Директор Crime Finance, бывший «обнальщик» и экс-сотрудник МВД, рассказал об обнальных схемах и «вторых зарплатах» для менеджеров банков 

76262_lЯ учился в нижегородской школе милиции, которая специализируется на борьбе с экономической преступностью. После нее несколько лет работал в структурах МВД города Иваново в отделе по борьбе с экономическими преступлениями, потом перешел работать в налоговую полицию, где еще несколько лет отработал оперуполномоченным.

В 2003 году налоговую полицию расформировали, и я оказался по другую сторону баррикад. Во время работы в налоговой полиции насмотрелся, как люди зарабатывали деньги на различных аферах и махинациях, и появился соблазн заняться «обналом». В этом бизнесе деньги зарабатывают буквально из «воздуха» — приходят деньги одной из компаний на банковский счет, ты их снимаешь и возвращаешь (зарабатывая свой процент). При этом компания-клиент уходит от налогов (НДС или на прибыль).

Сначала у меня были один-два клиента, которые переводили через меня небольшие суммы около 100 000 рублей в месяц. В то время мой процент был около 3,5% и если учесть, что 1% забирал банк, то со 100 000 рублей заработок был всего 2 500 рублей. Но бизнес рос. Мои клиенты стали рекомендовать меня другим, их становилось все больше и больше. Я начал расширяться: организовывал новые ООО, привлекал сотрудников и обналичивал все в больших объемах. Потом на меня стали  выходить крупные оптовые компании, которые обналичивают деньги для московских конечных клиентов. Они заказывали огромные суммы.

На сегодня в Москве стоимость «обнала» выросла до 8%. Обналичивать стало труднее, столица уже давно ринулась в регионы. Региональные банки более «сонные» и «наличку» добывать у них легче. Сейчас крупные московские компании покупают деньги в регионах по 5-6% и продают их конечным потребителям по 8%. Когда я этим занимался, продавал деньги в Москву за 3,5%, а конечному покупателю их продавали за 5%.

В крупных банках обнальные схемы проходят на «ура», особенно, если обнальная компания находит связь с руководителем местного отделения и платит ему «вторую» зарплату.

Банкиры сами дают рекомендации партнерам по «обналичке»: «обналичивайте, но немного» или «сейчас остановитесь, у нас запрос от ЦБ пришел». В основном весь рынок обнала крутится вокруг трех крупнейших банков. Более мелкие банки, у которых есть риск потерять лицензию, больше переживают и дают работать пореже и с мелкими суммами. Хотя если собственник банка понимает, что на своем банке он не зарабатывает или несет убытки, тогда он «продает» его обнальщикам, либо составляет им конкуренцию.

Типичный апофеоз истории с банкиром-обнальщиком — к нему приходит проверка ЦБ и указывает на нарушения. Владелец банка прикидывает сроки проверки и начинает заниматься «обналичкой» в серьезном масштабе чтобы заработать максимальное количество денег и вдобавок еще выводит активы. Терять ему нечего, он все равно потеряет лицензию и «корабль потонет».

Существует много интересных схем, например, была популярна скупка металлолома. В компанию, которая занимается скупкой металла физлица сдают в день лома на 50 000 рублей. Деньги для оплаты им компания должна снять в банке. Последний просит предоставить документы — копии паспортов людей, сдавших металл. В банк предоставляются поддельные или потерянные паспорта людей и на них оформляется сумма 1,5 млн рублей. Компания подает в банк заявку на эту сумму и получает деньги. Позже наличные деньги передаются клиентам, которые заранее перечислили безнал в компанию-сборщик лома.

Банкиры часто закрывают глаза или ставят условие: «мы вам даем двадцатку в месяц, но не больше». Фирма согласилась и обналичивала по 20 млн рублей в месяц, тогда как металлолома реально сдавали на 500 000 рублей.

Похожим образом действуют фирмы, закупающие у фермеров овощи, фрукты, скупают мед или травы у населения.

Всегда ли банкиры знают о схемах?  Конечно. Хотя соглашались с нами работать не только из-за «вторых зарплат». В некоторых банках деньги не брали, но работали, потому что официально получали от сделок большой процент. Хотя некоторые кредитные организации с нами принципиально не работали.

В работе с банками мы использовали и обычные схемы: снимали с пластиковых карт физлиц, со счетов юрлиц, использовали векселя, создавали для банков видимость реальной деятельности. Но схемы модернизировались и давно вышли за пределы банковской системы. Например, популярна скупка наличных в торговых сетях. Многие розничные операторы, крупные сети, магазины, автозаправки, рестораны продают свой «кэш».

