За день до истечения предельного 12-месячного срока ареста за злоупотребление полномочиями управляющего директора по инвестиционной деятельности «Роснано» перевезли из СИЗО в ИВС на Петровку, 38, где следователь ГСУ СКР предъявил ему новое обвинение

Басманный райсуд Москвы арестовал управляющего директора по инвестиционной деятельности «Роснано» Андрея Горькова, обвиняемого вместе с неустановленными сообщниками в хищении 198,5 млн руб. Эти деньги «Роснано» инвестировало в производство автоматизированных вакуумных установок, однако проект провалился. До нового ареста господин Горьков ровно год находился в заключении за злоупотребления, которые, по версии следствия, причинили корпорации ущерб в размере 700 млн руб. При этом следственные действия с ним фактически не проводились: в Следственном комитете России (СКР), очевидно, рассчитывали, что топ-менеджер «Роснано» сам признает вину, но этого не произошло. Теперь следствие и суд дали арестанту как минимум два месяца на то, чтобы он изменил свою позицию.

За день до истечения предельного 12-месячного срока ареста за злоупотребление полномочиями (ч. 2 ст. 201 УК РФ) Андрея Горькова перевезли из СИЗО в ИВС на Петровку, 38, где следователь ГСУ СКР предъявилему новое обвинение — по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). По версии следствия, Андрей Горьков и неустановленные руководители «Роснано» в 2010–2011 годах заключили со своими партнерами договоры об инвестировании средств в ООО «ЭСТО-Вакуум», которое должно было наладить выпуск автоматизированных вакуумных установок для ионно-плазменного нанесения и травления микро- и наноструктур. Общий бюджет проекта планировался в размере 1 млрд руб., на эти деньги к 2016 году ООО предстояло выпускать 60 установок ежегодно. Однако вложение 198 млн руб. со стороны «Роснано» себя не оправдало. В 2013 году бизнес-план признали провальным, так как выручка в размере 19 млн руб. ему никак не соответствовала.

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

Выступая в суде, представитель ГСУ СКР сообщил, что именно Андрей Горьков убедил руководство «Роснано» в инвестиционной привлекательности «ЭСТО-Вакуума». По его версии, большая часть денег, переведенных на счет ООО в банк «Смоленский», была просто похищена. Инвестиции ушли в другие компании, где их обналичили и присвоили. Причем утруждать себя ссылками на то, что, находясь на свободе, обвиняемый может скрыться или оказать давление на свидетелей, следователь не стал, просто заявив: необходимость ареста на два месяца, до 7 августа, продиктована тяжестью обвинения.

В соответствии с УПК копию постановления о возбуждении уголовного дела следователь ГСУ СКР отправил прокурору, однако с арестным ходатайством обратился в суд, очевидно, не дождавшись его одобрения со стороны надзорного ведомства.

Прокурора Степана Цукавкина подобный расклад не устроил. Поддержать арестное ходатайство обвинитель отказался, посчитав, что оно незаконно и необоснованно. «Согласно представленным в суд материалам, новое уголовное дело возбуждено по факту мошенничества, но известно, что в производстве того же следователя находится уголовное дело в отношении Горькова за превышение полномочий,— заявил господин Цукавкин.— Странно, что следователь вместо того, чтобы включить новый эпизод в старое дело, возбудил новое. При таких обстоятельствах я считаю арест необоснованным, а дальнейшее содержание Горькова под стражей — незаконным».

Адвокаты Антон Голышев и Сергей Дрозда развили версию прокурора, заявив, что ходатайство ГСУ СКР «буквально дышит правовым нигилизмом» и «процессуальным цинизмом». Да и старое дело, отметили они, расследуется из рук вон плохо. «В течение года к нашему подзащитному никто из следователей не приходил и ни с какими документами его не знакомил,— заявил защитник.— Теперь Андрея Горькова собираются еще год держать под стражей в надежде на то, что он признает свою вину».

Сам Андрей Горьков заявил, что он непричастен к хищениям, а все инвестиционные проекты «Роснано» проверялись в том числе Счетной палатой, признавшей их обоснованность.

По словам обвиняемого, вложения в «ЭСТО-Вакуум» были одобрены научным советом, советом директоров и правлением «Роснано». «Это коллегиальные органы, и даже сам Анатолий Чубайс по уставу общества не вправе повлиять на их решения»,— подчеркнул подследственный. При этом он заявил, что до 2013 года инвестициями со стороны «Роснано» не занимался. По версии Андрея Горькова, контракты с «ЭСТО-Вакуумом» достались ему «по наследству» и он лишь исполнил их.

