«Отрыжка от «Единой России» настолько сильна, что народ готов голосовать хоть за черта лысого, лишь бы только не голосовать за «Единую Россию»…

Павел Гусев

К.БАСИЛАШВИЛИ: Здравствуйте. В эфире «Эхо Москвы» программа «Особое мнение», сегодня я, Ксения Басилашвили приветствую в нашей студии Павла Гусева, главного редактора газеты «Московский комсомолец». Также работает кардиограмма эфира на нашем сайте и Сетевизор тоже вещает – смотрите нас и слушайте все. Ну и, конечно, вы – главный редактор, сегодня мы не можем не поговорить о ваших коллегах, о газете «Известия». Первый мой вопрос: почему вообще коллектив журналистов оказывается и, по-моему, уже не первый раз вот в такой беззащитной ситуации перед новым владельцем? В чем здесь дело, что здесь не так?

П.ГУСЕВ: Ну, прежде всего, вся история газеты «Известия» — она довольно трагична была всегда в истории, мы это наблюдали. Это и 30-е годы, когда репрессии были, и в 60-е годы после ухода Хрущева, когда происходила смена коллектива. Но, конечно, самым оказалось неожиданным, когда в 90-е годы мы все стали свободными, коллектив «Известий» тоже очень радовался, и руководство газеты Голембиовский, все они были окрыленные тем, что наступает новая эра. У всех были свои акции – они раздали акции коллективу. И как оказалось, это явилось тем неожиданным злом, которое, казалось, должно было быть самым большим добром, потому что люди, казалось бы, стали владельцами собственной газеты и могли распоряжаться и делать все, что угодно.

Но нашлись более хитрые, умные, тем более, что в это время начался очередной передел собственности в СМИ. Их начали скупать, перекупать, в это время создавались олигархические холдинги и, естественно, газета «Известия» как один из самых крепких брендов… Причем, брендов очень интересных. Ведь, если газета «Правда» — это чисто коммунистическая такая, очень идеологический бренд, то «Известия» — всегда, все-таки, это было издание Верховного совета, то есть это, как бы, депутатская газета. Там, со всякими орденами, да. Но, тем не менее, «Известия» всегда считались, все-таки, более либеральной, менее идеологизированной газетой. И, естественно, этот бренд всегда привлекателен был для очень многих. И, вот, в это время, естественно, олигархи начали в полном смысле дербанить эту газету, скупили… А не забывайте, что середина 90-х годов – это довольно голодное время было, когда деньги, если, вот, напомнить нашим слушателям и вам тоже, тогда зарплаты миллион рублей были, 2 миллиона рублей. А, на самом деле, это были какие-то жалкие там 100 долларов или сколько-то. Это вообще были не деньги. Но все это мерялось тогда миллионами.

И люди, естественно, когда им стали предлагать какие-то тысячи долларов за их акции, они с ними расстались. И в результате скупленные акции «Известий» оказались в одних олигархических руках, коллектив распался, потом началась еще катавасия… Ну, в общем…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но в то же время, все-таки, все зачитывались «Известиями», такой глоток свободы был.

П.ГУСЕВ: Да, да. «Известия» Голембиовского – это…

К.БАСИЛАШВИЛИ: И интереснейшие дискуссии.

П.ГУСЕВ: Да, да. «Известия» в тот период потерпели…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну, олигархические, предположим.

П.ГУСЕВ: Да. Ну, какое-то время держались «Известия», потом перекупились снова акции, Голембиовский оказался…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Кто не олигархический, собственно.

П.ГУСЕВ: Да. Голембиовский оказался в одном лагере, в это время создали «Новые Известия» – как вы помните, газета появилась новая, часть коллектива откололась. Ну, в общем, целая-целая эпопея.

И, вот, сейчас мы наблюдаем с вами очередной передел собственности в СМИ. Опять СМИ группируются, это предвыборные, так сказать, гонки, состязания, борьба за идеологические ресурсы, за ресурсы в СМИ.

Но, на мой взгляд, происходит довольно странная ситуация. Пришедшая новая команда – она видит судьбу «Известий» очень странно. Так, я понимаю, что печатная версия превратилась, ну, в какой-то странный продукт узкоформатный. Модный этот формат.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Там даже углядел «The Wall Street Journal».

