Продавец бульдозеров Жалгас Хасенов рассказал, как он вложился в раскрутку Елены Ваенги и как ее команда нагло кинула бизнесмена 

В последнее время московские суды буквально завалены исками певицы Елены ХРУЛЕВОЙ (она же ВАЕНГА) к различным изданиям, имевшим несчастье минувшим летом запечатлеть ее на публичных мероприятиях беременной и поделиться с читателями радостью по этому поводу. Елена Владимировна считает это вмешательством в свою частную жизнь и во всех интервью гневно обвиняет журналистов. Между тем она сама далеко не всегда поступает порядочно по отношению к окружающим. Наглядным примером может служить история московского бизнесмена Жалгаса ХАСЕНОВА, по самым скромным подсчетам, вложившего в ее продвижение около $2 млн.

— Мой основной бизнес — продажа бульдозеров, грейдеров, автокранов и другой дорожно-строительной техники, — рассказал «Экспресс газете» Жалгас Хасенов. — А шоу-бизнес всегда был для меня небольшой развлекаловкой. Все началось с рок-группы «Сезон охоты». Я на спор создал ее из сотрудников «Уралвагонзавода». И добился ее ротации на «Нашем радио», приглашения на «Нашествие» и другие рок-фестивали. Потом я одолжил денег ребятам, которые хотели снять кино. Но у них что-то не получилось. И в счет долга они отдали мне на откуп московский киноконцертный зал «Мир». Тогда я начал более серьезно внедряться в шоу-бизнес. Стал делать концерты разным артистам. И сам не заметил, как оказался в шоу-бизнесе по самые уши.

Елена ВАЕНГА. Фото Анатолия ЖДАНОВА/«Комсомольская правда»

Выполнял все прихоти

В 2008 году мое внимание привлекла питерская певица Лена Ваенга. В Москве ее тогда толком не знали. Но в Питере она была уже достаточно известна. Ее творчество показалось мне интересным и перспективным. И я пригласил ее выступить у себя в киноконцертном зале «Мир». А потом предложил ее директору Руслану Сулимовскому заключить трехлетний договор на организацию концертов по всей России. Руслан обсудил это с Леной и ее мужем Иваном Матвиенко. И они выдвинули мне условие: чтобы я платил Лене фиксированный гонорар вне зависимости от сборов. Причем гонорар они объявили весьма немаленький — близкий к ее нынешнему. На тот момент это была совершенно немыслимая сумма. Я сразу сказал: «Вы понимаете, что первое время я просто попадаю?» — «Да, понимаем, — ответили они. — Но мы тебе со всей своей цыганской честной душой обещаем, что на второй год ты начнешь возвращать свои деньги, а на третий год мы будем вместе зарабатывать». На таких условиях мы и договорились.

Первый выездной концерт я сделал Лене в Ростове-на-Дону. После концерта местный промоутер Валя сказала мне: «Ты понимаешь, что, когда дела пойдут хорошо, тебя кинут? Поверь моему опыту!» — «Да ладно! — отмахнулся я. — У нас дружеские отношения. Мы все обговорили и ударили по рукам». Тем не менее, когда мы уезжали, Валя подошла к нашему автобусу и обратилась к самой Лене: «Вы очень хорошая артистка. Не переживайте, что вы у нас мало собрали! Для первого раза это офигенно. Я вас только об одном прошу — не кидайте Жалгаса! Он так старается, вам помогает». — «Да вы что?! Конечно, никто его не кинет», — заверила ее Лена.

Поначалу и впрямь все складывалось хорошо. Мы проехали с Леной почти всю страну. Полных залов она не собирала. Но публика принимала ее очень тепло.

Ныне певица номер один во всех своих интервью рассказывает басни, что пробилась на сцену она сама, без гроша в кармане

И Лена была всем довольна. Я старался выполнять все ее прихоти. Помню, на вокзале в Краснодаре она загорелась взять у какой-то бабки котенка. «Если вы мне не позволите, я буду реветь», — заявила она. И рассказала, что давно мечтает о белом коте какой-то особой породы, но нигде не может его найти. По окончании гастрольного тура я перешерстил всю Москву и за какие-то немыслимые деньги купил ей этого белого кота.

