Президиум Мосгорсуда отказал в удовлетворении надзорной жалобы по делу мужа известной журналистки Ольги Романовой — предпринимателя Алексея Козлова, несмотря на жесткую резолюцию, вынесенную ранее зампредседателя ВС Анатолием Петроченковым

Президиум Московского городского суда в пятницу рассмотрел надзорную жалобу по делу предпринимателя Алексея Козлова, изначально приговоренного к 8 годам лишения свободы по обвинению в мошенничестве и легализации преступных доходов. Несмотря на жесткую резолюцию, вынесенную ранее зампредседателя ВС Анатолием Петроченковым (он, в частности, усмотрел в деле нарушение презумпции невиновности и принципа состязательности сторон), суд отказал в удовлетворении надзорной жалобы. В то же время, Мосгорсуд проявил снисхождение и снизил наказание Козлову с семи до пяти лет лишения свободы.

«Они хотят, чтобы Козлов подавал на УДО, – сказала после объявления решения суда супруга Алексея Козлова, журналистка Ольга Романова. – Признался во всем – и свободен. Но этому не бывать».

На самом деле, Козлов и его защитники еще окончательно не решили, просить ли ему об условно-досрочном освобождении. Даже для очень сильных людей это – болезненный и неоднозначный выбор: на одной чаше весов – свобода, приближенная на несколько лет, а на другой – продолжение борьбы, гипотетическая реабилитация и торжество справедливости. В российских реалиях на УДО может рассчитывать только тот, кто признал свою вину. В противном случае суды обычно выносят отрицательное решение: мол, преступник не раскаялся, и отпускать его нецелесообразно.

Впрочем, после недавнего решения ВС по делу Козлова (мы подробно разбирали его здесь) многие думали, что в Мосгорсуде приговор отменят, а дело отправят на новое рассмотрение или даже закроют. Постановление ВС было очень серьезным: заместитель председателя Анатолий Петроченков нашел в приговоре нарушения фундаментальных принципов уголовного правосудия, обвинил нижестоящий суд в потворстве стороне обвинения и игнорировании доказательств, подтверждающих невиновность Козлова. Приобщить к делу новые доказательства в надзорном порядке невозможно, рассуждали эксперты, а значит, необходим пересмотр дела в суде первой инстанции.

«Порву за Егорову»: жены осужденных бизнесменов встали на путь художественных акций

Примерно с такими надеждами собиралась публика на заседание Президиума Мосгорсуда. Представители защиты и их друзья появились спозаранку и провели маленький перфоманс, по их словам – лишь первый в ряду многих. Они продефилировали перед зданием суда в футболках с изображениями пестрых штампов: «отказать», «виновен», «ст. 159, ч. 4», «не виновен». На футболке Ольги Романовой также красовалась надпись «Порву за Егорову».

Поддержать Козлова пришли порядка сорока человек. В основном, такие же бизнесмены, уже отсидевшие по собственным весьма спорным уголовным делам, либо жены и близкие тех предпринимателей, кто еще сидит. Это своего рода неформальный клуб поддержки и взаимопомощи.

Нужно сказать, что первоначально рассмотрение надзорной жалобы в защиту Козлова было назначено на 22 июля. Но тогда собравшимся в Мосгорсуде было объявлено о переносе слушания на неделю «в связи с занятостью судьи-докладчика в другом процессе». Защита потребовала копии решения о переносе слушания для его обжалования в ВС: суд нарушал 15-дневный срок, установленный законом для рассмотрения надзорных жалоб (мы писали об этом здесь). Однако никакого документа представители защиты не получили ни 22 июля, ни позднее. По их словам, на сегодня им поступила только срочная телеграмма на имя Романовой, извещающая о проведении слушания 29 июля. «Сколько лет сужусь, — говорит Романова, — но это первый случай, когда меня Мосгорсуд персонально уведомляет о дате заседания по делу моего мужа».

Судья-докладчик рассказала о том, что не понравилось Верховному Суду в стройной версии обвинения

Заседание Президиума под председательством судьи Дмитрия Фомина открывала судья-докладчик Елена Ротанова. Она изложила фабулу обвинения по делу Козлова, а также доводы надзорной жалобы и постановления зампредседателя Верховного Суда. По версии обвинения, принятой Пресненским райсудом Москвы в полном объеме, Козлов мошеннически похитил акции предприятия «Искож», а потом попытался легализовать преступно полученные активы с помощью перепродажи. Для этого он якобы путем подделки документов захватил власть над оффшором «Вендорт Трейдс», которому принадлежали ценные бумаги, и перевел их на счета собственных фирм-однодневок. Соответствующее распоряжение отдал не Козлов, а гендиректор «Вендорта» Эдуард Самойлов.

Потерпевшая сторона – это нынешние владельцы «Вендорта» (конечным бенефициаром Козлов называет своего бывшего делового партнера и экс-сенатора Владимира Слуцкера). На суде они заявляли, что Самойлов на момент спорной трансакции уже не был гендиректором. В доказательство они приводили копию его заявления об уходе и утверждали, что подлинник предоставить не могут – он хранится у регистратора оффшора на Виргинских островах. Суд согласился с этим и приобщил документ к делу в качестве доказательства, при том что защита указывала: копия заявления не апостилирована должным образом. На ней удостоверена только подпись свидетеля, но не самого Самойлова. При этом в переводе апостиля указано, что виргинский нотариус удостоверил и подпись Самойлова тоже.

