Почему был арестован в аэропорту «Домодедово» глава республики Вячеслав Гайзер, а также 18 его друзей — в Сочи, Санкт-Петербурге и Сыктывкаре, включая главу местного госсовета, двух заместителей, экс-сенатора от региона,  руководителя управления информации администрации и ведущих бизнесменов региона

default-19sgВ воскресенье работавший до позднего вечера Басманный суд Москвы санкционировал аресты полутора десятков фигурантов уголовного дела об организованном преступном сообществе (ОПС) и махинациях с госимуществом в Коми, главным обвиняемым по которому проходит глава региона Вячеслав Гайзер. По версии следствия, в республике на протяжении нескольких лет бюджетные средства инвестировались в перспективные предприятия, прежде всего агропрома и энергетики, которые затем продавались аффилированным с чиновниками фирмам. После этого, по данным силовиков, средства предприятий выводились в офшорные фирмы под видом выплаченных дивидендов.

Вячеслав Гайзер и большинство его подельников были задержаны в минувшую субботу. Самого губернатора взяли в Москве, в аэропорту Домодедово, откуда он собирался улететь на отдых за границу. Спикер Госсовета Коми Игорь Ковзель был задержан в Санкт-Петербурге, большинство остальных подозреваемых — в Коми. На протяжении выходных сотрудники СКР и ФСБ, осуществляющей оперативное сопровождение дела, проводили обыски по месту жительства и работы фигурантов, в том числе и в правительстве республики. Всего, как сообщили в СКР, было проведено более 80 обысков в Коми, Санкт-Петербурге и Москве, было изъято «более 50 печатей и штампов юридических лиц, задействованных в реализации офшорных схем, финансовые документы по легализации похищенных активов на общую сумму более 1 млрд руб.». Среди документов оказались налоговые сертификаты на кипрскую компанию Greettonbay Trading Ltd и Afina Management Ltd., зарегистрированную на Сейшельских островах. Оперативники также нашли документы по переговорам о покупке самолетов Bombardier и Hawker. В следственном ведомстве отдельно отметили, что сыщики изъяли еще более 60 кг ювелирных изделий и 150 часов стоимостью от $30 тыс. до $1 млн, причем часы стоимостью $1 млн якобы принадлежали Вячеславу Гайзеру.

Главу Коми Вячеслава Гайзера следствие считает одним из руководителей преступного сообщества. Фото:  Коммерсантъ / Александр Миридонов

Главу Коми Вячеслава Гайзера следствие считают одним из руководителей преступного сообщества. Фото: Коммерсантъ / Александр Миридонов

Все эти мероприятия проводились в рамках уголовного дела, возбужденного управлением по особо важным делам СКР в отношении 19 человек по ст. 210 УК РФ («Создание преступного сообщества и участие в нем») и ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору»).

О том, какое значение правоохранители придают этому расследованию, говорит хотя бы тот факт, что Следственный комитет уже в воскресенье обратился в Басманный суд Москвы с ходатайствами об арестах 15 фигурантов дела и домашнем аресте еще одного, хотя УПК РФ позволял сделать это и днем позже. Подследственных к этому времени уже успели этапировать из Коми. Еще до суда официальное обвинение было предъявлено Вячеславу Гайзеру и его заместителю Алексею Чернову. Их, а также директора Сыктывкарского лесопильно-деревоперерабатывающего комбината Валерия Веселова и бывшего зампреда правления ГК «Ренова» Александра Зарубина следствие считает руководителями ОПС. Отметим, что последний, по некоторым данным, сейчас находится за границей, поэтому в отношении него процессуальных действий пока не предпринималось. Как пояснил вчера “Ъ” представитель ГК «Ренова» Андрей Шторх, Александр Зарубин с 2009 года не имеет отношения к группе. С 2003 по 2005 год Александр Зарубин был гендиректором ЗАО «Ренова», после реструктуризации этой компании в ГК «Ренова» он возглавлял АНО «Институт корпоративного развития», занимая при этом должность зампреда правления ГК «Ренова» и будучи ее миноритарным акционером.

