Экс-аудитор Счетной палаты рассказал, что глава АФК «Система» знал о том, что акции «Башнефти» были незаконно приобретены Уралом Рахимовым: чтобы снизить «для публики» стоимость активов, реальной нефти добывали в республике всего 5% — воду специально гоняли по кругу

10406В 2003 году Счетная палата проверила финансово-хозяйственную деятельность ОАО «Башнефть» и установила факт хищения акций у государства. По данным проверки аудиторов СП было возбуждено уголовное дело, правда, затем оно было приостановлено. Весной 2014 года стало известно об уголовном деле, фигурантами по которому проходят глава АФК «Система» Владимир Евтушенков, экс-глава «Башнефти» Урал Рахимов и предприниматель Левон Айрапетян — их обвиняют в хищении акций предприятий, входящих в топливно-энергетический комплекс Республики Башкортостан, и их легализации (ч. 4 ст. 160, ч. 4 ст. 174.1, ч. 4 ст. 174 УК). В рамках расследования Басманный суд Москвы наложил арест на пакеты акций «Башнефти», «Уфаоргсинтеза» и Башкирской электросетевой компании, принадлежащие АФК «Система». Корреспондент «Известий» Анастасия Кашеварова выяснила у бывшего аудитора Счетной палаты Владислава Игнатова, который проводил проверку «Башнефти» в 2003 году, почему Владимир Евтушенков должен вернуть «Башнефть» государству и как больше 10 лет назад руководители региона продали госсобственность с нарушением закона.

— Дело «Башнефти» расследуется: объявлен в розыск Рахимов-младший, Владимир Евтушенков — под домашним арестом. Мало кто помнит, что вы еще в 2003 году проверяли сделки по продаже нефтяных активов Башкирии и по результатам проверки даже добились возбуждения уголовных дел… 

— В 2003 году коллегией Счетной палаты был утвержден мой отчет и направлен в Генеральную прокуратуру. И уголовное дело по моим материалам было действительно возбуждено в 2003 году. Но оно не получило хода. Видимо, большое количество денег было занесено в Генпрокуратуру, потому что пресс-секретарь ведомства тогда упорно отрицала наличие данного дела.

А было два уголовных дела: о неуплате налогов через ООО «Байконур», которое потом замяли, и вообще системное уклонение от неуплаты налогов — это было одно из основных преступлений «Башнефти», которое компания совершала на протяжении 10 лет — с 1993 по 2003 год. А то, что мы вскрыли, было признано беспрецедентным хищением собственности в истории приватизации.

— Что стало отправной точкой в вашем расследовании?

— Господин Рахимов-старший перепутал понятия «предмет ведения» и «предмет полномочий». Он отменил действие указа Бориса Ельцина у себя на территории и перевел акции башкирского ТЭКа, который был в федеральной собственности, в собственность Республики Башкортостан. Республика распоряжалась федеральной собственностью как хотела. А управлял этим бизнесом Урал Рахимов. Сложилась такая ситуация, что своей нефти в Башкирии было мало, но она была основным переработчиком — объемы переработки составляли 24 млн т. А своей добычи было 7–8 млн т. И в эту разницу они пускали разных товарищей. Урал Рахимов выстроил свою конструкцию, выходы на разных людей, для которых была разная стоимость переработки. Он вел себя как хотел, не по-рыночному. То есть первая претензия — неуплата налогов, а вторая — отмывание денег в особо крупных размерах в связи с переработкой сырья. У Рахимова перерабатывались все — ТНК-BP, «Лукойл» и все небольшие компании. Основной посредник по всем соглашениям был Левон Айрапетян.

— Помимо уклонения от налогов и отмывания денежных средств основным нарушением всё же было хищение государственных акций «Башнефти». Как удалось провести сделку так, что государство ничего не получило от продажи нефтяных активов?

— Правильно, после третьего миллиарда все теряют чувство реальности. Есть материал Счетной палаты. Есть письма, направленные во все органы и председателю правительства, и в Генпрокуратуру, есть уголовное дело возбужденное. Оно было перенесено в Приволжский федеральный округ и приостановлено по причине отсутствия обвиняемого и трудностей по его установке. Мы вмешались в ситуацию, когда осуществлялся перевод акций «Башнефти» на семь ООО, подконтрольных Уралу Рахимову. Именно в этот момент появилась моя проверка. Потом они испугались и внесли акции в четыре благотворительных фонда. Затем с ними еще судилось государство и налоговая. Но как-то не очень эффективно. Фактически это была попытка хищения акций у государства организованной преступной группой, по-другому квалифицировать такие сделки нельзя. Почему преступной группой, потому что хозяин одного ООО работал начальником охраны Урала Рахимова, хозяйкой другого была его секретарша. Всё ближайшее его окружение были хозяевами этих ООО, куда пытались слить акции «Башнефти».