П.ГУСЕВ: Нет, это все замечательно, я сам хотел в свое время «МК» переводить. Дело в том, что очень многие, «USA Today» приблизительно в таком формате печатается, «Независимая газета» приблизительно в таком формате печатается. Только есть одна маленькая разница существенная: «USA Today» этого формата, и он и подлиннее, и главное, что потолще раз в 100 там – там по 20-30 полос, по 40 полос, а в отдельные дни и по 60 полос бывает. Это вот такие кирпичи. И когда они длинные и узкие, это смотрится. То, что сейчас смотрится, это смотрится жалкое подобие на какую-то модную газету.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но у вас такое, уже профессиональное обсуждение этой проблемы, да?

П.ГУСЕВ: Да, совершенно верно, да.

К.БАСИЛАШВИЛИ: С точки зрения, как будет в руках, как будет смотреться.

П.ГУСЕВ: Да. Но это очень важно. Дело в том, что, ведь, это продукт, который будет попадать к людям. У «Известий» и так был не очень большой тираж.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А вы считали «Известия» своим конкурентом?

П.ГУСЕВ: В какой-то степени – да. Но для Москвы он не был конкурентом. «Известия» в Москве практически не имели хорошего распространения. Они вообще последние годы все падали и падали, и падали.

У меня такое впечатление, что… Я вот этому очень удивился, что Кремль, идеологические службы Кремля очень здорово рассчитывали всегда на «Известия» как на некую свою политическую печатную базу, которая могла выполнять функции хорошего пропагандиста, прежде всего, как национальная, как она трактовалась, газета. И то, что сегодня она ушла в такой вариант, для меня это тоже является неожиданным.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но, вы знаете, ведь… Тут я читала обсуждения, которые были вокруг дальнейшей судьбы «Известий» и известенцев, и вот это вот письмо, одно, второе, открытые письма стали нам известны. И я так поняла, что и тех, кто уволен, и многих журналистов волнует, все-таки, содержание, в которое может скатиться «Известия». То есть предполагается, что газета может «пожелтеть», и связывают это с именем нового главы издательского дома Арама Ашотовича Габрелянова, человека фееричного, человека, который ругается матом и не стесняется этого.

П.ГУСЕВ: Да. Но дело в том, что мне показалось, что…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Я почему задаю вам этот вопрос? Ведь, «МК» тоже многие называют желтой газетой.

П.ГУСЕВ: Пусть почитают «МК» — и поймут, в чем… Мы просто создали новую модель газеты, где, как и, предположим… Вот, вы считаете, НТВ – это серьезное телевидение? Ну, серьезное предположим, достаточно. Но там есть и серьезные вещи, и малосерьезные. Вообще, человек устроен так, что он не может быть все время серьезным.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Это федеральное телевидение – я бы ответила так.

П.ГУСЕВ: Да. Ну, естественно. Поэтому и здесь мы создали модель газеты, где очень крепкие авторские журналистские материалы, причем, журналисты, имена которых известны в журналистском мире – это и Минкин, и Калинина, и Речкалов, и многие другие, и Богуславская. Они известны в журналистском мире и в читательском мире. И при этом, так сказать, да, мы даем развлекуху, мы даем светскую хронику, еще какие-то вещи, хронику происшествий, которая дополняет серьезно. Человек не может жить только одним… Это, так сказать, принцип построения вот такой модели газеты. Дело в том, что…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вот такая легкая, ну, то, что называется, желтизна – она не может помешать…

П.ГУСЕВ: Совершенно верно, совершенно верно.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей.

П.ГУСЕВ: Абсолютно. Ну, а почему нет? Ну, посмотрите. Вот у нас Прохоров, такую сейчас партию возглавит, и при этом мы знаем, что у него есть некоторые слабости, там, предположим. Но они не мешают ему быть очень сильным бизнесменом, серьезным бизнесменом, а теперь, может быть, даже и политиком.

Так вот. Мне показалось, что в этом проекте наиболее привлекательным оказалось для новых хозяев здание. То же самое, ведь, было с газетой «Труд». «Труд» обладал хорошим зданием, очень хорошей собственностью. Когда его купили, «Труд» оказался на задворках города Москвы, на окраинах, а здание было продано или сдано в аренду (не важно, что).

