СКР озвучил завершение расследования уголовного дела, в котором не оказалось ни мотивов преступления, ни его заказчиков

n700СКР завершил расследование уголовного дела в отношении пяти предполагаемых исполнителей убийства политика-оппозиционера Бориса Немцова. Его организатором был признан человек, выполнявший в группе функции водителя-порученца и бесследно исчезнувший сразу после совершения преступления. Заказчик убийства, как и его мотивы, остались неизвестными для следствия.

Из материалов дела следует, что в организации убийства заочно обвиняется 27-летний Руслан Мухудинов, о котором известно немногое. По наблюдениям домработницы, убиравшей московские квартиры обвиняемых, предполагаемый организатор имел в группе невысокий статус. Молодой человек, которого остальные называли Русиком, выполнял в коллективе функции порученца: развозил приятелей по их делам на их же автомобилях и закупал для компании продукты. Тем не менее именно у него, как полагает следствие, в конце сентября 2014 года появился «умысел на убийство Бориса Немцова» и 15 млн руб., которые шофер предложил остальным за помощь в реализации своего плана. Порученец, по версии СКР, арендовал для будущих убийц две квартиры в Москве, купил для них мобильники с сим-картами, предоставил Mercedes ML-300 для слежки за Борисом Немцовым и выдал исполнителям пистолет «неустановленного образца».

Удастся ли обвинению доказать эту версию в суде, неизвестно. Зато ее уж точно никто не сможет опровергнуть, поскольку подозрительный шофер Мухудинов сразу после убийства бесследно исчез и с тех пор на связь ни с кем не выходил. Возможно, предполагаемый организатор спрятался в Дубае, в котором давно живут его родители.

Завершено расследование громкого преступления

Завершено расследование громкого преступления

Пять исполнителей — Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев, по версии следствия,— осуществляли примерно одинаковые функции. Соблазнившись на обещанное Русиком вознаграждение, безработные и не имеющие, как полагает следствие, постоянного дохода чеченцы объединились для убийства в сплоченную и организованную преступную группу с обязательным условием соблюдения дисциплины и конспирации. Все они стали вести скрытое наблюдение за господином Немцовым, используя при этом имеющиеся в их распоряжении автомобили — Mercedes ML, BMW 320, ЗАЗ Chance и «Ладу-Приору». При этом участники заговора, по данным СКР, наблюдали за будущей жертвой, изучая новости в «сети интернет».

Общее руководство группой и функции киллера, согласно обвинению, взял на себя отставной заместитель командира батальона дислоцированного в Чечне полка внутренних войск МВД «Северный» Дадаев. Как наиболее подготовленный физически и «имеющий навыки стрельбы».

Заказчики преступления в уголовном деле вообще не обозначены — они числятся в материалах, как «неустановленные лица», имевшие вместе с Русланом Мухудиновым умысел на убийство Бориса Немцова. Цели и мотивация неизвестных не обозначаются в уголовном деле даже в предположительной форме.

«До своего задержания я вообще не знал о существовании Бориса Немцова,— заявил, ознакомившись с окончательным обвинением, отставной милиционер Темирлан Эскерханов.— Не говоря уже про то, чем занимался и где жил этот человек… С членами «моей» преступной группы меня тоже, можно сказать, познакомило следствие». Отметим, что Эскерханов, как и остальные фигуранты дела, своей вины не признает. Обвиняемые вместе с адвокатами планируют доказать свою непричастность к убийству Бориса Немцова в суде присяжных, который начнется после того, как они ознакомятся с материалами следствия.

Отметим, что результаты расследования, в котором не оказалось ни мотивов преступления, ни его заказчиков, в целом не удовлетворили и потерпевшую сторону. Именно поэтому адвокат дочери покойного политика Жанны Немцовой обратился в ПАСЕ, чтобы обеспечить расследованию в России «международный контроль» и особое, как он выразился, «евровнимание».

Сергей Машкин

Оригинал материала: «КоммерсантЪ»

«Новая газета», 27.01.2016., «Это хорошо для России»

В ПАСЕ обсудят возможность собственного расследования убийства Бориса Немцова.

Официальная российская делегация в этом году не приехала на зимнюю сессию Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). Зато приехала неофициальная. Если верить разговорам в кулуарах Дворца Европы, ее ждали намного больше.

Жанна Немцова и Михаил Касьянов в Страсбурге. Фото: Facebook

Жанна Немцова и Михаил Касьянов в Страсбурге. Фото: Facebook

В Страсбург прилетела Жанна Немцова со своими адвокатами, а также председатель «Парнаса» Михаил Касьянов, заместитель председателя партии Владимир Кара-Мурза и уж совсем неожиданный член российской делегации — генеральный директор Hermitage Capital Уильям Браудер.

