В МВД РФ рассказали, по какой схеме рассчитывается размер средней взятки по стране, выросшей в 2018 году до 451 000 рублей

По данным МВД, если в 2017 году средний размер взятки был 357 тысяч рублей, то в 2018-м он оценивается уже в 451 тысячу. Эксперты, опрошенные Лайфом, называют несколько причин: в первую очередь из-за продолжающегося в России экономического кризиса у чиновников остаётся всё меньше возможностей заработать лёгкие деньги, их риски растут, поэтому они повышают суммы взяток. Кроме того, чиновники теперь предпочитают брать в валюте, поэтому рублёвые взятки привязывают к курсу.

По информации силовиков, с января по ноябрь 2018 года количество коррупционных преступлений в России по статье 290 УК РФ «Получение взятки» составило 3171, что почти на 10% больше уровня прошлого года. Тогда зарегистрировали 2899 таких преступлений.

По словам вице-президента ООО «Центр стратегических коммуникаций» Дмитрия Абзалова, увеличение средней суммы взятки связано с валютными скачками: теперь коррупционеры предпочитают брать в долларах и евро, а если речь идёт всё же о рублях, то привязывают сумму к эквиваленту по курсу Центробанка.

Кроме того, благодаря успешной работе силовиков у чиновников возросли и риски. Если раньше в зону внимания оперативников попадали мелкие и средние коррупционеры, то с недавних пор под уголовные дела о получении взяток пошли губернаторы, мэры и даже федеральные министры — неприкасаемых больше нет. Чиновники живут по принципу: если уж и брать, то чтобы хватило на хороших адвокатов, достойную жизнь семье на время отсидки и хорошие условия для себя в неволе.

Фото: © L!FE

Есть ещё одна причина повышения среднего размера взятки.

— В кризис у бизнеса становится всё меньше возможностей найти деньги для развития или даже просто для выживания. А взять их можно только из бюджета. Например, выиграть государственный тендер. Однако за участие и победу в торгах чиновники просят благодарности и откаты, — говорит Абзалов. — А поскольку количество желающих получить доступ к бюджетной кормушке только растёт, а финансовые возможности бюджета сокращаются в последние три года, то величина благодарности чиновникам возросла.

Полицейские отмечают, что с каждым годом вместе с ростом средней взятки растёт и «мастерство» коррупционеров. Постоянно совершенствуются коррупционные схемы. Разрабатываются новые методы конспирации.

Меняется сама взятка, а также способы её передачи.

— Если раньше в моде было конвертное взяточничество, то сейчас коррупционеры требуют отчислять деньги в специальные фонды под видом, например, благотворительности. Они чаще используют удалённый доступ, офшоры, аффилированные фирмы, онлайн-системы, — отмечают полицейские.

Фото: © L!FE/Владимир Суворов

В МВД РФ пояснили, что сама цифра средней взятки достаточно приблизительная, а рассчитывается по следующей схеме.

— Специалисты Главного информационного аналитического центра (ГИАЦ) МВД РФ суммируют количество возбуждённых уголовных дел по статье «Взятка» за год, а затем делят на это количество общую сумму взяток, которые фигурируют в делах за год, — поясняют полицейские.

По словам юриста Романа Вернеги, средний размер взятки в 2018 году очень условный, потому что большая доля коррупционных преступлений остаётся в тени.

— Ведь точное количество людей, которые давали и получали взятки в России, выяснить невозможно. Это связано с тем, что данные преступления латентны, так как выгодны и дающему взятку, и тому, кто её получает, — заявил Лайфу Вернега.

С юристом согласен и председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов.

— Высчитать средний размер взятки в России просто невозможно. Мы с коллегами пытались делать свои расчёты, но потом поняли, что это просто невозможно, так как данный вид преступления латентен и поэтому все расчёты будут некорректны, — рассказал председатель НАК.

Между тем, по данным Национального антикоррупционного комитета, в 2017 году общая сумма полученных в России взяток достигла 6,7 млрд рублей, хотя годом ранее оценивалась в 2,3 млрд рублей.