Бывший сенатор от Коми Евгений Самойлов (на фото) уже дал признательные показания по делу об ОПС, одним из ключевых фигурантов которого является заместитель главы республики Андрей Чернов. Фото: РИА Новости

Бывший сенатор от Коми Евгений Самойлов (на фото) уже дал признательные показания по делу об ОПС, одним из ключевых фигурантов которого является заместитель главы республики Андрей Чернов. Фото: РИА Новости

Однако, по словам Андрея Шторха, к 2009 году Александр Зарубин вышел из состава акционеров ГК и перестал занимать какие-либо должности в структуре группы.

Кроме них в ОПС, по данным следствия, входят спикер республиканского Госсовета Игорь Ковзель, зампред правительства Константин Ромаданов, экс-сенатор от Коми Евгений Самойлов, руководитель управления информации администрации региона Павел Марущак, глава Фонда поддержки инвестиционных проектов Республики Коми Игорь Кудинов, а также бизнесмены и юристы, которых СКР назвал «финансистами-технологами»,— Василий Моляров, Дмитрий Москвин, Антон Фаерштейн, Наталья Моторина, Михаил Хрузин, Юрий Бондаренко а также некие Гольдман и Либензон.

Пока СКР не конкретизирует сути инкриминируемых членам предполагаемого ОПС деяний. Официальный представитель ведомства Владимир Маркин ограничился сообщением, что ОПС было создано в 2006 году с целью мошеннического хищения госимущества в республике. Вячеславу Гайзеру, по его словам, вменяются в вину организация ОПС и два эпизода мошенничества. Не вдаются в подробности и адвокаты, с которых сразу же взяли подписку о неразглашении материалов следствия. В частности, защитник губернатора Олег Лисаев отметил, что в обвинении его клиенту говорится о двух сделках. «Указаны сделки между юрлицами,— пояснил адвокат.— Он как глава республики не имеет к ним отношения в силу должностного положения». Защитник добавил, что эти сделки проверялись различными контролирующими органами, в том числе Счетной палатой, при этом нарушений найдено не было.

Между тем, по данным источников “Ъ”, предполагаемые преступные эпизоды так или иначе связаны с Фондом поддержки инвестиционных проектов Республики Коми, с 2010 года возглавляемом Игорем Кудиновым. Как считают правоохранители, именно этот фонд, учредителем которого в 2007 году стало региональное агентство по управлению имуществом, управлял компаниями и предприятиями, принадлежащими республике. Через него же в эти структуры инвестировались средства на развитие, в том числе и на техническое перевооружение. Через некоторое время фонд совместно с кипрской Nevest Imvestement Ltd. учредил управляющую компанию «Агрохолдинг», которой был передан ряд предприятий, в частности Зеленецкая птицефабрика, Сыктывкарский молочный завод и «Сыктывкархлеб». Вскоре УК совместно с другой офшорной фирмой Greettonbay Trading Ltd создала дочернюю «Метлизинг» во главе с фигурантом дела Антоном Фаерштейном. После этого «Агрохолдинг» вышел из состава учредителей «Метлизинга», и единственным владельцем агроактивов осталась кипрская компания. При этом только на реконструкцию Зеленецкой птицефабрики из бюджета было выделено, по предварительным оценкам правоохранителей, более 2 млрд руб. По такой же схеме из госсобственности, по мнению правоохранительных органов, были выведены и некоторые компании других отраслей. При этом средства фирм под видом дивидендов также выводились в офшоры, подконтрольные, по данным следствия, самому Вячеславу Гайзеру, а также Александру Зарубину.