То же самое и здесь мы видим. Сегодня одно из самых таких, знаменитых зданий «Известия» на Пушкинской площади, оно сегодня исчезает из-под ног, как бы, так сказать, перестает быть мозговым центром, оно сдается. На эти деньги, наверное, будут там что-то издавать или что-то делать – это не важно, это деньги чьи-то, я их не считаю. Но главное, так сказать, оказалось самым ценным – конечно, не бренд в данной ситуации, а, на мой взгляд, помещение.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А почему?.. Можно узнать о вашем конфликте? Я знаю, что вы в сложных отношениях с новым главой издательского дома «Известия» господином Габреляновым.

П.ГУСЕВ: Мне претит в какой-то степени его стиль, его манера поведения. А потом нас никто никогда с ним не представлял друг другу, я с ним просто не знаком.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вот так вот. То есть вы думаете, что главная опасность не в пресловутой желтизне возможной обновленного издания?

П.ГУСЕВ: Я не думаю, что там будет желтизна. Я более чем уверен, что никакой желтизны не будет. Будет просто попытка, ну, так сказать, в определенных материалах нести стилистику такого, вот, ну, сенсационности, вот такой направленности на то, чтобы завлечь читателя. Я абсолютно уверен, что абсолютной желтизны и… Зачем? Это не нужно. Есть газета «Жизнь», «День» или как они там называются, я не знаю? Они выполняют функцию в этом издательском доме бульварной прессы. А «Известия» не нужно никому делать бульварной – я абсолютно уверен, что этого не будет.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Спасибо. Вы понимаете, что я так долго посвятила этому время, потому что вы профессионал в издательском деле…

П.ГУСЕВ: Я понимаю, да.

К.БАСИЛАШВИЛИ: …и, конечно, я думаю, что нашей аудитории интересно знать именно ваше мнение. Особое мнение Павла Гусева сегодня звучит на радиостанции «Эхо Москвы».

И вдогонку к этому еще одна тема, которая касается, в том числе, и печатных СМИ. Либерализация Уголовного кодекса и отмена ответственности уголовной за клевету. И здесь же пошли разговоры, что «ну вот, теперь-то СМИ будут себе позволять все, что угодно, потому что теперь за клевету штраф. Руки развязаны…» Ваш комментарий.

П.ГУСЕВ: Ну, я не думаю. Дело в том, что все эти предыдущие годы вот эта уголовная статья «За клевету» была неким пугалом для СМИ. Очень многие чиновники, силовые структуры использовали эту статью для того, чтобы угрожать журналистам, запугивать их. И, ведь, под клевету могли попадать очень многие материалы, те, которые, казалось бы, несут реальную правду, жесткую правду. Но чиновник мог говорить «Это клевета», и с помощью разных махинаций (а их очень много) и судейской системы нашей доказывать, что этого журналиста нужно посадить на столько-то, столько-то. И мы такие случаи знаем.

К.БАСИЛАШВИЛИ: У вас были такие случаи в газете вашей?

П.ГУСЕВ: Ну, у нас возбуждались на некоторых наших сотрудников статьи по клевете, но ни одно из этих дел не было выиграно той стороной – всегда выигрывали мы. Мы доказывали, что это не клевета, а реальные факты, которые мы подтверждали соответствующими документами. Но вообще эта статья для СМИ была определенным пугалом и определенной палкой. То, что если… Это еще «если», ведь, это только внесено, это еще не принято, насколько я понимаю.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да-да.

П.ГУСЕВ: Это будет еще обсуждаться, это пройдет сложные этапы обсуждений. И в Общественной палате мы будем обсуждать эту статью и будет приниматься соответствующее решение по этой статье. Я не знаю, какова будет судьба этого документа. Но! Я не думаю, абсолютно даже уверен, что если за клевету сажать не будут, а будут штрафовать, что журналисты не воспользуются. Я вообще не думаю. Это только… Ну, давайте так. В нашем цеху тоже есть негодяи. Чего греха таить? Есть среди наших журналистов (редко, но есть) негодяи. Они уходят быстро из нашей профессии, мы их, как бы, отторгаем внутренне. И все знают, что бывают такие случаи.

Я думаю, что абсолютное большинство журналистов никогда не воспользуется тем, что сейчас изменили статью и, вот, теперь мы будем именно клеветать на кого-то. Чушь это, это полная чушь. Я не верю в это.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но здесь еще по-другому поворачивают эту тему. И, ведь, можно на это посмотреть как некий предвыборный ход.

