Почему для разоблаченного полковника Осянина из УВД Ульяновской области не нашлось места в камере?

1379_smСкандал с руководством УВД Ульяновской области, которое попалось на  организации подпольного бизнеса по производству и реализации фальсифицированного алкоголя, набирает новые обороты. После того, как оперативники ФСБ и следователи СКР вскрыли теневую «бизнес- империю», руководимую заместителем начальника областного УВД полковником Эдуардом Осяниным, а , возможно, и его непосредственным руководителем генералом Юрием Варченко, сам собой вставал вопрос об избрании меры пресечения хотя бы «младшему оборотню». В отношении полковника Осянина  региональное управление СКР возбудило уголовное дело. Показания на полковника- «оборотня», который вместо службы руководил  криминальным бизнесом, дали как задержанные виноделы, так и коллеги в погонах. Например, экс- начальник Сурского РУВД Александр Митюков под следственный протокол заявил, что работал у Осянина «денежным курьером».  К тому же, следователи нашли  на подпольном производстве тетрадь «бухгалтерского учета», из которой следует, что в цехах полковника Осянина производились и бутылировались сотни тысяч литров поддельного пойла. Опасный фальсификат   расходился  по многим регионам, принося владельцам бизнеса  доход почти в полмиллиарда рублей в месяц. Эти неоспоримые факты  определили  незавидный процессуальный статус Осянина, который ныне является обвиняемым.

Фото: Инрайт

Фото: Инрайт

Однако несмотря на тяжесть предъявленных обвинений и неопровержимость доказательств, полковник Осянин по-прежнему на свободе, хоть и отстранен от службы и должности. Как сообщает ульяновская благосфера, «оборотень» по-прежнему проживает в своем особняке в элитном поселке Александровский парк,  ул. Александровская 30. Этот поселок построен  газпромовским начальником Александром Мейером для богатой и сверхбогатой ульяновской элиты. Он расположен по соседству с единственным в областном центре пятизвездочным отелем и современным аквапарком. В общем, счастливым обитателям этого  райского  уголка ничто не напоминает о бедности и социальных проблемах региона. Как выясняется, особняк подпольного алкогольного магната, а по совместительству – полковника МВД Эдуарда Осянина стоит не менее 10 миллионов рублей, что по ульяновским меркам представляет собой запредельную сумму.

Фото: Инрайт

Фото: Инрайт

Как госслужащий Осянин сумел скопить такие деньги, секретом уже не является: полковник явно не  откладывал со скромной зарплаты, а попросту брал столько, сколько считал нужным, из щедрых потоков  своего нелегального бизнеса, который сам же наладил, сам возглавлял и успехами которого, не исключено, отчитывался перед начальником УВД Ульяновской области  генералом  Варченко.

Почему же расследующее дело   Осянина и его коллег и покровителей следственное управление СКР по Ульяновской области не требует от суда ареста «оборотня»? Ведь очевидно, что с припрятанными заначками и наработанными связями криминальный полковник может легко пуститься в бега, найти укрытие и  безбедно отсиживаться долгие годы, водя за нос федеральный, а то и  международный розыск. К примеру, Осянин без труда может сбежать в Дубай, где он ранее неоднократно и с размахом отдыхал, останавливаясь в отеле «Риц» в престижном районе Дубай- Марина с супругой и друзьями  и  соря деньгами в роскошных арабских молах. Об этом стало известно, в частности, благодаря спутникам  полковника, которые, не стесняясь,  выкладывали  соответствующие  видео- памятки в Инстаграме и Фейсбуке. Возможно, что Осянин не зря повадился при первом удобном случае летать в ОАЭ: не исключено, что «оборотень»  заготовил себе в солнечной далекой стране, которая не выдает коррупционеров,   солидный счет в банке, надеясь им воспользоваться. Кстати, там же, в Эмиратах, вот уже несколько лет отсиживаются опальные топ-менеджеры группы СОК из соседней Самарской области во главе со своим лидером  Юрием Качмазовым. Уж не к Качмазову ли в  команду рассчитывает пристроиться полковник Осянин в случае удачного побега из РФ? Тем более, что с его опытом ведения подпольного алкогольного бизнеса он наверняка будет востребован в том формально трезвом краю: бутлегерский бизнес  в Дубае не зря считается авантюрными людьми золотой жилой.

