- СКАНДАЛЫ.ру - https://scandaly.ru -

Неба могло не хватить

Как диспетчер аэропорта «Внуково» Валентин Змиевский предотвратил крушение «боингов» авиакомпаний «Трансаэро» и «ЮТэйр» над Москвой (аудио)

mid_60293_2045В распоряжении Life News оказалась запись переговоров пилотов и диспетчеров, доказывающая, что пассажирский «боинг» авиакомпании «Трансаэро» сообщением Ереван — Москва едва не столкнулся в небе над столицей с заходившим на посадку самолетом из Архангельска, принадлежащим компании «ЮТэйр». Два лайнера ночью 6 ноября развел в небе над Москвой авиадиспетчер.

Как ранее сообщал Life News, ЧП произошло 6 ноября. Борт из Еревана по непонятным причинам отклонился от курса и оказался над МКАД между Подольским и Одинцовским районами на пути у другого «боинга». Причем оба самолета на одной высоте — 600 метров. Борты сближались, пока дистанция между ними не составила 2,5 километра.

С учетом средней крейсерской скорости «Боинга» в 800 км/ч два лайнера преодолели бы расстояние в 2,5 км всего за 5–6 секунд.

Из первых же фраз аудиозаписи становится понятно, что единственным человеком, заметившим 6 ноября в небе над Москвой два авиалайнера, несущихся навстречу друг другу на одной высоте, стал авиадиспетчер. Оставив выяснение причины происходящего на потом, мужчина принял молниеносное решение провести самолет авиакомпании «Трансаэро», следующий рейсом из Еревана в Москву, через закрытую воздушную зону столицы на минимальной высоте.

При этом лайнер компании «ЮТэйр», уже готовившийся начать посадку в аэропорту Внуково, было решено поднять.

Пилот «ЮТэйр»: Заняли 500 метров.

Диспетчер: Utair388, немедленно набирайте 900 метров! Выполняйте левый разворот на курс 240! Немедленно!

Несколько ошарашенный летчик отвечает немного неразборчиво:

Пилот «ЮТэйр»: Набираем 900… разворот налево… 

После этого авиадиспетчер переходит к работе с экипажем «боинга» «Трансаэро».

Диспетчер: Transaero262!

Пилот «Трансаэро»: Transaero262, с поворота мы ушли…

Диспетчер: Transaero262, разворот влево на курс 300 градусов немедленно! Высоту 400 метров сохраняйте! Немедленно! 400 сохраняйте!

Пилот «Трансаэро»: Transaero262, поворот на 300, 400 сохраняем.

Диспетчер: Transaero262, 400 сохраняйте!

Пилот «Трансаэро»: 400 сохраняем, Transaero262.

По голосу авиадиспетчера заметно, как сильно он нервничает. На тот момент расстояние между двумя лайнерами составляло всего 2,5 километра и продолжало стремительно сокращаться.

Диспетчер: Utair388, немедленно набирайте 900 метров! Срочно набирайте!

При этом диспетчер не забывает и про другие самолеты, находящиеся в его секторе над аэропортом Внуково. Только убедившись, что борт авиакомпании «Трансаэро» ушел влево от опасной зоны, а лайнер «ЮТэйр» набрал необходимую высоту в 900 метров, авиадиспетчер приступил к выяснению причин произошедшего.

Оказалось, что рейс Ереван — Москва, вместо того чтобы уйти на посадку во Внуково, начал выполнять так называемую орбиту — разворот вокруг одной точки.

Диспетчер: Transaero262, почему начали выполнять орбиту?

Пилот «Трансаэро»: Transaero262, провернулся по локатору самолет с курса, неправильно захватил, возможно, ложный захват, не было глиссады.

Командир воздушного судна (КВС) пояснил авиадиспетчеру, что у него произошел ложный захват курсо-глиссадной системы посадки, позволяющей пилоту контролировать посадку точно на необходимую полосу.

Также, как стало известно Life News, наиболее возможной причиной возникшей ситуации эксперты называют ошибку пилота. В частности, рассматривается версия о том, что КВС неверно ввел в бортовой компьютер номер нужной ему взлетно-посадочной полосы.

Стоит отметить, что за все время опасного сближения не сработала ни одна из двух ТКАС-систем, предупреждающих экипаж о возможном столкновении самолетов в воздухе.

По данным Life News, назвать объективную причину отклонения от маршрута члены экипажа самолета «Трансаэро» так и не смогли. В ближайшее время по факту происшествия в воздушном пространстве будут собраны материалы и переданы для разбирательства в Ространснадзор.

В авиакомпании «Трансаэро» между тем опровергают факт опасного сближения «боинга» с другими самолетами.

— При посадке в московском аэропорту Внуково, производившейся в автоматическом режиме, вследствие некорректной работы наземного навигационного оборудования произошло незначительное отклонение воздушного судна от курса захода на посадку, — сообщил представитель авиаперевозчика. — Экипаж своевременно и профессионально среагировал на сбой наземной автоматики и в 10:00 штатно совершил посадку в ручном режиме. Никакой угрозы для безопасности пассажиров не возникало.

