Как повлияют санкции США и Евросоюза на бизнес четырех бизнесменов, которых считают друзьями Путина, — Геннадия Тимченко, Юрия Ковальчука и братьев Ротенбергов

rotenberg-1807-1Из 30 российских политиков, чиновников и военных, подпавших под санкции США и Евросоюза, зарубежный актив «Ведомости» нашли только у сенатора Андрея Клишаса, в прошлом работавшего президентом «Интерроса»: он задекларировал жилой дом площадью 432 кв. м и дачный участок площадью 543 кв. м в Швейцарии. Сенатор уже заявил, что эта страна не входит в ЕС. Поэтому для него, как и для большинства других фигурантов, санкции скорее всего выльются в проблему с поездками за рубеж.

У четырех близких к президенту России Владимиру Путину бизнесменов — Геннадия ТимченкоЮрия Ковальчука, братьев Аркадия и Бориса Ротенбергов, которых включил в санкционный список минфин США, могут возникнуть проблемы с бизнесом.

Возможность работать в глобальной экономике для них будет сильно ограничена: возникнут проблемы с финансовым обслуживанием и проведением сделок в Европе и США, а также с привлечением средств за рубежом, объяснил высокопоставленный сотрудник минфина США. Санкции должны применяться к активам, в которых доля бизнесменов больше 50%.

24361781_pic_small_635

Но могут распространиться и на компании, в которых у этих людей фактический контроль.

«Американские санкции против “ближнего круга” Владимира Путина и их бизнесов могут стать болезненными для российской экономики, поскольку некоторые люди “ближнего круга” занимают главенствующее положение в отдельных сегментах рынка», — переживает партнер одного из фигурантов списка. «Ведомости» выяснили, кому и о чем стоит беспокоиться.

Активы Ковальчука: финансы и медиабизнес

Банк «Россия», крупнейшим акционером которого является Ковальчук, отдельно включен в список минфина США, назвавшего этот 17-й по величине российский банк с активами в $10 млрд и многочисленными корреспондентскими счетами в США и Европе «личным банком высокопоставленных чиновников РФ». Долларовые счета банка будут заморожены, все корсчета с американскими финансовыми организациями — заблокированы. У его клиентов, а также принадлежащего ему Собинбанка уже возникли проблемы (см. статью на стр. 14).

Из крупных активов за рубежом у банка «Россия» есть 54,9% в кипрской Telcrest, которая владеет 25,2% акций СТС Media. Казалось бы, под «правило 50%» эта медиакомпания не подпадает, но ее акции торгуются в США на NASDAQ. В прошлую пятницу по итогам дня они подешевели на 1,5% до $8,58. «Окажут ли санкции эффект на бизнес компании, сейчас совершенно не ясно», — говорит аналитик «Сбербанк CIB» Анна Лепетухина. Представители CTC Media отказываются комментировать ситуацию.

Структурам банка принадлежит и 30% акций крупнейшего продавца телерекламы в России — группы компаний Vi (ранее — «Видео интернешнл»). Весной 2010 г. источники, близкие к банку, рассказывали, что он приобрел 100% группы, но официально эта информация не подтверждалась.

Если санкции распространятся на Vi, рекламодателям со штаб-квартирами в США могут рекомендовать прекратить сотрудничество с Vi. Правда, опрошенные «Ведомостями» участники рекламного рынка уверены, что так или иначе продолжат работать с селлером — ни один из них не может отказаться от партнера, контролирующего 60% российского рынка телерекламы. В Vi этот вопрос не комментируют.

Активы Ротенбергов: трубы и недвижимость

Ротенберги, в юности занимавшиеся дзюдо вместе с Путиным, владеют компанией «Северный европейский трубный проект» (СЕТП) — основным поставщиком труб для газовой монополии. А принадлежащий им на треть (33,35%) немецкий торговый дом Eurotube на эксклюзивной основе продает трубы европейского концерна Europipe не только «Газпрому», но и «Транснефти»,«Сургутнефтегазу», «Росатому» и «Ростехнологиям». «Газпром» закупал у Eurotube трубы, которых не может найти в России.

В 2010 г. Eurotube поставила в Россию около 200 000 т труб примерно на 300 млн евро. Это составляло до трети всего импорта труб в страну, подсчитал тогда аналитик «Уралсиб кэпитал» Дмитрий Смолин.

Пока никаких уведомлений о санкциях и даже никакой реакции на них Eurotube не получала, говорит близкий к компании человек. Введение санкций может обернуться издержками для европейских производителей, эксклюзивным поставщиком которых является торговый дом, говорит он: «И непонятно, кто и как будет компенсировать эти издержки».

В «Газпроме» даже обсуждать возможность санкций считают преждевременным: «Фантазировать на эту тему сейчас можно бесконечно», — заявил представитель «Газпрома».

Кроме трубного торгового дома у Ротенбергов в Европе есть спортивные и девелоперские проекты, а также гостиница.

Борис Ротенберг занимается бизнесом в Финляндии с 1990-х гг. Вместе с финским спортсменом Ауво Нииникето он зарегистрировал компанию Rinimex OY — по адресу основанного Нииникето клуба японской борьбы джиу-джитсу в Хельсинки. В регистрационных документах говорилось, что компания должна заниматься торговлей нефтепродуктами и топливом. Но, как в 2010 г. рассказывал Нииникето, Rinimex продавала только детские игрушки и мебель из Центральной Европы в Россию. «Но даже и эта деятельность завершилась», — говорил он. Зато у компании появился земельный участок с правом застройки в Лапландии неподалеку от лыжного курорта Пюхатунтури. У них с Ротенбергом был план застроить участок бревенчатыми домиками на продажу. Но проект затянулся, по словам Нииникето, «из-за зависимости от других, более крупных компаний, которые уже работают в этом районе».