Фото: © L!FE

Председатель НАК Кирилл Кабанов уверен, что бороться с коррупцией в России начнут тогда, когда все правоохранительные органы — от МВД до Генеральной прокуратуры — станут реально выполнять президентский указ «О Национальном плане противодействия коррупции», а не декларировать его выполнение на различных совещаниях.

— Пока же чиновники, а иногда и сами правоохранители, охотно становятся частью коррупционной цепочки, — считает Кирилл Кабанов.

В самих же правоохранительных органах не скрывают, что взяточничество приняло в России масштабы национального бедствия. По подсчётам экспертов, ежегодный ущерб экономике России от взяток составляет сотни миллионов долларов.

Так, специалисты из Всероссийского центра изучения общественного мнения выяснили, что 80% россиян считают степень распространения коррупции в обществе высокой. 39% считают коррумпированными представителей региональных властей, 27% — сотрудников ГИБДД, 19% — врачей и 18% — представителей судебной системы.

Александр Раскин

Оригинал материала: «Лайф»

Газета «КоммерсантЪ», 11.12.18, «Бизнесмены рассказали, за что дают взятки»

Торгово-промышленная палата отметила международный день борьбы с коррупцией.

Предприниматели должны отказываться от коррупционных сделок, а также от неформальных платежей чиновникам — это будет лучшим вкладом в борьбу с коррупцией. К такому выводу пришли участники дискуссии, которую провела Торгово-промышленная палата в связи с международным днем борьбы с коррупцией. Такие дискуссии показывают, что борьба с коррупцией в РФ неэффективна, считают в Transparency International.

Торгово-промышленная палата (ТПП) отметила международный день борьбы с коррупцией обсуждением проблем, которые она приносит бизнесу. Коррупция стабильно входит в «тройку проблем, которые тревожат бизнесменов, она искажает конкурентное поле России», констатировал президент ТПП Сергей Катырин. Наиболее коррумпированы процедуры, связанные с лицензированием, получением разрешений и справок, выяснила ТПП по итогам анонимного опроса, который она провела среди почти 45 тыс. бизнесменов во всех регионах. На втором месте — контроль и надзор за предпринимательской деятельностью, на третьем — государственные и муниципальные закупки. В том, что они прибегают к «неформальным платежам» при «контактах с органами власти» «для ускорения получения документов, справок», признался 21% бизнесменов. 19,5% сообщили, что платят «для обхода обременительных требований законодательства», 13,9% — «для обхода невыполнимых требований законодательства». Некоторые платят, так как «просто не удается этого избежать». 19% респондентов, напротив, заявили, что не платят «принципиально».

Опросы бизнесменов ТПП проводит уже третий год — раз в полгода. В этом году в бизнесе стало больше тех, кто «никогда не сталкивался с проявлением коррупции». Их теперь 21,9% (было 19,6%). Правда, доля тех, кто с этим «сталкивается постоянно», тоже увеличилась — с 13,4% до 16,9%.

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ

Заместитель министра экономического развития Савва Шипов одной из причин коррупции считает «разрешительные процедуры». «В стране существует более 500 разрешительных процедур, зачастую непрозрачных, а следовательно, коррупциогенных»,— пояснил он. По словам заместителя министра, его ведомство разработало законопроект о разрешительных процедурах, который предусматривает не только их сокращение, но и перевод «в цифру», устраняющий непосредственный контакт граждан с чиновниками. Сергей Катырин напомнил об Антикоррупционной хартии российского бизнеса, которую четыре года назад приняли крупнейшие бизнес-объединения. Сейчас ее подписали «уже тысячи российских компаний», сказал он, отметив, что присоединение к хартии предполагает «внедрение антикоррупционных программ в корпоративную политику организаций».

«Почему-то о легализации лоббизма, о «конфликте интересов» говорить бизнесмены не стали»,— заявила “Ъ” основатель российского отделения Transparency International Елена Панфилова. Скептически относится она и к подписанной бизнесменами хартии: «Если бы она была эффективной, то представители бизнес-сообщества говорили о результатах противодействия коррупции, а не обсуждали бы причины коррупции и ее последствия».

Виктор Хамраев