Заместитель главы республики Коми Андрей Чернов (на фото) . Фото: Александр Щербак/ТАСС

Заместитель главы республики Коми Андрей Чернов (на фото) . Фото: Александр Щербак/ТАСС

Первыми вчера Басманным судом были арестованы Гайзер и Ромаданов, затем ходатайства рассматривались одно за другим до позднего вечера. Обосновывая необходимость помещения в СИЗО Вячеслава Гайзера и других высокопоставленных чиновников, представители СКР говорили о том, что фигуранты дела не только имеют обширные связи во властных и правоохранительных структурах, но и располагают большими финансовыми ресурсами, а следовательно, имеют возможности самыми разными способами оказать давление на свидетелей, уничтожить доказательства по делу или иным образом помешать расследованию. Подследственные, в свою очередь, приводили доводы в пользу того, что для них достаточно и меры пресечения, не связанной с содержанием в следственном изоляторе (поскольку оперативные мероприятия по делу проводят чекисты, то большинство фигурантов будет находиться в «Лефортово»). В частности, Вячеслав Гайзер и его адвокат Олег Лисаев указывали, что чиновник страдает большим количеством недугов — от панкреатита до конъюнктивита — и в условиях СИЗО не может рассчитывать на необходимую медицинскую помощь. Они предложили поместить главу региона под домашний арест в квартире его жены в Строгино. Политик также указывал, что, хотя вины и не признает, не отказывается давать показания по делу. Но все эти доводы суд не убедили.

В свою очередь, экс-сенатор от Коми, ныне советник гендиректора петербургской компании ООО «Пик» Евгений Самойлов, уже давший признательные показания по делу, в том числе и против других фигурантов, утверждал, что «мог бы сотрудничать со следствием более эффективно в условиях домашнего ареста». Его адвокат Максим Шепелев добавил, что «мера пресечения в виде домашнего ареста или подписки о невыезде подошла бы больше». «Мой подзащитный несудим, женат, имеет малолетнюю дочь и постоянное место работы»,— привел он свою аргументы. Но и в этом случае суд согласился с доводами следователя, настаивавшего на аресте.

В итоге все ходатайства СКР об арестах были удовлетворены — так же, как и просьба поместить под домашний арест еще одного фигуранта, предпринимателя Юрия Бондаренко, который, видимо, с самого начала решил сотрудничать со следствием.

Владислав Трифонов, Юрий Барсуков

Оригинал материала: Газета «КоммерсантЪ»

Газета «КоммерсантЪ», 20.09.15, «Гайзергейт»

Уголовное дело против главы Республики Коми Вячеслава Гайзера, нескольких руководителей республики и ряда бизнесменов — беспрецедентный случай для российской политики. В администрации президента (АП) “Ъ” заявили, что Владимир Путин был в курсе готовящейся операции. Врио губернатора республики будет назначен «человек из другого региона». Подчеркнув, что господин Гайзер был на хорошем счету, эксперты предлагают искать причины громких арестов не в сфере политики.

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

По словам высокопоставленного источника “Ъ” в АП, задержание господина Гайзера оперативники ФСБ и СКР провели сразу же, как только собрали достаточную доказательную базу. Перед началом операции они доложили Владимиру Путину об имеющихся фактах правонарушений. Источник, близкий к АП, сказал “Ъ”, что «президент давно заявил о курсе на борьбу с коррупцией во всех ее проявлениях и на всех этажах власти»: «Ранее был арестован сахалинский губернатор. Без очень весомых доказательств решения об аресте Гайзера не было бы. Значит, они есть, и мы о них скоро узнаем». На этой неделе господин Гайзер может быть отправлен в отставку в связи «с утратой доверия», после этого будет назначен врио губернатора. По словам собеседников “Ъ”, это будет человек со стороны, например, действующий глава другого региона, не избиравшийся 13 сентября.

Аресты в руководстве Республики Коми стали неожиданностью и для политиков, и для экспертов. Собеседник “Ъ”, близкий к полпредству президента в Северо-Западном округе, отметил, что месяц назад, когда подготовка дела шла полным ходом, в полпредстве были не в курсе. Арест губернатора он связал с «истощением ресурсов в условиях кризиса»: «Кто-то зарабатывает их отжимом и переделом собственности, кто-то палкой, кому-то этого не дают, и все друг друга начинают есть — война всех против всех».