По результатам наших материалов было возбуждено уголовное дело, которое затем было приостановлено. Его начали расследовать при совершенно очевидных и понятных уликах. Мы своей проверкой остановили окончательное хищение акций. Собственно говоря, после нее акции были спрятаны в четыре благотворительных фонда. Никаких там договоренностей не было, всё было сделано Рахимовым от страшного испуга. Моя проверка изъяла весь архив минимущества Башкирии, если его никуда не дели, то он должен находиться в архиве Счетной палаты.

Владислав Игнатов

Владислав Игнатов

— По сути, материалы вашей проверки легли в основу нынешнего дела? 

— Хотя уже 11 лет прошло после оглашения результатов нашей проверки, очень приятно, что мой материал способствует борьбе с коррупцией в стране. 11 лет никому не надо было. С 2007 года дело это лежало в Приволжской прокуратуре в приостановленном виде. Справедливость — она должна быть. И она не должна быть разной — а единой для всех. Я уже 9 лет в отставке. Мой принцип — никогда не сдавать государство.

— В чем вина Евтушенкова, на ваш взгляд?

— Я в СМИ перед покупкой АФК «Системой» «Башнефти» говорил, что это актив краденый, дело возбуждено и не остановлено. То есть не прекращено, а приостановлено. История может быть открыта в любой момент по новой. Компания краденая. Ты купил краденую машину, перекрашенную на рынке, но от этого ее суть не поменялась. Это было публичное предупреждение в СМИ, но на него никто не отреагировал.

— К Муртазе Рахимову у следователей тоже должны быть претензии?

— Следователи его вызывали на допрос. Пусть трогают. Сейчас он пенсионер. Он всегда пытался разыграть национальную карту в противовес государству. Их семья забирала все деньги с «Башнефти».

— Есть мнение, что АФК «Система» купила «Башнефть» по заниженной стоимости, так как скважины были законсервированы, а добыча нефти велась Рахимовыми только для себя?

— Всё там работало. Но реальной нефти добывали 5%, просто воду гоняли по кругу. В любом случае вопрос стоит как, что если Евтушенков купил ворованное, то и дивиденды с ворованного тоже не его — он должен их вернуть.

— А в чем смысл был Уралу продавать компанию?

— Ему деваться некуда было. В 2003 году он попытался украсть ее. Всё было внесено в одну компанию, а акции этой компании были внесены в другую компанию, а вот акции третьей «обертки» должны были купить семь ООО. Сделка была пустыми векселями оплачена, и мы это дело перерезали и вскрыли. Они испугались и внесли все акции в четыре фонда. Якобы это будет навсегда собственностью Башкирии. А потом как-то из этих фондов, они продали акции Евтушенкову. И что получила Башкирия? Республика не получила ничего. Получили фонды. Они находились под руководством Рахимова-старшего. И должны были тратить деньги на благотворительность, на образование и на здравоохранение. Но в любом случае попытку мы остановили и сам факт хищения госсобственности тоже установили.

А вот про ту ситуацию, что я вам рассказывал, что федерация рассматривала «Башнефть» как свое, а Башкирия — как свое. Там была смешная ситуация, была недоимка по Пенсионному фонду. И федеральные власти приняли решение выпустить допэмиссию, чтобы затем продать акции и закрыть дыру в Пенсионном фонде. Так вот, власти Башкирии не догадались даже деньги по кругу пустить, они просто украли эту допэмиссию и продали куда-то налево. Правовой нигилизм был полный.

— Как вы считаете, дело доведут до конца?

— В данной ситуации мало вернуть «Башнефть» государству. Если ты купил краденое и получал дивиденды, значит, возвращай и их.