Конечно, не обходилось и без накладок. Однажды нас кинул промоутер Сергей Рудых, который взялся сделать концерт в Екатеринбурге. О том, что концерта не будет, он объявил нам в последний момент, когда мы уже ехали на поезде из Воронежа в Москву, чтобы оттуда лететь в Екатеринбург. В ответ я разбил этому негодяю лицо и высадил его из поезда в Мичуринске. А потом сделал все возможное, чтобы этот концерт все-таки состоялся, так как это было важно для имиджа Лены. Сам оплатил дорогу, гостиницу. Договорился с концертным залом «Космос». Единственное — концерт пришлось перенести на один день. Лена начала его с никому ранее не известной песни «Екатеринбург». Услышав первые слова «Простите, не моя вина», почти весь зал встал. В перерыве Лена подошла ко мне и сказала: «А ты знаешь, что эта песня про тебя?» Села за рояль и начала петь «Екатеринбург». Только тогда я вслушался в слова и понял, что песня была навеяна ей событиями вокруг екатеринбургского концерта. Спустя какое-то время она спела эту песню в Москве и со сцены объявила, что посвятила ее мне.

Жалгас ХАСЕНОВ вложил в начинающую певицу Лену ВАЕНГУ $2 млн., а в итоге остался с носом

Козлячье окружение

— В один прекрасный момент Руслан Сулимовский пригласил меня к себе в гостиницу и сообщил, что появились люди, которые предлагают им больше денег и более комфортные условия гастролей. Как я потом узнал, на самом деле ничего особенного им никто не предлагал. Просто они поняли, что дальше могут работать сами, и решили меня слить, чтобы со мной не делиться. Когда Валя из Ростова-на-Дону предупреждала меня, что так случится, я ей не поверил. Я надеялся на честность Лены и ее команды. К сожалению, когда такой момент наступил, они меня сразу предали. «А как же наш договор, что я сначала вкладываю в Лену, а потом возвращаю вложенное и зарабатываю?» — спросил я Руслана. «Понимаешь, век артистки не долог, — ответил он. — Рано или поздно она сдуется. Нам надо сейчас колбасить «бабки». А договор — фигня. Хочешь, иди в суд и жалуйся! Все равно ничего не добьешься. Не будешь же ты силой выгонять ее на сцену? Она скажет, что заболела, и не будет работать».

Сейчас я уже более-менее спокойно к этому отношусь. А тогда это стало серьезным ударом. У меня уже был готов предварительный график гастролей на следующий год. Я позвонил Виктору Дробышу, который помогал Лене и приходил на ее концерты ко мне в «Мир». «Что делать?» — спросил я. «Я на Руслана повлиять не могу, — сказал Виктор. — Конечно, я с ним поговорю. Но решение все равно принимает он сам». Не знаю, говорил ли Дробыш с Русланом, но в любом случае это ни к чему не привело. Обращался я и к самой Лене. Написал ей эсэмэску: «Лена, ты меня уволила?» — «С чего ты взял? Мы будем с тобой и дальше работать», — ответила она.

Елена ВАЕНГА под руководством своего директора Руслана СУЛИМОВСКОГО, по сути, ограбила добродушного спонсора из Казахстана

На самом деле Лена была в курсе происшедшего. Потом я позвонил ей, чтобы поздравить с днем рождения. И она сама завела об этом разговор: «Я считаю, что с тобой неправильно поступили. Надо как-то закрыть этот вопрос. Мы же не сволочи. Я поговорю об этом с Ваней и Русланом. Мы обязательно к чему-то придем». С тех пор прошло три года. Но вопрос так и остался незакрытым.

Буквально месяц назад мы встретились с Леной на фестивале «Эх, разгуляй!» в «Олимпийском». Я думал, она пройдет мимо. Но Лена очень обрадовалась, увидев меня, и как ни в чем не бывало принялась в обнимку со мной позировать фотографам. «Меня и так уже на НТВ объявили чуть ли не твоим любовником, — сказал ей я. — Представляешь, какую хрень про нас напишут после этого?» — «Пусть пишут!» — отмахнулась она. Естественно, про вопрос с нашим договором Лена больше не вспоминала. Тем не менее я не держу на нее зла. Вот на ее козлячье окружение я до сих пор зол. Особенно на эту крысу Руслана Сулимовского. Он это понимает и старается не встречаться со мной. Видимо, боится, что при встрече я набью ему морду.

Оригинал материала: "Экспресс газета"

что дает гражданство израиля гражданину россии