«Единая Россия» сдержанно отреагировала на арест губернатора, избранного от нее в 2014 году (79%). Секретарь генсовета партии Сергей Неверов сказал, что не сомневается в объективности расследования и «ответственность должна быть одинакова для всех», а также напомнил, что членство Вячеслава Гайзера в партии будет прекращено автоматически (по уставу «Единой России» человек, против которого возбуждено уголовное дело, тут же остается без партбилета). При этом еще несколько дней назад по политической части ни к республике, ни к ее руководству не было никаких претензий, а Алексея Чернова, заместителя господина Гайзера по внутренней политике (также арестован), чуть ли не ставили в пример остальным. В июньском «рейтинге эффективности губернаторов» прокремлевского фонда ФоРГО господин Гайзер был не в первый раз отнесен к группе с «очень высоким» рейтингом. «Губернатор был на хорошем счету, он был всенародно избран,— недоумевает источник “Ъ”, близкий к региональным властям.— Недавно прошли выборы (в заксобрание области — “Ъ”), процент за “Единую Россию” был хороший». «Сдержанность комментариев показывает, что для значительной части политической элиты произошедшее стало шоком»,— отметил политолог Михаил Виноградов. «Видно, что на федеральном уровне партия власти ассистировать стороне обвинения не готова, понимая, что это создает риски для лоялистов в Коми, а через год выборы в Госдуму»,— отметил господин Виноградов. «Утверждается, что преступное сообщество работало около десяти лет, тогда куда смотрели органы все это время? Чего им не хватало?» — заявил депутат Госдумы от КПРФ Андрей Андреев.

Политолог Александр Кынев считает, что за последние годы в Коми была создана жесткая авторитарная модель управления. Источник “Ъ” в Госсовете республики находит сходство управленческой модели господина Гайзера со стилем руководства глав кавказских республик: «Все выстроено жестко, шли политические зачистки, подминались СМИ». «Первоначально Гайзера упрекали, что он привел в правительство варягов, которые работали вахтовым методом, потом стало больше местных, и варяги тоже прижились. В народе его авторитет был велик, в элите непререкаем»,— утверждает депутат.

Эксперты предлагают искать причины «дела Гайзера» не в том, как управлялся регион. «Глобально сейчас происходит перераспределение ресурсов между элитными группами. А Гайзер не был прямым ставленником одного из членов современного “политбюро”, то есть лидера одной из влиятельных элитных групп»,— объяснил политолог Евгений Минченко. «Гайзер был тишайший, бизнесом особо не рулил — весь крупный бизнес в Коми принадлежит не республике, а ЛУКОЙЛу, “Северстали”, “Ренове” и другим крупным компаниям»,— отметила директор региональных программ Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. По словам Евгения Минченко, губернатор Гайзер был «чисто зарубинский проект (бизнесмен, советник губернатора Александр Зарубин — “Ъ”), а он в последнее время дистанцировался от Вексельберга». Источник “Ъ” в депутатском корпусе Коми рассказывает, что у господина Гайзера периодически возникали конфликты с «Роснефтью», ЛУКОЙЛом и «Северсталью», но это были «вспышки, и компромисс удавалось находить».

По оценке господина Виноградова, «масштаб операции не позволяет сводить все к сугубо корпоративным конфликтам, хотя война за контроль над региональным бюджетом, а он там немаленький, еще впереди». Евгений Минченко констатирует, что «правоохранительные органы вошли во вкус антикоррупционной повестки», которая обеспечивает им рост влияния. Политолог Глеб Кузнецов считает, что «в ситуации серьезного антикоррупционного запроса» господина Гайзера выбрали просто «потому, что его дело было лучше подготовлено» правоохранителями, а не потому, что он был единственный, кого можно привлечь к ответственности. По словам Натальи Зубаревич, «все ждали, кто будет следующим после Хорошавина», и «Гайзер — второй, но не последний». По мнению господина Минченко, критерии, по которым губернаторы могут повторить судьбу господ Хорошавина и Гайзера, понятны: «главы, возглавляющие ресурсообеспеченные регионы и не обладающие серьезной защитой сверху, в зоне риска». Глеб Кузнецов, напротив, считает, что следующим может стать глава депрессивного региона, «а то у многих возникает ощущение, что трогают только богатых губернаторов, а нищий чувствует себя в домике».