Анастасия Кашеварова

Оригинал материала: «Известия»

«Ведомости», 22.09.2014., «Как владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков оказался под следствием»

В начале прошлой недели Следственный комитет предъявил Евтушенкову обвинение по уголовному делу о хищении из собственности Башкирии акций топливно-энергетических предприятий, сейчас входящих в «Башнефть». АФК «Система» принадлежит 85% ее голосующих акций. Дело заведено по ст. 160, ч. 4 (присвоение или растрата — до 10 лет лишения свободы), ст. 174, ч. 4 (легализация средств или имущества, приобретенных другими лицами — до 5 лет), и ст. 174.1 (легализация средств или имущества — до 7 лет) Уголовного кодекса. Но Евтушенкову обвинение предъявлено лишь по ст. 174, ч. 4.

Как рассказали «Ведомостям» источники, близкие к следствию, Евтушенков оказался фигурантом уголовного дела, возбужденного 28 апреля в отношении Урала Рахимова, сына бывшего президента Башкирии Муртазы Рахимова. Потерпевшим по делу признано министерство имущественных и земельных отношений республики, оценившее ущерб от хищения акций более чем в 209 млрд руб. (или около $5,5 млрд по нынешнему курсу). В середине июля по ходатайству Следственного комитета России Басманный суд Москвы арестовал 85% голосующих акций «Башнефти», принадлежащих «Системе» и ее структуре. В июле по этому делу арестован бизнесмен Левон Айрапетян, один из самых богатых членов армянской диаспоры.

В чем обвиняют Евтушенкова

По словам собеседников «Ведомостей», развивалось дело о хищении акций башкирских энергетических предприятий так. В апреле этого года экс-сенатор от Башкирии Игорь Изместьев, с 2007 г. отбывающий пожизненное заключение за серию тяжких преступлений, дал показания о том, что представители АФК «Система» при посредничестве Айрапетяна помогли Рахимову-младшему легализовать похищенное у Башкирии имущество на общую сумму в $7 млрд руб. Произошло это в 2009 г. во время сделки по приобретению «Системой» акций предприятий башкирского ТЭКа.

«Ему все равно сидеть. Его попросили, и он дал нужные показания», — делится мнением один из сотрудников правоохранительных органов, знакомый с ходом расследования. Но показания Изместьева были недостаточно убедительны, так как в 2009 г., когда проходила сделка, он уже отбывал заключение, продолжает он. Тогда дал показания еще один свидетель, знакомый с переговорами по сделке, — Александр Якубов. Он в 2001-2005 гг. был представителем кабинета министров Башкирии в Совете Федерации.

Как рассказал человек, знакомый с данными следствия, организованная Рахимовым-младшим группа к 2003 г. в ходе приватизации похитила крупные пакеты акций шести предприятий ТЭКа республики — «Башнефти», Уфимского и Новоуфимского НПЗ, «Уфанефтехима», «Уфаоргсинтеза», «Башкирнефтепродукта». В том же году проверка Счетной палаты установила, что акции неправомерно выбыли из госсобственности, позже были возбуждены дела — сначала уголовное, потом налоговые и арбитражные (подробнее про приватизацию и претензии к ней см. врез и рисунок). Рахимов для решения своих проблем привлек Айрапетяна, обладающего обширными связями в органах власти. Тот оказал влияние на неустановленных должностных лиц, добившихся снятия ареста, наложенного к 2006 г. Арбитражным судом Москвы на акции башкирских предприятий. Это позволило передать акции в благотворительные фонды, созданные при помощи Урала Рахимова, а затем нескольким коммерческим фирмам. С целью легализации похищенного имущества Рахимов и Айрапетян нашли представителей АФК «Система», заинтересованных в покупке предприятий, и в 2009 г. продали им контрольные пакеты акций за $2 млрд. Следствие считает эту сумму заниженной. По его данным, «Система» перечислила дополнительно к этой сумме $5 млрд на подконтрольные Уралу Рахимову счета в иностранных банках. Переводы шли через подконтрольные Айрапетяну счета в банках Швейцарии, Австрии и Армении. Сам Айрапетян получил за посредничество $50 млн, утверждает следствие. В деле есть показания, что Евтушенков со стороны АФК «Система» участвовал в обсуждении условий сделки, говорит источник в правоохранительных органах.

