Победитель конкурса на разработку лучшего мессенджера для ВК и Telegram под Android рассказал об управленческих приемах своего бывшего работодателя

Сразу скажу, что наше с Павлом расставание произошло гармонично: мне надоело быть вторым, мне предложили уйти — я ушел. Причем, в отличие от Антона Розенберга, я ушел по собственному желанию, но все равно получил три оклада, а за месяц до ухода я получил половину обещанного бонуса в 500к за мои старания, но не достижение необходимых результатов. Многих увольняли в одностороннем порядке, всех из ВК увольняли за “низкое качество кода”, что немного унизительно. Со мной такого не было, правда, позже Павел троллировал в чате тем, что они не используют ни строчки моего кода, но, кажется, у меня получилось парировать (такое вообще возможно с таким манипулятором?) и все было улажено. Однако, у меня осталась обида на Павла. Она не связана с тем, что мое приложение было вторым, что мне мало платили или еще из-за каких-то личностных причин. Связана она была с тем что у меня осталось ощущение что меня просто использовали и в этом тексте я постараюсь описать некоторые приемы которые Павел использует в своих манипуляциях. Это не плохо и не хорошо: это нормально. В любом коллективе необходимо так или иначе хитрить и говорить правильные слова, но Павел единственный кто оставил после себя подобное ощущение.

Степан Коршаков — Победитель конкурса разработчиков приложений для Android

Предельно точные формулировки

Павел, вероятно, никогда не врет, но говорит очень точными фразами, которые при первом прочтении воспринимаются не правильно. Следите за руками: “Я ни копейки не заплатил за продвижение Телеграма”. Первая мысль — Телеграм растет сам. Если встретите подобную фразу в интернете, то пытливый ум усомнится в высказывании, вы будете что-то подозревать, но в разговоре с яркими эмоциями Павла вы просто не задумаетесь над высказыванием, а оспорить перед всеми было бы фатально в любой команде. Уличить лидера во лжи всегда фатально. Прошли секунды и вы уже обсуждаете что-то другое и больше не возвращаетесь к проверке этого факта. Только небольшой процент людей будет сомневаться и постфактум подумает что что-то здесь не так, это особый тип людей и их очень мало и они обычно интроверты и не делятся таким с широкой публикой. В последствии оказалось, что ему помогали (простите четких пруфоф нет и можете поливать меня в интернетиках), просто Павел за это не платил, а это был либо бартер, либо другой соучредитель оффшорной компании. Команда со временем это поняла и, насколько мне известно, не все были довольны подобным, но плюсы перевешивали минусы.

Другой пример: “Все наши разработчики миллионеры и ФБР их не подкупит.”. Он не соврал, но все программисты миллионеры. Рублевые. Однако, по сети распространилась информация о том что все миллионеры и все укрепили ощущение что Телеграм — безопасный мессенджер. К слову, со мной ФСБ связывалось. Без ордера, а просто позвонили с утра и мы встретились в кафешке. От сотрудничества я, как нормальный переговорщик, не отказался, но последующие звонки я просто игнорировал.

Использование чужого “авторитетного” мнения без указания источника

Этот прием применяется всеми и везде. Посмотрите на любой государственный телеканал — там постоянно появляются странные эксперты, которые подтверждают нужную точку зрения.

Последний публичный пример был в посте Степанова — он сослался на какого-то журналиста, который 12 часов общался с Розенбергом, но никто не сказал кто он, какая квалификация и причины почему сложилось такое впечатление.

Ограничение информации

Здесь тоже все просто — информация подается, но подается обрезанной, не полной, такой что она выглядит более правдоподобной. Как в том же примере про журналиста — не сказано кто он и откуда он вообще что-то сказал команде Павла. Ведь это нарушение журналистской этики. Возможно никакого журналиста и не было вовсе, кто знает?

Недоказуемые высказывания

Павел любит делать заявления, которые нельзя проверить. Например, про его пропаганду аскетизма, кто может проверить что он на метро ездит и что квартир у него нет? Как проверить что его сотрудники миллионеры? Ведь для этого необходимо раскрыть доходы всех сотрудников, а такого не будет никогда. Про журналиста ничего не известно и мы не можем ничего про него сказать и найти его.

Противоречия

Мне кажется, противоречивость — это часть личности Павла, это не плохо. Даже с философской точки зрения, я считаю, что только в противоречивых вещах существует истина. В любой гуманитарной области есть тысяча мнений и все они по-своему верны. Однако, Павел сделал это своим инструментом. Даже сейчас все заявления по поводу Розенберга противоречивы. Этот инструмент очень эффективен — вы начинаете находить правду в них и не можете никак ее обнаружить. Можно годами пытаться разобрать все по полочкам, но у вас никогда не выйдет стройной картины. Вы тратите время и уходите от сути вопроса. Бесконечно сидите и обсуждаете это в интернете. В итоге Павел выигрывает, а вы — нет. Вместо работы над делом вы рефлексируете.

Степан Коршаков

Оригинал материала: "Medium"

В продаже фреза концевая