащитному меры пресечения. По мнению адвокатов, отпали основания держать Захарченко под стражей:

«Отсутствуют основания полагать, что подсудимый может вмешаться, давить на свидетелей. Все свидетели были допрошены. Личные характеристики подсудимого позволяют изменить меру пресечения на домашний арест. Адрес, по которому он планирует проживать, он сам скажет».

Сам экс-полковник с жаром пытался убедить судью, что он совершенно не опасен для правосудия и будет паинькой.

«Мечтаю проживать там где проживал — в Якиманском переулке. Я там проживал до того, как был взят в плен и помещен в Лефортово,- сказал Захарченко. — Я не только не буду скрываться. Я буду с шести, семи, девяти утра находиться в суде. Поэтому прошу изменить меру пресечения на домашний арест или иную меру, не связанную с содержанием в СИЗО».

Тем не менее, доводы защиты суд счёл несостоятельными и не сменил экс-полковнику тюремную камеру на 5-комнатную квартиру площадью 160 кв. метров в шикарном ЖК «Имперский дом».

А пока стороны ждали решения судьи по ходатайству, Захарченко решил блеснуть чувством юмора и попросил слушателей процесса передать весточку-просьбу телевизионщикам:

«У нас телеканалы в СИЗО плохо ловят, только два работают. Так там либо экстрасенсы, либо пушка из прошлого в будущее стреляет. Пусть лучше что-нибудь поучительное, развивающее показывают».

Ключевым событием судебного заседания стал долгожданный допрос свидетельницы защиты Ольги Сениной — жены соучастника Захарченко, бывшего полковника ФСБ Дмитрия Сенина. Правда, как выяснилось, она сама уже больше года — бывшая жена бывшего полковника.

«Я не замужем, в данный момент супруга у меня нет, — заявила Сенина. — Я была замужем за Сениным, в 2017 году заочным решением мы разведены».

О причинах развода с беглым экс-фсбшником Сенина решила не распространяться. Но охарактеризовала человека, из-за которого теперь ей придется обивать пороги Гагаринского суда в связи с иском Генпрокуратуры на 380 миллионов рублей, чуть ли не как героя:

«Работа была одним из самых важных в его жизни. Для него честь — это не просто пустой звук. Он был в командировке в Чеченской республике. У него есть орден за отвагу. Работа для него была всем».

По словам Сениной, ее бывший муж всегда был хорошим супругом и заботливым отцом троих детей. А вот с Захарченко близких отношений, как уверяет Сенина, у ее экс- мужа никогда не было. Якобы все ограничивалось совместными семейными посиделками по праздникам и тостами.

«Я знакома с его (Дмитрия Захарченко — прим. Авт.) супругой Мариной Семыниной. Мы учились в одном институте на разных факультетах. Потом оказалось, что дети у нас в Москве ходят в одну школу. У нас дочь увлекается конным спортом, и Ульяна (дочь Захарченко — прим. Авт.) тоже им занималась. Мы стали приглашать друг друга на праздники. Дружили семьями»- рассказала Ольга Сенина.

По версии свидетельницы Захарченко и Сенин даже не обменивались номерами телефонов.

Сам «золотой» полковник тоже заявил, что совместных интересов у них с беглым полковником ФСБ не было.

«У меня хобби — рыбалка и футбол. Рыбалка это с детства ещё, я сам из деревни. Футбол тоже, я играл за сельскую команду. А у ее (Сениной — прим. авт.) супруга наверное другие хобби», — заключил Дмитрий Захарченко.

Татьяна Антонова