За пять лет работы в этом бизнесе у меня сформировалась сеть в более, чем десяти регионах, сотни фирм, двести человек сотрудников, очень запутанные денежные потоки. Мы обналичивали до 100 млн рублей в день. Но много уходило на зарплаты и на безопасность — людей, прикрывающих нас в криминальной составляющей бизнеса («крышу»).

Еще одна из самых больших проблем обнального бизнеса — это воровство подчиненных. Директор одной из сотен схемных ООО вдруг забирает деньги и срывается куда-нибудь за границу. Обычно на кризисные ситуации закладывается специальный фонд, а доходы перекрывают потери. Случаются ситуации и с риском для жизни — налеты и кражи. У моего знакомого в Москве расстреляли инкассаторов. Это очень опасный бизнес.

Неприятность случилась и со мной. Когда объем обналиченных денег зашкаливал за миллиарды рублей, в какой-то момент меня арестовали сотрудники ФСБ.

Почему так получилось? Многие в этом бизнесе умеют договариваться с органами, но по местным меркам мое дело было резонансным и крупным — объемы были огромными для маленького города, обо мне уже знали и в ЦБ, и правоохранительных органах. Вдобавок мною занимались не полиция, а ФСБ. Из меня сделали небольшой показательный процесс.

Системами обналичивания денежных средств в столице пользуются тысячи предпринимателей

Системами обналичивания денежных средств в столице пользуются тысячи предпринимателей

Пока шло следствие, мне пришлось год отсидеть в СИЗО. В итоге я дал признательные показания, уголовное дело для меня завершилось тем, что мне засчитали тот срок, который я провел в изоляторе. Какой я сделал вывод? Когда я работал, то считал, что раз не ворую у конкретного человека, то это нормальный бизнес. Но затем осознал, что все равно это воровство — с обналиченных денег не платятся налоги. Раньше я об этом не думал или не понимал.

Так как денежный поток от старого бизнеса закончился и я оказался на мели, то решил создать компанию Crime Finance. Теперь я предлагаю фирмам выявлять незаконные схемы. Например, провожу мастер-классы — рассказываю, как обнальные фирмы закрепляются в банках, и как их выявить. Я знаю эти схемы наизусть, как каменщик, который 20 лет кладет кирпичи и может построить дом с закрытыми глазами.

Евгений Виноградов

Оригинал материала: «Форбс»

«Форбс», 08.04.14, «Деньги в портфеле: как устроены подпольные сети по обналичиванию в Москве»

Системами обналичивания денежных средств в столице пользуются тысячи предпринимателей. Forbes удалось узнать, как работает одна из таких сетей

Московский предприниматель Олег сидел за рулем припаркованного на окраине города автомобиля и нервно посматривал в зеркало заднего вида. Вскоре он увидел неприметный грязный кроссовер, который поравнялся с автомобилем Олега и остановился. Тонированное боковое стекло кроссовера опустилось. Олег тоже открыл свое окно,  и через несколько секунд ему на колени упала сумка с деньгами. Внедорожник тем временем быстро скрылся за углом. Олег, подобрав деньги, тоже дал по газам. Пересчитывать наличность на месте он не стал: «служба доставки» до сих пор сбоев не давала. К тому же он мог предъявить претензии организаторам подпольной сети по обналичиванию, используя специальное программное обеспечение.

Эта история, произошедшая осенью 2013 года, иллюстрирует работу системы обналичивания денежных средств, услугами которой пользуются тысячи предпринимателей. Forbes удалось узнать, как устроена одна из подпольных сетей Москвы по обналичиванию денег. Как работает система, которая приобрела, по признанию служащих Центробанка, макроэкономический масштаб?

Кровь экономики

Незаконным бизнесом по превращению безналичных денег в перетянутые резинками пачки купюр занимаются, по данным МВД, сотни обнальных организаций, в том числе банков. Неучтенная наличность нужна предпринимателям для взяток и откатов, для выплат зарплат сотрудникам в конвертах и ухода от налогов. Бывший председатель Центробанка Сергей Игнатьев оценил объем рынка обналички в 500 млрд рублей в 2012 году. Основной интерес к наличным проявляют строительные компании и малый бизнес. В последнее время, по данным МВД, центр незаконных операций перемещается из Москвы в регионы, а поставщиками наличных денег, как и прежде, становятся вещевые, строительные и продовольственные рынки и компании с большим объемом наличной выручки, например транспортные и торговые.

com-43

Центробанк, Росфинмониторинг, а также МВД и другие силовые структуры борются с обналичкой с переменным успехом. В 2013 году власти перешли в активное наступление. «Пять лет назад я мог заказать и тут же получить наличными $10 млн, а сейчас не больше $2 млн», — рассказывает финансист, не раз выступавший звеном в цепочке по обналичиванию. Руководитель федерального информационного центра «Аналитика и безопасность», майор полиции в отставке Руслан Мильченко говорит, что количество обнальных площадок и банков начало сокращаться в 2009 году, когда появился политический запрос от руководства страны: спецслужбы должны взять под контроль денежные потоки, участвующие в сомнительных операциях. «Теперь крупную сумму просто так не обналичишь, — рассказывает на условиях анонимности финансист. — Такую транзакцию не спрячешь, ведь Росфинмониторинг научился анализировать поступающую к нему информацию и быстро отследить $10 млн для него больше не проблема».