По мнению господина Кузнецова, операция была проведена демонстративно, поскольку в такой ситуации «публичность является ценностью сама по себе». «Важно не избавиться от дурной овцы, а сделать это публично, чтобы была кровища, чтобы остальное стадо затрепетало,— пояснил он.— В нынешнее тяжелое время важно, чтобы чиновники боялись за свое место под солнцем. Адресатом этой истории является класс управленцев — они должны испытать шок и трепет».

Интернет-газета «Фонтанка.ру», 21.09.15, «Как петербуржцы наследили в Коми»

За один субботний день Следственный комитет обезглавил все руководство республики Коми: были задержаны глава республики Вячеслав Гайзер, его заместитель Алексей Чернов, вице-премьер Константин Ромаданов и председатель Госсовета республики Игорь Ковзель. Такая же участь постигла и бывшего представителя Коми в Совете Федерации Евгения Самойлова.

Вячеслав Гайзер. Фото: Официальный сайт Коми

Вячеслав Гайзер. Фото: Официальный сайт Коми

Всем инкриминируют – ни много ни мало – создание организованного преступного сообщества. Если подозрения следствия подтвердятся, то можно будет с уверенностью сказать, что Петербург вновь подтвердил свое мифическое звание «бандитской столицы России». Ведь все основные фигуранты этого дела, кроме самого Гайзера, являются выходцами из нашего города.

Сенатор Самойлов

Евгений Самойлов занимал самую скромную должность среди всех героев субботнего пресс-релиза Следственного комитета. Однако он и его родственники играли одну из ключевых ролей в жизни республики Коми последних лет.

37-летний Самойлов родился и учился в Петербурге. Его отец – профессор Университета аэрокосмического приборостроения Александр Самойлов. Он преподавал на факультете экономики и менеджмента, который в 1998 году закончил нынешний губернатор Псковской области Андрей Турчак по специальности «экономист-менеджер». В университетских коридорах Турчак, скорее всего, встречал и Евгения Самойлова, который два года спустя закончил тот же факультет, но с другой записью в дипломе: «Информационные системы в экономике».

Отец Самойлова стал деканом экономического факультета в 1999 года. До него этот поста занимал Анатолий Оводенко – будущий ректор ГУАПа и сын Аркадия Оводенко, который долгое время возглавлял центральное конструкторское бюро холдинга «Ленинец». Руководителем последнего, в свою очередь, и по сей день является Анатолий Турчак – отец главы Пскова. К слову, также выпускник университета аэрокосмического приборостроения.

Именно в «Ленинец» и пошел работать Евгений Самойлов. Его карьера была стремительной: ведущий экономист (2001), директор по финансам (2002), заместитель гендиректора по экономике (2005). Тогда же под началом своего отца работал в «Ленинце» и Андрей Турчак.

Вместе они ушли в политику. В конце декабря 2007 года состоялось собрание акционеров «Ленинца», на котором были прекращены полномочия двух членов совета директоров – Андрея Турчака и Евгения Самойлова. Первый отправился в Совет Федерации представлять Псковскую область и впоследствии стал ее губернатором, второй – республику Коми.

Семья

Евгений Самойлов был не просто был наемным топ-менджером в «Ленинце». Турчаки активно брали Самойловых в бизнес-партнеры. Так, Евгений Самойлов и его младший брат Максим были учредителями охранного предприятия «С-1» вместе с Борисом Турчаком (брат Андрея).

После того, как Евгений Самойлов стал сенатором от Коми, его брат Максим возглавил ООО «Инвестиционная компания «Таврический»», связанную с печально известным банком «Таврическим». Последний, в свою очередь, постоянно причисляют к империи экс-сенатора Александра Сабадаша, ныне также находящегося под арестом.

