Военные следователи возбудили уголовное дело о хищении 250 млн руб. в отношении начальника управления 46-го Центрального НИИ Минобороны полковника Михаила Котова и его зама, которые приняли на работу более 100 несуществующих сотрудников

Военно-​следственное управление СКР по Москве возбудило уголовное дело о хищении около 250 млн руб. в отношении начальника второго управления 46-го Центрального научно-исследовательского институт​а Минобороны полковника Михаила Котова и его заместителя Василия Козланжи. Дело расследуется с ноября прошлого года, следует из материалов, оглашенных 15 и 16 января на заседаниях Московского гарнизонного суда по мере пресечения для обвиняемых.Обоим вменяется преступление по ч. 4 ст. 159 (мошенничество в особо крупном размере в составе организованной преступной группы). Минобороны признано в деле потерпевшей стороной.

По версии следствия, полковник Котов в период с 2016 по 2018 год вместе с другими неустановленными лицами оформлял фиктивные договоры с коммерческими фирмами, которые выполняли, но по факту не осуществляли научно-исследовательские работы для 46-го ЦНИИ. Ущерб от действий полковника, по данным следователей, может превышать 250 млн руб.

Котов не признает вину. Адвокат Сергей Черняков заявил РБК, что его подзащитный ущерба Минобороны не нанес. «Михаил Анатольевич обвиняется в том, что он якобы использовал какие-то фирмы для выполнения работ по различного рода контрактам. Для научной работы якобы привлекались какие-то сторонние организации, о которых он, Михаил Анатольевич, не в курсе. Мы это отрицаем и хотим сообщить, что все работы были выполнены, все контракты были исполнены и у Минобороны в этом плане никаких претензий нет», — утверждает он.

«Все деньги, которые были выделены, потрачены по целевому назначению. Вопрос лишь в том, выполнял ли работы сам Михаил Анатольевич либо использовались какие-то фирмы. Тут хищений никаких нет и в принципе быть не может», — подвел итог адвокат Котова. Он добавил, что объем исследовательских работ был слишком большим и самостоятельно ЦНИИ выполнить их не мог.

В качестве меры пресечения Котову избран запрет определенных действий: он не может общаться с коллегами и подчиненными, а также не имеет права покидать свою квартиру в период с 22:00 до 06:00. Суд продлил полковнику меру пресечения до 18 апреля.

Более сотни «мертвых душ»

Обвинение строится в том числе на показаниях Козланжи, который в начале следствия частично признал вину, следует из материалов дела, оглашенных в суде. Практически сразу после задержания 19 ноября Козланжи просил о досудебном соглашении со следствием, однако военная прокуратура отказалась его утверждать. Впоследствии обвиняемый решил воспользоваться ст. 51 Конституции и отказался давать показания, уточнил в беседе с РБК его адвокат Виктор Макаренко. От дальнейших комментариев защитник воздержался, сославшись на подписку о неразглашении, а также на то, что часть материалов дела, возможно, в ближайшее время будет засекречена.
Козланжи вменяется хищение 74 млн руб., связанное с фиктивным наймом и перечислением денег под видом зарплаты людям, которые в действительности не работали в 46-м ЦНИИ, следует из оглашенных в суде документов; таких фиктивных сотрудников следствие насчитало более сотни.

Показания Козланжи стали основаниями для возбуждения уголовных дел в отношении по меньшей мере трех человек кроме Котова, заявил в суде следователь Владимир Слащев. Вина фигурантов дела также подтверждается изъятыми в 46-м ЦНИИ «денежными средствами и записями, имеющими признаки бухгалтерии», следует из документов следствия. «Дело возбуждено по одной исследовательской программе, но в ходе следствия мы выходим на другие», — добавил следователь.

Разработчиков госпрограммы вооружения обвинили в мошенничестве

Козланжи с середины ноября находится под домашним арестом; 16 января суд продлил ему меру пресечения. «Это одна из ключевых фигур в деле, контроль за которой должен осуществляться посуточно и ежечасно», — обосновал Слащев свое ходатайство о продлении меры пресечения.

«Это человек дисциплинированный. Он не нарушал меру пресечения и делать этого не планирует», — возражал на заседании адвокат Козланжи Виктор Макаренко. По его мнению, следователь не привел конкретных данных, что Козланжи воздействует на участников процесса или иным путем мешает следствию. Обвиняемый и его защитник просили изменить меру пресечения на запрет определенных действий. Сейчас условия домашнего ареста Козланжи не предусматривают прогулок.

Основные задачи 46-го ЦНИИ — обоснование перспектив развития системы вооружения Вооруженных сил России, разработка и утверждение госпрограмм вооружения, говорится на сайте Минобороны. При головной роли института разработана и утверждена в том числе последняя госпрограмма вооружения до 2027 года стоимостью более 19 трлн руб.

Кандидату технических наук Михаилу Котову 47 лет, родился в Нальчике, проживает в Москве. Среди его научных статей — «Методический подход к оценке возможности применения результатов интеллектуальной деятельности, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, при создании экспортно ориентируемых образцов вооружения, военной и специальной техники», а также публикации, посвященные проблемам разработки госпрограммы вооружения.

В ходе заседаний суда представители следствия и защитники обвиняемых отказались сообщать РБК, связано ли дело Котова с госпрограммой вооружения.

В 2014 году «Росбалт» писал о деле против бывшего сотрудника Генштаба Анатолия Шиблева и заместителя начальника 46-го ЦНИИ Николая Нежинского. СК обвинял сотрудников ЦНИИ в хищении через подставные фирмы 30 млн руб., выделенных институту на проект Государственной программы вооружения на 2011–2020 годы и формирование единой системы планирования реализации военно-технической политики государства. Но, по данным «Росбалта», дело не дошло до суда из-за претензий Главной военной прокуратуры к расследованию.

Инна Сидоркова, Маргарита Алехина

Оригинал материала: "РБК"