Сеть. Проверка

Олег владеет небольшим агентством по организации корпоративных мероприятий и вечеринок. Однажды — дело было летом 2011 года — ему потребовались наличные — несколько сотен тысяч рублей. Для предприятий малого бизнеса это весьма существенная сумма. Он обратился к знакомым и, заручившись двумя обязательными рекомендациями, отправился на встречу с представителями сети по обналичиванию. Собеседование проходило совсем не в духе шпионских фильмов в забегаловке без названия на окраине города, а в респектабельном офисном центре на северо-западе Москвы. Здесь расположен один из офисов компании со штатом из нескольких десятков человек во главе с представительным генеральным директором. Олег категорически отказался рассказать Forbes, под каким прикрытием работает фирма, но ее основная деятельность никак не связана с официальной. Обналичка — вот настоящий бизнес, приносящий организаторам подпольной сети миллионы долларов.

Артем Голощапов

Артем Голощапов

На встрече Олег подробно рассказал двум представителям сети о своем бизнесе, показал типовые договоры, назвал основных заказчиков и контрагентов. Подозрений он не вызвал, но на первом этапе получил всего лишь реквизиты нескольких компаний, схожих по профилю с его бизнесом. Счета у них были открыты в небольшом банке, его название Олег не раскрывает, но именно этот банк сеть использует как основной. От имени этих фирм Олег время от времени заключал договоры со своими заказчиками, они перечисляли ему деньги за оказанные услуги, а он их снимал в наличной форме. Комиссионные за услугу были чуть меньше 10%.

Первое время организаторы сети присматривалась к новобранцу, полностью ему не доверяли, поэтому наличные он получал в чужом автомобиле, припаркованном в людном месте. «Я сел в машину, незнакомый мужчина положил на сиденье пакет с деньгами, не передавая его из рук в руки, — рассказывает Олег. — Я просто забрал деньги и вышел из автомобиля».

Мастер обналичивания

До недавнего времени флагманом обналичивания был Мастер-банк, лишившийся лицензии в ноябре 2013 года, а до этого выдававший около 1 млрд рублей в день. По словам замначальника управления Следственного департамента МВД Павла Сычева, обычно в делах об обналичивании банки играют пассивную роль, они лишь открывают расчетные счета по заявлению фирм-однодневок, однако в случае с Мастер-банком все было намного сложнее. «В течение последнего года банк способствовал обналичиванию средств по сомнительным основаниям на сумму не менее 200 млрд рублей
и допустил свыше 100 нарушений действующего законодательства», — сказал Forbes зампред ЦБ Михаил Сухов. Если исходить из оценок рынка, озвученных экс-председателем Центробанка Сергеем Игнатьевым, получается, что доля Мастер-банка на этом рынке достигала 40%.

com-130

 

По сути Мастер-банк был холдинговой структурой и управлял сетью меньших по размеру банков-партнеров, где были открыты счета более 200 фирм. Специальные сотрудники занимались открытием и ведением лицевых счетов физлиц, на которые фирмы-однодневки перечисляли деньги — якобы «зарплату», «кредиты» и «средства от продажи ценных бумаг». По данным ЦБ, количество таких счетов достигало двух тысяч.

Основным звеном в схеме обналичивания через Мастер-банк была его обширная сеть из 3500 банкоматов (третье место в стране). «Фирмы-однодневки перечисляли на счета граждан — клиентов Мастер-банка средства по договорам займа, и они до конца того же дня обналичивали эти средства в банкоматах банка», — говорит Михаил Сухов. По словам Мильченко из информационного центра «Аналитика и безопасность», банкоматы Мастер-банка в аэропортах были заряжены купюрами по €500, а лимиты при снятии зарплаты или кредита наличными могли отсутствовать.

Впервые Мастер-банк попал в поле зрения МВД в 2007 году. Тогда было возбуждено дело в отношении четырех сотрудников Мастер-банка и Банка проектного финансирования (лицензия отозвана в декабре 2013-го). В итоге они были осуждены за незаконную банковскую деятельность, которой занимались с июля по сентябрь 2006 года. С тех пор банк стал фигурантом шести уголовных дел. По двум из них вынесены приговоры, два закрыты и по двум следствие продолжается.

Петр Руденко, Елена Зубова