Все вместе они приехали рассказать членам ассамблеи о расследовании убийства Бориса Немцова и попросить ПАСЕ начать собственное расследование.

«Следствие явно не справляется со своими задачами, — считает адвокат Немцовой Вадим Прохоров. — Безраздельная власть Рамзана Кадырова на территории Чечни не дает возможности следователям вести какую-либо эффективную работу на территории региона. А президент России Владимир Путин с очевидностью оказывает в этом поддержку следствию».

Нет никаких сомнений, продолжает Прохоров, что следы заказчиков преступления ведут к внутреннему кругу Рамзана Кадырова, а вероятным мотивом для убийства стала та резкая критика, с которой Немцов постоянно выступал в адрес российских властей.

С этой позицией согласился и организатор слушаний, депутат Сейма Литвы Эмануэлис Зингерис, рассказавший собравшимся об угрозах со стороны Рамзана Кадырова в адрес оппозиции.

«Кадыров больше не напоминает главу региона. Он угрожает российской оппозиции физической расправой», — говорит Зингерис.

Впрочем, членам ассамблеи, кажется, намного больше понравилось выступление Михаила Касьянова, с самого начала взявшего понятный в Совете Европы тон политика.

«Россия — постоянный член Совета Европы, и вы все, представители разных стран, должны постоянно критиковать российский режим (уточняю: не Россию, а текущий режим) за несоблюдение правил Совета Европы», — заявил Касьянов.

Отвечая на вопрос о его отношении к санкциям (скорее всего, автор вопроса имел в виду санкции против российской делегации в ПАСЕ, а не санкции Евросоюза), Касьянов уверил европейцев: «Санкции работают. Не слушайте тех, кто говорит, что они не работают».

Говоря о санкциях ПАСЕ, председатель «Парнаса» призвал депутатов не ассоциировать российскую делегацию с российским обществом: «Это ненастоящие парламентарии. Они просто транслируют позицию Путина», — заявил он.

Под конец слово взял Уильям Браудер: «Если нельзя добиться правосудия в России, надо добиваться его за ее пределами. Борис Немцов по собственному желанию помогал в расследовании убийства Сергея Магнитского. Теперь моя обязанность — добиваться правосудия для Немцова».

Браудер жестко отозвался о нынешней ситуации в России, назвав ее нестабильной: «Раньше оппозиционерам грозила тюрьма. Теперь ставки повышены. Убийство Немцова — это послание всем оппозиционерам: если что, вас может ждать не только тюрьма, но и смерть».

В отсутствие российской делегации приезд дочери Немцова стал центральным событием, связанным с Россией.

Жанна Немцова приехала в Страсбург всего на день, но свободного времени у нее почти не было: журналисты постоянно просили об интервью, и даже с генеральным секретарем Совета Европы Немцовой пришлось знакомиться в эфире европейского канала — Турбьерн Ягланд подошел к ней во время интервью.

Жанна Немцова / ТАСС

Жанна Немцова / ТАСС

— То, что здесь сегодня происходит, говорит о том, что о моем отце не забыли ни в России, ни за ее пределами. С эмоциональной точки зрения это сложно, мне все время говорят, что я напряженная. Но для меня это больше, чем некая процессуальная вещь. Это личное, — рассказала Жанна Немцова «Новой газете».

— Есть повод для оптимизма?

— Мы сегодня наблюдали, как депутаты, представляющие разные политические силы, солидарны в необходимости объективного всестороннего расследования. Это вселяет определенный оптимизм.

— Есть еще какие-то механизмы, которые можно задействовать?

— Их очень мало. Например, московский механизм ОБСЕ — это возможная история, но очень долгая. В ООН существует механизм расследования при комитете. И уж совсем маловероятная вещь — расследование при Совете безопасности. Можно попробовать, конечно. Я делаю все, что в моих силах.

— Кажется, российские депутаты не очень довольны тем, что здесь происходит…

— Я считаю, российские депутаты должны меня поддержать! Они тоже заинтересованы в расследовании этого убийства. То, что мы тут сегодня делаем, не плохо для них. Наоборот, хорошо — просто они этого еще не поняли, — улыбается Немцова. — Уверена, что через десять лет они мне скажут, что я все правильно сделала. Я читаю между строк: они меня поддерживают, но боятся сказать об этом публично. 

По регламенту, резолюция о собственном расследовании убийства Бориса Немцова должна собрать не менее 20 подписей членов ПАСЕ из не менее пяти различных делегаций. На 18:00 по Страсбургу план был перевыполнен.

Ольга Просвирова