«ИК «Таврический»» была основным поставщиком угля для министерства обороны, получив за три года контракты на 15 млрд рублей. Добыча, в том числе, велась на шахте «Интауголь» в Коми, которую «Таврический» приобрел в предбанкротном состоянии.

В 2011 году «ИК «Таврический»» взяла у Сбербанка кредит в 3,2 млрд рублей под будущие контракты с министерством обороны. Поручителем на сумму в 400 млн рублей был Евгений Самойлов. На тот момент «ИК «Таврический»» возглавлял уже не его брат, а отец. После ухода Анатолия Сердюкова из министерства обороны контракт на поставку угля был расторгнут, «ИК «Таврический»» обанкротилась, а Сбербанк не смог вернуть свои миллиарды.

В 2010 году началась процедура банкротства Сыктывкарского лесо-деревоперерабатывающего комбината, совладельцем которого на тот момент было правительство республики Коми. Впоследствии его владельцем стало «ИК «Таврический»», а сейчас управление предприятием ведется через сложную цепочку юридических лиц. Гендиректором одного из этих юрлиц – «Торгового дома «СДПК»» – является Максим Бунтов.

По данным системы СПАРК, Бунтов в 2008-2009 годах возглавлял петербургскую компанию «Севлес Регион». Последняя зарегистрирована на улице Коли Томчака, 9 – в здании, где находится предприятие «Заслон», входящее в группу «Ленинец». А совладельцем «Севлес Региона» была компания «УК «Балтинвест», которая принадлежит Александру Самойлову – отцу арестованного Басманным судом Евгения Самойлова.

Дети кинематографистов

Оставив пока в стороне семейство Турчаков и Самойловых, поговорим про других фигурантов громкого уголовного дела.

Заместитель главы республики Коми Алексей Чернов также родился в Ленинграде. В 1998 году он закончил Морской технический университет («Корабелку») по специальности «экономика и управление на предприятии машиностроения». Его однокурсником был Игорь Ковзель – председатель Госсовета республики Коми, также арестованный в рамках громкого уголовного дела. А спустя год «Корабелку» закончил Александр Зарубин – предприниматель из Коми и бывший муж певицы Лолиты. Он также, по версии Следственного комитета, причастен к этому уголовном делу.

Ковзель и Чернов – друзья детства. Отец Ковзеля, Владимир Ковзель, был кинооператором «Ленфильма». Он работал в сотрудничестве с режиссером Леонидом Менакером – в частности, этот творческий тандем снял фильм «Завещание профессора Доуэля». А Менакер является отцом Алексея Чернова.

Алексей Чернов. Фото: Официальный сайт Коми

Алексей Чернов. Фото: Официальный сайт Коми

В начале 2000-х годов Чернов и Ковзель трудились в петербургской компании «Ленэнергоремонт Сервис». По данным СПАРКа, ее учредителями являются две фирмы. Первая – петербургское ООО «Алиганс». Ее собственником является Игорь Ковзель. Вторая – ООО «Кодру» из Сыктывкара. Она, в свою очередь, принадлежит семье вице-премьера Коми Константина Ромаданова, который, вместе с Черновым и Ковзелем, был арестован Басманным судом.

Путь всех троих в Коми был различным. Константин Ромаданов родился в Якутске, но окончил в Морскую академию имени Макарова в Петербурге. Карьеру сделал в банковской сфере. Еще в 1993 году он был ведущим инспектором Сбербанка по Коми, а в 1994 – заместителем председателя правления банка по республике. Впоследствии стал топ-менеджером в «Комиэнерго» и руководил местной службы по тарифам.

Алексей Чернов перебрался в Коми еще при предыдущем руководителе Владимире Торлопове, который был руководителем региона до 2010 года. В 2002 году он был советником главы, потом – его первым замом. Этот же пост он сохранил и при Вячеславе Гайзере.

В чем причина такой стремительной карьеры? Сыктывкарские СМИ указывают, что в начале 2000-х годов в совет директоров «Ленэнергоремонт Сервиса» входило руководство «Коми финансовой компании», которая была связана с «Комисоцбанком» Александра Зарубина. Последний, как мы уже указывали выше, тоже учился в «Корабелке».