В 2013 г. стало известно, что финская Arena Events OY, принадлежащая наполовину братьям Ротенбергам, а наполовину Тимченко, купила 100% Hartwall Arena — домашнего стадиона хоккейного клуба Jokerit в Хельсинки, а также долю в этом клубе. Hartwall Arena — крупнейший ледовый дворец в Финляндии.

В финской провинции Киркконумми, неподалеку от Хельсинки, Борису Ротенбергу принадлежит конгресс-холл Langvik Congress Wellness Hotel на 100 номеров — бизнесмен вложил в его реконструкцию $20 млн.

Сын Бориса Ротенберга Роман говорит, что пока в Европе он не видит каких-либо угроз, связанных с американскими санкциями: «Раньше на месте Langvik было просто пустое здание, которое никому не было нужно. Сейчас это рентабельный бизнес. Мы инвестировали средства, создали рабочие места. Langvik является одним из самых крупных налогоплательщиков в своем муниципалитете. Мы развиваем также арену в Хельсинки и не видим для этого никаких препятствий. Работаем в штатном режиме».

Активы Тимченко: от нефти до хоккея

Гражданин России и Финляндии Тимченко, когда-то сосед Путина по кооперативу «Озеро», еще в 2013 г. обратился к американской лоббистской фирме Patton Boggs с заданием развенчать «необоснованные утверждения» о том, что он входит в близкий круг Путина, сообщало Reuters. «Тимченко не хотел, чтобы его имя ассоциировали с Путиным, не потому, что его беспокоили разговоры на эту тему внутри страны, а потому, что он мог предвидеть возможные политические риски», — говорит знакомый бизнесмена. Тем не менее Минфин на прошлой неделе написал, что «деятельность Тимченко в энергетическом секторе непосредственно связана с Путиным». Владельцем Gunvor Тимченко перестал быть за день до введения санкций минфина США, продав долю партнеру Торбьорну Торнквисту.

Немецкий торговый дом Ротенбергов снабжает «Газпром» трубами, которые нельзя купить в России Фото: С. Портер / Ведомости

Немецкий торговый дом Ротенбергов снабжает «Газпром» трубами, которые нельзя купить в России Фото: С. Портер / Ведомости

Но и осталось у него за рубежом немало. Через инвестиционную группу Volga Group, зарегистрированную в Люксембурге, Тимченко владеет финансовыми, строительными, химическими, торговыми, рыбными, транспортными и энергетическими компаниями (см. таблицу).

В их числе трейдер IPP (International Petroleum Products), финский авиационный оператор Airfix Aviation и выделившийся в начале 2014 г. из группы Gunvor нефтетрейдер Warly International, зарегистрированный на Британских Виргинских островах. Последним в равных долях владеют Тимченко и Торнквист.

Warly, торговавшая в 2010-2012 гг. за рубежом продукцией «Роснефти», была создана по настоянию этой госкомпании, не желавшей, чтобы ее и Gunvor «лишний раз обсуждали в прессе», рассказывали источник в «Роснефти» и предприниматель, который работал с госкомпанией. Продолжает ли Warly работать с «Роснефтью», в госкомпании не говорят.

«Warly — компания-загадка, какой Gunvor был много лет назад. Gunvor стал прозрачнее, но ситуация, в которой оказался один из его бывших совладельцев, требует прежнего подхода, а именно зарегистрированного в глубоком офшоре трейдера, который не обязан ни перед кем отчитываться», — делится мнением знакомый Тимченко.

Airfix Aviation, принадлежащая IPP, по данным финского регистра воздушных судов, с 2003 г. была оператором самолетов, зарегистрированных на офшорные дочерние компании «Роснефти», с 2006 г. — оператором бизнес-джета австрийской компании «Газпрома», а с 2009 г. — бизнес-авиации «Транснефти». Представитель «Роснефти» сообщил, что сейчас с Airfix Aviation не работает, его коллеги из других компаний от комментариев по этому вопросу отказались.

Финансовый директор IPP в Женеве Харри Миккола называть клиентов и комментировать ситуацию с Тимченко не стал. «IPP работает в нормальном режиме, мы не видим причин менять наши деловые принципы и деловые отношения. Конечно, ситуация сложная и может стать еще сложнее. Мы тщательно следим за развитием событий и продолжаем заниматься нашим бизнесом», — сказал Миккола. Пока никакой реакции со стороны клиентов нет, отмечает он: «Наши клиенты и поставщики вполне довольны [сотрудничеством]».

Офшор на службе родине

Подпавшие под действие санкций бизнесмены «ближнего круга» могут уйти в тень. Тем более что у российского бизнеса и государства богатый опыт использования подставных структур и «доверенных лиц». «Возможно, деофшоризация пойдет совсем в другом направлении. Государство хочет получать реальные доходы от бизнесов налогоплательщиков не только в России, но и за границей. Но в случае введения санкций внешняя торговля или другие операции за рубежом могут потребовать использования тех же офшоров в интересах государства и крупного бизнеса, который может стать неугодным Западу», — рассуждает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. Если представители крупного бизнеса будут подпадать под санкции, они скорее всего перейдут в разряд теневых собственников. А для управления своим капиталом будут использовать доверенных лиц, говорит он.

Роман Шлейнов, Ксения Болецкая, Полина Темерина

Оригинал материала: "Ведомости"