Мало того: защита просила вызвать Самойлова в суд, и сам он был не против. Он также дал письменные показания о том, что заявление о его уходе – подделка, что никаких акций Козлов не крал, а получил их по его, Самойлова, добровольному решению. Речь вообще не шла о присвоении чужой собственности, указывал Самойлов: акции «Искожа» были возвращены фирме Козлова как законному представителю их прежнего владельца. Дело в том, что ранее спорные бумаги были проданы «Вендорту» с условием: если покупатель вовремя не перечислит деньги, то продавец вправе получить неоплаченные акции обратно. «Вендорт» заплатил в оговоренные сроки только 15 млн рублей из положенных 44,7 млн руб., и поэтому вынужден был расстаться с неоплаченными акциями на сумму примерно в 28 млн рублей.

Однако судья Пресненского суда Олег Гайдар, ныне работающий в Мосгорсуде, не поверил письменным показаниям Самойлова и не стал вызывать его в заседание. Точно так же он отверг все другие доказательства со стороны защиты, отказался устанавливать и допрашивать ключевых свидетелей и истребовать у «потерпевших» оригиналы документов. Все эти действия зампредседателя ВС Петроченков расценил как нарушение презумпции невиновности и принципа состязательности сторон. Фактически, Козлову не дали представить доказательства его невиновности либо не приняли их во внимание, указывал в своем постановлении судья ВС Петроченков. Он нашел и другие грубые нарушения – например, указал, что суд первой инстанции, игнорируя ходатайства защиты, не стал обращать внимания на разбирательство в арбитражном суде по тому же конфликту вокруг акций «Искожа» (на сегодня обществу «Вендорт Трейдс» отказано в удовлетворении его исков против фирм Козлова).

«Суд верил неустановленным панамским гражданам, но не верил гражданину России»

Все приведенные выше факты были обстоятельно изложены судьей-докладчиком с трибуны Президиума Мосгорсуда. Казалось бы, что тут можно добавить? Однако адвокат Козлова Вячеслав Гаврилов в своем выступлении привел длинный ряд других нарушений.

«Судом не было установлено, расплатился ли покупатель [«Вендорт Трейдс»] за акции, — сказал президиуму Гаврилов. – Не были истребованы и представлены подлинники заявления об отставке Самойлова, а принятая судом копия не была нотариально удостоверена. Не была назначена почерковедческая экспертиза этого заявления. Суд не установил, как Самойлов мог, уже уволившись, давать поручения о переводе акций. Не были установлены личности свидетелей, включая Самойлова, чьи полные данные были представлены стороной защиты. Не исследованы показания директора депозитария, где хранились акции… Если бы суд все это сделал, как мы просили, то «Вендорт» никогда не смог бы доказать, что владел акциями «Искожа» на законных основаниях и что они были похищены. По делу моего подзащитного принят несправедливый, незаконный и заведомо неправосудный приговор. Он должен быть отменен, а мой подзащитный – немедленно освобожден», — заключил Гаврилов.

Романова, которая выступала в суде как общественный защитник и официальный представитель Козлова, остановилась прежде всего на избирательности, с которой судья Гайдар приобщал и оценивал доказательства по делу. «Приговор пестрит именами непонятных людей, якобы подтверждающих версию обвинения, – гневно говорила Романова. – Эймард Хименез, Джек Джонс, Эйши Джонсон, Кабальеро Ибарро, многочисленные жители Эстонии и граждане Панамы. Ни один из них не установлен и не допрошен в заседании – но им судья безоговорочно верит. А всем нашим свидетелям и моему мужу, гражданину России, – не верит, зато лишает его свободы. Считайте мое выступление заявлением о преступлении».

Наконец, выступил прокурор. Он был не столь красноречив, зато краток: «На мой взгляд, судом при вынесении приговора были верно установлены обстоятельства и механизмы преступления Козлова в составе организованной группы, – сообщил прокурор. – Также правильно определена роль Самойлова, на тот момент прекратившего полномочия гендиректора „Вендорт Трейдс“. Неустановление других свидетелей не может свидетельствовать о том, что вина Козлова не доказана и повлиять на решение по этому делу. Поэтому прошу отклонить надзорную жалобу и оставить приговор без изменений».

Мосгорсуд проявил гуманизм и независимость: снизил Козлову срок и оставил без внимания замечания ВС

Возможно, все вышло бы именно так, как просил прокурор, ведь Мосгорсуд уже трижды отклонял «надзорки» в защиту Козлова, даже не истребовав его дело. Но на этот раз суд, надо полагать, продемонстрировал милосердие. Сославшись на недавнее смягчение наказаний по вменяемым Козлову статьям УК, он решил изменить приговор – убавил осужденному срок заключения с семи до пяти лет колонии. Но надзорную жалобу адвоката все-таки отклонил, проявив, стало быть, принципиальность и независимость от замечаний вышестоящего суда.

Заседание окончилось, посетители медленно вышли из здания суда. Долго не расходились, хотя разговоров было мало. Защитник Козлова, адвокат Вячеслав Гаврилов, взвешивая каждое слово, говорил перед телекамерами о новой надзорной жалобе в ВС. Романова неестественно звонко объясняла, что не остановится и будет бороться дальше. В конце концов, есть Верховный Суд, говорила она, и он, кажется, взял курс на борьбу с заказными уголовными делами в отношении бизнесменов. Вот и Вячеслав Лебедев согласился с этим на недавней встрече судей с Президентом Медведевым, отмечала Романова.

Правда, на той встрече Вячеслав Лебедев предлагал осужденным бизнесменам освобождение от уголовного преследования только в обмен на признание вины и раскаяние. А на следующий день суд города Вельска Архангельской области не разрешил выйти по УДО его однофамильцу Платону Лебедеву. Он своей вины не признал, а значит, не раскаялся и не встал на путь исправления, решил суд. К тому же бывший олигарх потерял казенный костюм и пару тапочек. О какой свободе можно говорить в таких условиях.

Оригинал материала: "ПРАВО.ru"