Владимир Евтушенко. Фото nsn.fm

Владимир Евтушенко. Фото nsn.fm

Представители Евтушенкова и Айрапетяна обвинения не комментируют, связаться с Уралом Рахимовым не удалось: он уже много лет живет в Австрии в обстановке секретности, сводит внешние контакты с внешним миром к минимуму, говорит его знакомый. Он сомневается, что за башкирские предприятия можно было заплатить вчерную такую огромную сумму: «Сложно даже представить, как перевести $5 млрд на чьи-то счета без веских оснований, так, чтобы никакой контроль не заметил».

Почему обвиняют Евтушенкова

По сути, это банальный спор за дорогой актив, уголовное дело появилось потому, что первых лиц удалось убедить: «Башнефть» принадлежит не тому человеку, убежден знакомый семьи Рахимовых. В 2003 г., кстати, ситуация была похожей: когда акции башкирского ТЭКа достались компаниям, связанным с Уралом Рахимовым, на семью начали давить, заставляя передать актив согласованному владельцу, отсюда и весь шум вокруг приватизации этих предприятий, продолжает собеседник «Ведомостей». Рахимовы не хотели отдавать «Башнефть», вспоминает другой их знакомый. Они сопротивлялись, как могли, но им сообщили, что решение принято «на самом верху», и давили — с этим связаны уголовные дела. «Тогда состоялись встречи — Евтушенков неоднократно приезжал вместе с Айрапетяном, который хорошо знал Рахимовых, обсуждали покупку и, наконец, предложили схему, которая всех устроила», — продолжает собеседник «Ведомостей».

«Кандидатура покупателя была одобрена на самом высоком уровне, я присутствовал на встречах Рахимова с Айрапетяном и Евтушенковым, где об этом говорилось», — вспоминает один из собеседников «Ведомостей». Айрапетян, по его словам, был посредником при обсуждении сделки: «Это такой человек-коммуникатор, который всех знает и всех сводит, Рахимовы его очень уважали, он знал и Евтушенкова, и высшее руководство страны».

Президентом страны тогда был Дмитрий Медведев, но с Владимиром Путиным, занимавшим тогда пост премьера, сделку тоже согласовывали, уверяет федеральный чиновник. Игорь Сечин, курировавший в то время ТЭК в ранге вице-премьера, был в курсе сделки, хотя и не слишком ею доволен: он считал, что актив должен был оставаться в госсобственности, говорит человек, работавший 5 лет назад в Кремле. Согласование сделки не входит в полномочия премьера, комментирует пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков.

Еще в июне прошлого года источники, близкие к «Системе», рассказывали, что покупкой «Башнефти» интересуется «Роснефть». Но стороны это не подтверждали. «Это интересный вопрос. Но мы его не обсуждаем», — говорил Сечин в июле 2013 г. (цитата по «Интерфаксу»).

Тем не менее после этого «Башнефть» стала активно готовиться к размещению в Лондоне. Сделка помимо всего прочего должна защитить компанию от недружественного поглощения, объясняли тогда источники, близкие к «Системе». Размещение планировалось на сентябрь, но после ареста акций совет директоров «Башнефти» рекомендовал отложить размещение из-за «неблагоприятной рыночной конъюнктуры».

Два федеральных чиновника рассказывали «Ведомостям» и в августе, что возможностью покупки или взаимодействия с «Башнефтью» интересовалась «Роснефть». Но официальных предложений «Системе» не поступало, добавлял один из них.

Владелец Независимой нефтегазовой компании (ННКЭдуард Худайнатов некоторое время назад встречался с председателем совета директоров «Башнефти» Феликсом Евтушенковым, сыном основного владельца «Системы» Владимира Евтушенкова, говорят два знакомых последнего. Худайнатов предложил объединить «Башнефть» с ННК, но получил отказ, утверждают они. Худайнатов считается человеком Сечина. В 2010-2012 гг. он сам был президентом «Роснефти», а Сечин возглавлял совет директоров. В 2012 г., вскоре после того, как Сечин встал у руля госкомпании, Худайнатов ушел из «Роснефти», объявив о создании ННК, целью которой он назвал скупку перспективных нефтегазовых активов.

Представитель «Системы» утверждал, что компания не вела никаких переговоров о слиянии или продаже «Башнефти» и предложений на эту тему не поступало. Представитель ННК не ответил на вопросы «Ведомостей». Пресс-служба «Роснефти» не прокомментировала эти вопросы «Ведомостям», но на прошлой неделе представитель госкомпании Михаил Леонтьев категорически отрицал как интерес компании к «Башнефти», так и факт любых переговоров и обсуждений на эту тему.