Между тем,   традиционная практика по коррупционным делам свидетельствует о том, что их фигурантам не делается никакого снисхождения. Это общее правило для всех подобных дел: если должностное лицо попадается с поличным, его место- в камере СИЗО. По крайней мере, на начальном этапе следствия, но зачастую – до самого суда и этапа с колонией. К примеру, вице-спикер Заксобрания Ульяновской области, победительница праймериз  «Единой России»  Алсу Балкишиева, которую оперативники   прихватили на взятке в 500 тысяч рублей, сразу была арестована, и лишь спустя время переведена под домашний арест с электронным браслетом на ноге. Дело было в канун выборов в Госдуму: во время операции по задержанию   оперативники, что называется, без мыла влезли в банкомат, принявший меченые купюры, а затем отконвоировали 62-летнюю женщину  прямиком в следственный изолятор.  А ведь криминальный проступок Балкишиевой не идет ни в какое сравнение с масштабом преступления, в котором обвиняется полковник Осянин. У «оборотня» из команды генерала Варченко и размах в тысячи раз больше, и общественная опасность совершенных им деяний куда выше, да и возможности скрываться от следствия у него значительно шире.

С августа и как минимум до Нового года будут «париться» в СИЗО сотрудники отдела ГИБДД МВД «Чердаклинский» Ульяновской области, которые попались на вымогательстве взяток с водителей. Принявшие в свое производство это уголовное дело, следователи СУ СКР не усомнились в том, что «оборотни» с большой дороги должны быть арестованы и сидеть с момента их задержания. А ведь гаишники принимали  в карманы несравнимо меньше денег, чем набивал в свои  полковник Осянин. Несоизмерима и общественная опасность  деяний вороватых  инспекторов и воротилы подпольного бизнеса в полковничьих погонах.

В схожей ситуации Главное следственное управление СКР не стало церемониться и с бывшим прокурором Ленинградской области Станиславом Ивановым, выйдя в суд с ходатайством о его аресте. И только болезнь и госпитализация обвиняемого позволили суду временно избрать для прокурора- «оборотня» иную меру пресечения. Однако после задержания прокурор Иванов отсидел свое в камере, да и следствие продемонстрировало  бескомпромиссное стремление «закрыть» преступника в погонах. Тем более, что сам президент Владимир Путин на фоне вскрывающихся проблем в правоохранительной сфере сделал громкие заявления и самолично внес в Госдуму законопроект об ужесточении ответственности силовиков за коррупционные преступления, связанные с «крышеванием» предпринимателей и незаконным ведением бизнеса.

Такая инициатива главы государства должна стать руководством к действию для тех, кто расследует уголовные дела «оборотней». Однако в Ульяновской области силовики почему-то проявляют подозрительную мягкость в отношении своего разоблаченного коллеги полковника Осянина. Возможно, конечно, что не настаивая на  аресте  Осянина, следователи СУ СКР решают оперативную  задачу по склонению полковника к сотрудничеству и получению от него показаний на вышестоящих покровителей нелегального бизнеса. Но логика подсказывает, что такую задачу куда легче и проще решить как раз в условиях камерного содержания обвиняемого. Ведь понятно, что находясь на свободе, полковник может влиять на свидетелей, пытаться уничтожить улики и предпринимать другие шаги с целью избежать ответственности или скостить будущий срок. А вот в сидя в камере СИЗО Эдуард Осянин уже будет серьезно ограничен в таких возможностях и скорее пойдет на сотрудничество со следствием. Поэтому  нерешительная позиция  ульяновских силовиков и вызывает вопросы у общественности, которая недоумевает, отчего разоблаченный «оборотень» Осянин вдруг оказался чуть ли не в привилегированном положении.

Безусловно, с учетом широкого общественного и политического резонанса, которое вызвало «дело  руководства УВД Ульяновской области», нельзя мириться с таким подвешенным процессуальным статусом полковника Осянина. Как свидетельствуют настроения в соцсетях, ульяновцы уже готовы выйти на митинги с требованием более решительных действий от следствия, а также обсуждают обращение с коллективным письмом к президенту страны, в котором наверняка поставят вопрос о законности происходящего. На этом фоне региональным силовикам, ведущим «дело Осянина», предстоит определиться, полностью ли они на стороне президента и закона, или же их решительности мешает чувство ложной корпоративной солидарности.

Николай Зайцев

Оригинал материала: "Инрайт"