Кронштадтский морской завод, в чьем доке стоит на ремонте легендарный корабль, решил сделать себе рекламу, пригласив на крейсер журналистов, пообещав им макароны по-флотски, танцы и алкоголь

museum_auroraТанцевальный разогрев, макароны по-флотски и алкоголь на борту «Авроры». Фуршет оплачивает Кронштадтский морской завод, в чьем доке стоит на ремонте корабль. «Фонтанка» с прискорбием сообщает коллегам: не все из этого великолепия вы увидите в рамках пресс-тура, назначенного на 13 октября. Один только наш намек на то, что возлияние на военном корабле номер 1 — это скандал, заставил организаторов отказаться от первоначальных планов.

21 сентября крейсер «Аврора» ушел на долгожданный ремонт в Кронштадтский морской завод. В тот день проводить символ флота и города на набережные вышли тысячи петербуржцев. Среди них были и те, кому министр обороны Сергей Шойгу доверил контроль за ремонтом корабля номер 1.

«Теперь (в ходе ремонта. – Прим. ред.) мы планируем сделать акцент на истории российского кораблестроения и трагических событиях ХХ века, в которых принимал участие крейсер «Аврора», – сообщил журналистам директор ЦВММ Руслан Нехай, как только корабль покинул место вечной стоянки на Петроградской набережной.

«Мы еще не вполне понимаем, что именно предстоит сделать, – говорил начальник управления культуры Минобороны России Антон Губанков, – поэтому не факт, что крейсер вернется к месту стоянки до ледостава.»

Судя по всему, понимание того, что именно предстоит сделать, наступило достаточно быстро. Дорогие читатели сообщили «Фонтанке», что на борту ремонтируемого крейсера планируется организовать фуршет с алкоголем. Как помнят неравнодушные, в 2009 году, справедливости ради, гораздо более масштабная вечеринка стала поводом для исключения «Авроры» из состава ВМФ, а последующие годы беспризорности привели к плачевному состоянию легенды и символа города-героя Ленинграда.

Фуршеты крутые, генералы седые, – доля такая у кораблей

Спустя пять лет «Аврора» вернулась в состав флота и после тщательной подготовки была отправлена на ремонт. Меньше чем через месяц в распоряжении «Фонтанки» оказалось письмо за подписью директора Центрального военно-морского музея Руслана Нехая в адрес директора Кронштадтского морского завода.

172716

В документе сообщается о запланированной на 13 октября на борту «Авроры» пресс-конференции, которая проводится по поручению начальника управления культуры Минобороны Антона Губанкова и «согласно плану информационного обеспечения хода ремонтных работ».

Главным пунктом «плана», как говорится в письме, должны стать «макароны по-флотски», его подпунктами – «бутерброды, спиртные напитки и соки». Каким образом спиртные напитки могут быть официально употреблены на борту военного крейсера, «план информационного обеспечения» не раскрывает. Зато действующий корабельный Устав употребление алкоголя на борту кораблей и судов ВМФ РФ категорически запрещает.

Макароны по-крейсерски

Примечательно и указанное в письме место проведения фуршета – большая кают-компания крейсера «Аврора», куда в Цусимском сражении команда перенесла тело убитого осколком японского снаряда командира корабля капитана 1 ранга Евгения Егорьева. Напомним, что даже участники печально известной вечеринкижурнала «Русский пионер» в 2009 году тревожить память павших моряков постеснялись. Михаил Прохоров и его друзья тогда ограничились залами музея и верхней палубой крейсера.

Кто платил за вечеринку в 2009 году, вопросов не вызывает, а вот финансирование указанного в письме фуршета — в третий раз заставило «Фонтанку» удивиться. В распоряжении «Фонтанки» имеется еще один документ за подписью директора ФГУП «Кронштадтский морской завод». В нем Анатолий Белоев сообщает, что организацию и оплату фуршета берет на себя завод. Тот самый, что в 2005 году оказался на грани банкротства и чье финансовое благополучие до сих пор остается неясным.

«Фонтанка» обратилась за комментарием к Антону Губанкову.

– Здравия желаю! – ответил на звонок начальник управления культуры Министерства обороны.
– Здравствуйте, Антон Николаевич. В программе пресс-конференции на борту «Авроры» заявлен фуршет. Насколько это уместно — принимать пищу в кают-компании и за чей счет будет организован банкет?
– Никакого фуршета не будет. Мы собираемся кормить макаронами по-флотски.
– Кроме макарон, в меню заявлены спиртные напитки.
– Никаких спиртных напитков на «Авроре» не будет. Можете так прямо и написать.
– Спасибо большое. Вы нас успокоили.
– У вас есть это письмо за подписью директора музея?
– Да.
– И в нем указаны спиртные напитки?
– Да.

В дальнейшем последовала непередаваемая игра слов, итогом которой стало обещание Антона Губанкова, что употреблять алкоголь на борту военного корабля не будут.

Директору ЦВММ, генерал-майору запаса Руслану Нехаюмы позвонили следующим.

– Повисите на трубке, Юля. Я разговариваю по другой линии, – попросил генерал и произнес в другую трубку: «И что теперь делать? Есть. Есть. Есть. Спасибо». – Слушаю Вас, Юля.
– Руслан Шамсудинович, мы хотели бы поинтересоваться предстоящим фуршетом на «Авроре»…
– Никакого фуршета не будет и не планировалось. Это все неправда.
– И макарон по-флотски тоже не планировалось?
– Нет.
– Но у нас есть письмо на бланке за Вашей подписью.
– Это фейк. Я ничего не писал. Мы обязательно со всем разберемся.

Третий звонок мы совершили Глебу Чубинскому-Надеждину, чье имя в качестве исполнителя было указано во втором документе, подписанном директором завода.

– Глеб Вадимович, скажите, а из каких средств планировалось провести этот фуршет?
– Это абсурд. Думаю, вам лучше обратиться к организаторам пресс-конференции.
– Но у нас есть письмо директора завода Белоева, в котором говорится, что все оплачивает завод, а в качестве исполнителя указано ваше имя.
– Мне нечего вам сказать. Это абсурд.

Уже сегодня редакция твердо уверена: 13 октября на «Авроре» пить не будут. У нас есть слово Антона Губанкова.

Вместо P.S.

«…На верхней палубе, в районе камбуза, образовалась целая груда поверженных тел. Убитые и раненые лежали в скопившейся здесь от крена воде. Санитары разбирали эту груду и выносили на перевязочный пункт тех, кого можно было спасти. Осмотренные и перевязанные раненые разносились по офицерским каютам, а когда они все были заняты, раненых и умирающих стали укладывать прямо на палубу кают-компании…». Л. Поленов, «Аврора в Цусимском сражении»

Не многие знают, что после Цусимского сражения офицеры «Авроры» в знак уважения к памяти павших товарищей перестали принимать пищу в большой кают-компании крейсера. Это помещение стало местом проведения только служебных совещаний, в нем долгое время как память хранились личные вещи, принадлежавшие погибшим офицерам корабля.

Юлия Никитина

Оригинал материала: «Фонтанка.ру»

выездной фуршет