У властей не в первый раз возникают претензии к приватизации «Башнефти» и входящих в ее состав предприятий. В 2003 г. серьезную конкуренцию на президентских выборах в республике Муртазе Рахимову составил управляющий директор Межпромбанка Сергей Веремеенко. Последнего, как считалось, поддерживала администрация президента России. Тогда же приватизацию предприятий башкирского ТЭКа проверила Счетная палата, а прокуратура по материалам проверки завела уголовное дело.

В 2005 г. Урал Рахимов поссорился с отцом. Он решил возглавить парламент республики, получив поддержку части депутатов. Но Рахимов-старший жестко выступил против и распорядился вернуть проданные нефтегазовые активы. Минимущество республики подало иски в Арбитражный суд Башкирии и выиграло иски о возврате в собственность республики 63% акций «Башнефти» и 32% акций«Башкирэнерго». Правда, в апелляции минимущество от всех претензий отказалось. По данным «Коммерсанта», Рахимов-младший пообещал отцу не заниматься больше политикой и доплатить за купленные активы около 13 млрд руб. А через несколько месяцев блокпакеты в башкирских компаниях у Рахимова-младшего за $613,3 млн приобрела АФК «Система».

Чем грозит дело «Системе»

Если Евтушенков будет осужден, принадлежащие «Системе» акции «Башнефти» должны быть конфискованы в пользу минземимущества Башкирии, равно как и все дивиденды, полученные компанией за время владения акциями. АФК получила от «Башнефти» только за 2009-2013 гг. 180 млрд руб. Такой сценарий грозит серьезными трудностями для «Системы». У АФК таких денег на счетах нет, а кредиторы будут рассматривать возможности погашения долга в том числе и с учетом прекращения денежных потоков от «Башнефти», говорит руководитель управления аналитических исследований «Уралсиба» Константин Чернышев. В этом случае АФК придется мобилизовать ресурсы своих «дочек», в том числе и с точки зрения привлечения долга, или продать какие-то активы, предупреждает он.

«Башнефть» может сменить собственника в ближайшее время, сказали «Ведомостям» человек, близкий к «Системе», и высокопоставленный чиновник. В какой форме это может произойти, они не знают.

При этом сделка со следствием в виде добровольного возврата «Башнефти» государству не освободит Евтушенкова от ответственности, говорит адвокат, специализирующийся на защите обвиняемых в экономических преступлениях. Сделка со следствием возможна только при полном признании вины, но ни она, ни добровольное заглаживание вреда не могут быть основанием для освобождения от уголовной ответственности, отмечает он. Суд может рассматривать это только как смягчающие обстоятельства. Но возможна некая принципиальная договоренность. Решение в таком случае будет уникальным, его сложно предсказать; бывало, что прокурор уже в суде отказывался от обвинения, ссылаясь на то, что не удалось доказать вину, бывало, что обвиняемые попадали под амнистию, перечисляет адвокат. В таких случаях свидетели по делу часто отказываются от показаний или меняют их, рассуждает он.

Реакция в Кремле и правительстве на историю с арестом Евтушенкова разная. Знакомый Медведева рассказывает, что премьер недоволен историей с Евтушенковым: дело против предпринимателя — нарушение неформального социального договора между властью и бизнесом, который негласно существовал после дела ЮКОСа: бизнес не лезет в политику, а власть не трогает бизнес и прислушивается к его мнению. Совещаний о ситуации вокруг «Системы» и последствиях этого дела для инвестклимата в правительстве не было, но неформальные обсуждения и консультации премьер с вице-премьерами и министрами финансово-экономического блока правительства провел. Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова это комментировать не стала.

РСПП отправил президенту Путину через фельдъегерскую связь обращение с призывом поддержать ходатайство об изменении меры пресечения Евтушенкову, рассказал 18 сентября глава РСПП Александр Шохин. Раз отправлено фельдъегерем, то, видимо, дошло, полагает Песков. Но президент «вряд ли вправе высказывать публично свое мнение об этой истории», добавляет он.

В подготовке статьи участвовали Петр Козлов, Елизавета Серьгина, Максим Товкайло, Дмитрий Камышев, Олег Сальманов

Трансферы краснодар в сезоне зима трансферы зима краснодар.