Оригинал материала: «LifeNews»

«Известия», 12.11.2013., «Я работаю больше 30 лет, подобных случаев не было»

Интервью авиадиспетчера, который предотвратил столкновение двух самолетов над Москвой 6 ноября.

Фото предоставлено МЦ АУВД

Фото предоставлено МЦ АУВД

6 ноября в небе над Москвой могли столкнуться два самолета. Борт авиакомпании «Трансаэро», летевший из Еревана, отклонился от курса и оказался над МКАД между Подольским и Одинцовским районами на пути у другого «Боинга». Оба самолета шли на одной высоте и сближались, пока дистанция между ними не составила 2,5 км. О том, как удалось предотвратить катастрофу, в эксклюзивном интервью «Известиям» рассказал диспетчер Московского центра автоматизированного управления воздушным движением (МЦ АУВД) Валентин Змиевский.

— Как давно вы работаете? Были ли в вашей практике такие ситуации?

— Я работаю больше 30 лет в МЦ АУВД. Подобных случаев не было. Были нарушения, допустим экипаж перебирал высоту — это случалось, например, в 1990-е годы, когда бизнес-авиация только начинала летать. Такого, как сейчас, не было. Как правило, борты вовремя останавливали, отворачивали, задерживали.

— В чем уникальность ситуации?

— Уникальность в том, что самолет уже начал производить заход на посадку, был на удалении 9 км от аэропорта и вдруг стал резко уходить с посадочного курса. На конечном этапе захода на посадку ВС (воздушные суда. — «Известия») не должны допускать значительных отклонений, а данное воздушное судно резко изменило курс следования. Такой случай на заключительном этапе полета я наблюдал первый раз в моей практике.

— Он начал выполнять элемент, который называется «орбита»?

— Да, он начал резко уклоняться влево. Почему — я не знаю, в этом разбирается комиссия, но то, что он уклонился от посадочного курса и пошел в сторону Москвы, для меня было неожиданно.

— Каково было минимальное расстояние между самолетами?

— Я не могу сейчас сказать точно расстояние, но фактически оно было менее установленного интервала. На самом деле это установит комиссия, проводящая расследование.

— Как вы оцениваете действия летчиков?

— «ЮТэйр» 388 немедленно стал выполнять мою команду, начал набор высоты до 900 м, и вертикальный интервал стал увеличиваться. А борту «Трансаэро» 262 я должен был обеспечить повторный заход на посадку, сделать так, чтобы он не залетел в зону над Москвой, запретную для полетов. Но он с небольшой задержкой выполнял мои указания, хотя я ему говорил «немедленно» и указывал конкретный курс с учетом того, что пилоты сами могут находиться в стрессовой ситуации. Для меня было главным, чтобы ВС выполнило разворот в правильную сторону, не навстречу другому борту.

— Как получилось, что сближение не заметили раньше?

— Я всегда, как и любой другой диспетчер, обязан контролировать ситуацию и делаю это при нахождении нескольких ВС на схеме захода на посадку. При этом нам помогает сигнализация, которая у нас установлена, она мне подсказала, когда борт начал явно уходить с посадочного курса и возможный конфликт. Возможности установить связь с ВС авиакомпании «Трансаэро» у меня в данный момент не было, поскольку у меня на управлении находилось еще четыре ВС, и один из них назвал неправильную частоту и задержался в эфире. По этой же причине я не смог связаться с ВС авиакомпании «ЮТэйр», так как невозможно одновременно говорить с одним экипажем и слушать другой. Из-за этого я и потерял время — по большому счету я мог и раньше его развернуть.

— Вы вели оба самолета?

— Я передал воздушное судно «Трансаэро» на установленном рубеже диспетчеру посадки и был уверен, что оно находится у него на управлении. В дальнейшем, когда ВС начало отклоняться от посадочного курса, я вызвал экипаж авиакомпании «Трансаэро», и он ответил, мне не пришлось его искать. Экипаж авиакомпании «ЮТэйр» находился у меня на управлении.

 — Насколько я знаю, у обоих самолетов не сработала система предупреждения об опасном сближении (ТКАС)? Это очень редкий случай?

— Насколько мне известно, обычно система ТКАС не работает на данных высотах и данном этапе полета.

— Что вы делали сразу после происшествия, как справились с таким стрессом?

— У меня большой опыт — работаю больше 30 лет — и у меня были стрессовые ситуации и раньше, это и характеризует работу авиадиспетчера. Я в этот момент просто не успел испугаться. Мне было важно развести самолеты, поэтому как таковой сильный, глубокий стресс у меня не случился. Так, немножко поверхностный. Меня подменили, я пошел, немножко отошел, попил кофе, чай, успокоился и снова начал работать, всё было в порядке. Я считаю, что сделал всё, что требовалось в данной ситуации.

Мария Киселева