В Сети появились новые вскрытые письма Тимура Прокопенко, доказывающие организацию им хитроумного скандала с финансированием столичной мэрией сторонников Навального

9457ebef04c25d63f348e40dd8933807В очередном материале, посвященном вскрытой переписке Администрации президента, The Insider пишет о конфликте АП с правительством Москвы, о роскошной жизни чиновников администрации, о многомиллиардном воровстве при подготовке к Чемпионату мира по футболу, о доносах на РБК и о кризисе сознания пропагандистов, вынужденных оправдывать девальвацию.

Будет ли глава «Альфа-групп» следующим «избранником» на проверку активов после руководителя АФК «Система» Евгения Евтушенкова?

fridman-pic4_zoom-1000x1000-33793В направленной против России информационной войне пропаганда Госдепа охотно использует критику российской власти и избранного ею курса; пророчества, что того и гляди все у нас рухнет, грядет дефолт и конец света; величальные песни, посвященные райским условиям в либеральных странах с истинно демократическими ценностями. Особенно ценится, когда речи эти вложены в уста бывших высокопоставленных политиков нашей страны или обладающих солидным весом представителей отечественного бизнеса.

Как руководитель Саратовского ТФОМС Андрей Саухин выделенные местным больницам деньги на пациентах и врачах «экономит»

106485Прав был классик, когда сказал, что разруха начинается не в клозетах, а головах. А еще страшнее, если разруха начинается в головах у тех, кто неожиданно был наделен властью над деньгами. В апреле 2012 года у Саратовского территориального фонда обязательного медицинского страхования (ТФОМС) появился новый руководитель – экс-председатель областной Счетной палаты Андрей Николаевич Саухин.

«Антикоррупционный комитет Майдана» распорядился повысить тарифы на прокачку аммиака для российского «Тольяттиазота» в шесть раз

211AF95E-6618-440E-8613-36A8BDBB7F89_w527_sСовладелец и председатель совета директоров ОАО «Тольяттиазот», крупнейшего в мире производителя аммиака, вынашивал серьезные планы по укреплению своих позиций в «незалежной», что и заставило его спонсировать смену власти. Но жесткая люстрация вкупе с тяжелейшим финансово-экономическим и политическим кризисом спутали все карты ситуативному «другу революции».