Позже всех в Сыктывкар из Петербурга приехал Игорь Ковзель. В 2007 году, когда Чернов был первым вице-премьером республики, Ковзель стал председателем совета директоров «Сыктывкарского промышленного комбината», а в 2012 возглавил местный парламент. Принадлежащий ему и родственникам Ромаданова «Алиганс» одно время был совладельцем этого комбината, а также местного керамического завода. А Следственный комитет подозревает, что эта организованная преступная группа занималась присвоением собственности предприятий ЖКХ республики Коми.

Опять Турчаки

Последний, самый короткий штрих в этой картине маслом. ООО «Алиганс» является учредителем одноименной компании, но только являющейся закрытым акционерным обществом. Ее директор Максим Максимчук связан с несколькими структурами семьи Самойловых. Кроме того, одно время он числился совладельцем компании «Балтреконструкция», зарегистрированной не где бы то ни было, а на улице Коли Томчака, 9 – в одном здании с «Заслоном», входящем в «Ленинец».

Андрей Захаров

Газета «КоммерсантЪ», 20.09.15, «Что такое Республика Коми»

Республика Коми входит в Северо-Западный федеральный округ, занимает 416,8 тыс. кв. км (11-е место среди субъектов РФ). Административный центр — Сыктывкар. Население — 865 тыс. человек (59-е место). Основные национальности: русские (65,1%) и коми (23,7%). Средняя зарплата — около 43 тыс. руб. (12-е место), пенсия — 14 тыс. руб. (10-е). Бюджет на 2015 год дефицитный: расходы — 71,2 млрд руб., доходы — 62,8 млрд руб.

ВРП в 2014 году оценивался в 499 млрд руб. В структуре ВРП основным видом экономической деятельности является добыча полезных ископаемых — около 35%. Основными отраслями являются нефтедобыча («ЛУКОЙЛ-Коми», «РН-Северная нефть»), нефтепереработка («ЛУКОЙЛ-Ухтанефтепереработка»), газовая промышленность («Газпром переработка»), угольная («Воркутауголь») и металлургическая («Коми Алюминий», дочерняя компания «Русала»). На долю республики приходится значительная часть производства в стране бумаги, целлюлозы и фанеры. Основное предприятие в этой сфере — «Moнди Сыктывкарский ЛПК».

Газета «Коммерсантъ», 20.09.15, «Что руководство говорило о Вячеславе Гайзере»

Премьер-министр Владимир Путин*: «У вас неплохие показатели, я бы сказал — хорошие… Смотрю, заработная плата повыше, чем в среднем по стране… Рост тарифов на услуги ЖКХ в два раза ниже, чем по стране. Хорошо, молодцы просто!» (3 октября 2011 года в Москве на встрече с главой Коми).

Полпред президента в СЗФО Илья Клебанов:«Вячеслав Михайлович уже несколько месяцев входит в президентский кадровый резерв. Это не простое совпадение. Это начало серьезной кадровой работы в стране, которой мы много лет не занимались, и один из положительных примеров новой кадровой политики» (15 января 2010 года в Сыктывкаре, представляя Вячеслава Гайзера кандидатом на пост главы республики).

Глава Республики Коми Владимир Торлопов: «Это не революционный вариант. Если в 2001 году после моей победы на выборах руководителя региона менялась политическая элита и управленческий аппарат, то сейчас сохраняется команда, сформированная мной за эти восемь лет. Вячеслав Гайзер — из этой молодой управленческой команды» (6 января 2010 года, характеризуя преемника в интервью «Интерфаксу»).

Полпред президента в СЗФО Владимир Булавин:«У нас есть понимание по вопросам, по которым необходимо оказать содействие. Они будут доведены до руководства соответствующих профильных федеральных министерств и ведомств, руководства правительства России. Никаких разночтений и разногласий по этим позициям с Вячеславом Михайловичем у нас нет» (2 июля 2015 года на встрече с Вячеславом Гайзером в Сыктывкаре).

*Должности указаны на момент высказывания.