Следует отметить, что лицензию у банка «Смоленский» ЦБ отозвал в 2013 году. В разорившемся банке исчезло более 738 млн руб. «Роснано», необоснованно размещенных, по версии следствия, Андреем Горьковым. Экс-руководители банка, в том числе его основной акционер Павел Шитов, участвовавший в проекте с вакуумными установками, оказались в СИЗО по обвинению в хищении средств финансовой структуры. В свою очередь, «Роснано» пытается взыскать инвестированные в «ЭСТО-Вакуум» деньги с гендиректора АО НПП ЭСТО Виталия Разумова, полагая, что он не исполнил свою часть договоренностей в проекте с установками. Арбитраж вначале отклонил иск на 230 млн руб. (инвестиции и штрафные санкции), однако на днях соответствующее решение было принято. Впрочем, ответчик, недоступный в пятницу для комментариев, его уже обжаловал. В «ЭСТО-Вакууме» за просроченную задолженность между тем в январе этого года столичный арбитраж ввел процедуру наблюдения. С соответствующим заявлением в суд обратился бывший юрист компании Евгений Тарабаров, которому «ЭСТО-Вакуум» задолжал 316 тыс. руб.

Николай Сергеев, Алексей Соковнин

Оригинал материала: «Коммерсантъ»

«Коммерсантъ», 13.06.17, ««Роснано» не нашло ущерба от действий своего топ-менеджера»

Защита управляющего директора «Роснано» по инвестиционной деятельности Андрея Горькова, обвиняемого в причинении компании ущерба в размере более 700 млн руб., намерена обжаловать его арест. Адвокаты считают, что оснований для избрания столь жесткой меры пресечения не было, поскольку подследственный не собирается ни скрываться, ни уничтожать доказательства по делу. Кроме того, защитники утверждают, что не имеется подтверждений и самого факта нанесения компании ущерба, в чем их, кстати, поддержало и АО «Роснано».

Ходатайство главного следственного управления СКР об аресте Андрея Горькова было рассмотрено Басманным судом в минувшее воскресенье. Топ-менеджер «Роснано» был задержан за день до этого, и еще до судебного заседания ему предъявили обвинение по ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия). По версии СКР, Андрей Горьков «в период с 2011 по 2013 год, вопреки установленному порядку и интересам АО “Роснано” и его единственного акционера — государства, размещал на постоянной основе денежные средства общества в ООО КБ “Смоленский банк” в размере от 460 млн до 740 млн руб. под видом расчетно-кассового обслуживания, а фактически в целях финансирования деятельности банка». Когда же у банка 13 декабря 2014 года была отозвана лицензия, «Роснано», как отметила официальный представитель СКР Светлана Петренко, лишилось своих средств в размере более 738 млн руб. Кроме того, по данным СКР, из банка непосредственно накануне отзыва лицензии были выведены активы в виде недвижимости в пользу родного брата подследственного Евгения Горькова (он сейчас разыскивается правоохранителями).

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ

В суде представитель СКР в обоснование своего ходатайства об аресте Андрея Горькова на два месяца привел обычные для таких случаев аргументы: оставаясь на свободе, подследственный может скрыться, уничтожить доказательства по делу или иным способом помешать расследованию. В качестве подтверждения первого довода был приведен тот факт, что сотрудники ГУЭБиПК МВД и ФСБ задержали Андрея Горькова после приобретения им билета на зарубежный авиарейс.

В свою очередь, не признающий вины Андрей Горьков и его защита настаивали на необоснованности утверждений следствия. Подследственный, в частности, заявил, что не намеревался скрываться, а собирался в плановую командировку в Китай, из которой планировал вернуться 15 июня. Он добавил, что летал в такие командировки регулярно, а на вопросы следователя ответил еще два года назад, явившись к тому по первому звонку. Кроме того, отмечали и топ-менеджер, и его адвокаты, за восемь месяцев до лишения «Смоленского» лицензии Андрей Горьков был переведен с должности финансового директора в «Роснано» и не мог далее заниматься связанными с банком вопросами. «Он был переведен с должности финансового директора на другую работу,— сказал адвокат Сергей Дрозда.— В его обязанности не входило осуществление мониторинга финансового состояния банка, а также не было просто физически такой возможности». Адвокаты также указывали, что Андрею Горькову вменяется в вину совершение преступления семи-восьмилетней давности и если бы он хотел уничтожить доказательства, то «давно мог бы это сделать».

Наконец, и сам подследственный, и его защитники настаивали, что он не причинил «Роснано» ущерба. «До отзыва лицензии у банка со стороны банка “Смоленский” корпорации “Роснано” были переданы активы, которые полностью перекрывали якобы имеющийся ущерб, то есть обязательства банка, о чем имеются соответствующие документы,— сказал Сергей Дрозда.— Все активы по-прежнему находятся в распоряжении “Роснано”».

Защита просила избрать Андрею Горькову домашний арест или отпустить его под залог в размере 50 млн руб. Однако суд поддержал позицию следствия и отправил топ-менеджера в СИЗО до 9 августа. Адвокаты будут обжаловать это решение.

Интересно, что с защитой оказалось согласно и «Роснано» — компания обнародовала заявление, в котором назвала арест Андрея Горькова необоснованным. «В компании нет материалов, которые подтверждали бы факт причинения ей Андреем Горьковым ущерба»,— сказал вчера “Ъ” адвокат Александр Аснис, представляющий интересы «Роснано».

Александр Александров