Конкурсным управляющим при ликвидации «Мастер-банка» может стать представитель скандально известного семейного клана

imagesНедавнее банкротство «Мастер-банка», а также «Инвестбанка», «Банк проектного финансирования» и «Смоленского банка» стало шокирующим известием. Несмотря на то, что у «Инвестбанка» и «Мастер-банка» есть проблемы, о которых говорили довольно давно, никто не верил в то, что возможен отзыв лицензии. «Мастер-банк» входил в десятку лидеров рынка по количеству привлечённых вкладов. После его банкротства была названа  рекордная за последние 10 лет сумма компенсаций пострадавшим вкладчикам — 30 млрд рублей. Но основная проблема заключается в том, что эти миллиарды могут быть не выплачены владельцам, особенно если конкурсным управляющим при ликвидации банка станет представитель печально известного семейного клана Эдуарда Ребгуна, пишет газета «Наша Версия».

Криминальная история Ребгуна как профессионального «кризисного управляющего» началась в нулевые. Одним из его первых громких дел стала ликвидация Мосбизнесбанка в 2000–2002 годах. Кредиторская задолженность этого финансового учреждения составляла 10,8 млрд рублей (в том числе около 500 млн рублей перед физлицами), в реестре числилось около 140 тыс. кредиторов. До сих пор об этом скандале пишут многие деловые издания. Конечно, прямо Ребгуна никто не обвинял. Но специалистам ясно, что меры, предпринятые во время процедуры банкротства,  были весьма сомнительными. Во-первых, в глаза бросается нежелание Ребгуна инициировать отзыв лицензии у Мосбизнесбанка. Из-за этого к  моменту окончательного краха банк растерял почти все свои активы и расплачиваться с вкладчиками было уже нечем. Но даже то, что осталось, распределять по-честному никто не собирался. Широко разрекламированное решение Эдуарда Ребгуна выплатить долги банка только физическим лицам на деле оказалось ловким трюком: вкладчикам выдали гроши, а кредиторы потеряли 7,2 млрд рублей. При этом сам управляющий, помимо своего многомиллионного гонорара, явно имел возможность заработать еще немало.

Наживаться на банкротстве Ребгун и его «клан» умеют как никто. Как пишет «Версия», схема управляющего весьма проста. Сначала Ребгун, козыряя якобы имеющимися связями и демонстрируя визитки людей, которые даже не подозревают о его существовании, набивает себе цену. Управляющий гарантирует решение всех проблем, мол, с его связями это всё минутное дело. Когда Ребгуну, ну или его «подпеченным», как конкурсному управляющему открывают доступ к активам банкротящегося предприятия, он начинает игру в свою пользу. Расплачивается за этот бизнес, как правило, наниматель, причем выйти из «дела» с Ребгуном практически невозможно без финансовых и репутационных потерь. Скорее всего, такое сотрудничество с «решалой» закончится для нанимателя уголовной статьёй.

Эдуард Ребгун. Фото: Е. Стецко

Эдуард Ребгун. Фото: Е. Стецко

За примерами далеко ходить не нужно. Еще на слуху громкое банкротство Московского шинного завода, начатое в декабре 2010 года по заявлению ЗАО «ВинНет-Р» в Арбитражный суд Москвы.  Тогда временным управляющим назначили зятя Ребгуна — Вячеслава Башмакова. Надо сказать, что кредиторы завода сразу отнеслись к Башмакову с недоверием, ведь он к моменту своего прихода на Московский шинный успел поучаствовать в нескольких скандальных банкротствах с воровством активов. Но кредиторов успокоил сам Ребгун, сославшись на свои связи. Стоит ли говорить, что процесс банкротства под руководством Вячеслава Башмакова вскоре перетёк в уголовное расследование, которое правоохранительные органы начали «по фактам злоупотреблений полномочиями».

Конечно, долго Ребгун и его преступная шайка не могли оставаться незамеченными. После грандиозного скандала с распродажей исторических памятников Москвы и первых результатов расследования уголовного дела Московского шинного завода управляющему  перестали доверять. Слава опережала самого бизнесмена, и всех его печально известных родственников – Вячеслава Башмакова, его брата Михаила, а также жену самого Ребгуна Елену и двух его дочерей — Инну и Ольгу. Все они, так или иначе, были замешаны в делах о громких банкротствах.  От клана и его предводителя откачнулись былые покровители, а затем и заказчики. Оно и понятно: на специфическом рынке слияний и поглощений никто не будет рисковать своей репутацией и связываться с человеком, втягивающим клиентуру в разорительные скандалы.

Однако клан Ребгуна вполне может воскреснуть. Несмотря на дурную репутацию, у него все же остались кое-какие связи. Дело в том, что исполнителем начавшегося переформатирования в банковской системе выступает Агентство по страхованию вкладов.  Заместитель главы агенства — Марина Зиновина — является близкой подругой Елены Ребгун. Так что благодаря её протекции Ребгуну или кому-то из его команды вполне могут отвести роль «ликвидатора».

Что же будет, если такой управляющий доберется до «Мастер-банка» и остальных банков, у которых возникли проблемы? Очевидно, что если он или его «подопечные» будет банкротить неблагополучные банки, то судьба вкладов миллионов россиян может оказаться под угрозой. Тут уж совершенно очевидно, что люди, называющие себя «похоронной командой» отечественного бизнеса, вряд ли будут заботиться о чьих-либо интересах, кроме своих.

Сергей Парамонов.