П.ГУСЕВ: Естественно.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Который также точно может развязать руки конкурентам в неправедной предвыборной борьбе.

П.ГУСЕВ: Вот эта вот идея – она ближе к истине. Вот эта идея ближе к истине. Я думаю, что вот этот ход позволит сегодня ряду и политических деятелей и партий использовать СМИ для того, чтобы протаскивать определенные пиар-материалы. А в это время мы знаем, что в СМИ направляются большие деньги от различных политических и движений, и партий, и общественных организаций, которые желают так или иначе протащить те или иные свои идеи. Под самым разным видом эти материалы проходят. И в них как раз и может быть клевета. Но я могу сказать, например, по «МК», и я думаю, что и у вас то же самое (я знаю), и у многих других существуют юридические службы. Прежде чем выпустить тот или иной материал, юристы наши проверяют его несколько раз вдоль и поперек. И таким образом мы, по крайней мере, страхуемся первоначально от уязвимых мест, которые могут быть скрыты под теми или иными фактами или материалами.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А мне-то так хотелось верить в чистоту помыслов президента. Так думала, что это, действительно, либерализация. А оказывается, предвыборный ход.

П.ГУСЕВ: Может быть. Хотя, понимаете, сейчас есть ряд моментов либерализации, которые сегодня мы наблюдаем, и они все время идут, посылы. Вот, сегодня президент встречался с экологами.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да. В замечательном экологическом пространстве, в Тайницком саду. Там, знаете, как замечательно поют соловьи? Я тоже там была неделю назад.

П.ГУСЕВ: Серьезно, да?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да. Там днем под елями поют соловьи вовсю.

П.ГУСЕВ: Замечательно. Ну, вот, экологически чистое место в Москве, Кремлевская площадка. Замечательно. И там, вот, экологи собираются, там жестко критикуется министр, там высказываются не совсем приятные слова в адрес правительства, что там медленно принимаются те или иные решения, и прочее-прочее.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну вот это все – слова, слова, слова?

П.ГУСЕВ: Да. Ну, мне кажется, что, ведь, вот в таких ситуациях обычно президент (а это уже не первая критика министров – недавно Фурсенко критиковали, до этого еще кого-то критиковали, там, здравоохранение и президент об этом высказывался), ну, почему он не выскажется? Ведь, за всем этим стоит премьер-министр – надо же когда-то поругать и премьер-министра. Ведь, это совершенно очевидно, что если министры слабо работают, слабо выполняют свои обязанности… Мы знаем, что министров у нас никто не меняет, они у нас сидят десятилетиями там, годами, все связаны родственными и другими связями обросли. Ну, наверное, надо покритиковать тогда премьер-министра, что он не выполняет свои функции достаточно важные.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А это он косвенно его критикует, чтобы напрямую не обижать.

П.ГУСЕВ: Ну а зачем косвенно? Ведь, мы, все-таки. если мы либерализуем, так сказать, и занимаемся либерализацией тех или иных положений в нашей стране, давайте тогда идти до конца – давайте, так сказать, не косвенно, а прямо называть то, чего не нравится многим сегодня в нашей стране. Сегодня многим у нас в стране не нравится здравоохранение. Вот, сегодня нет ни одного руководителя медицины, научного, практика, который бы ни говорил, что медицина рушится, разваливается, что сегодня министр здравоохранения – это не министр здравоохранения.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вообще, это замечательная предвыборная тема, на которой можно было бы высоко взлететь.

П.ГУСЕВ: Да, совершенно верно. Сегодня все с нетерпением ждут, будет ли когда-нибудь принято решение по вот этой даме, которая мало разбирается в медицине. Она, более того, проходит съезд медиков научный, она даже не приходит туда, где собираются медики. Потому что явно человек не профессионален, явно человек занимается не теми вопросами. Бог с ним. Но, так сказать, когда-то нужно принимать какие-то решения.

К.БАСИЛАШВИЛИ: То есть вы тоже ждете, все-таки, более жесткого поведения.

П.ГУСЕВ: Жду не я. Ждет медицинская вся общественность. Медицинская общественность ждет.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Павел Гусев сегодня в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Мы перейдем к другой теме, и я перейду с помощью нашего радиослушателя, который прислал вопрос к нам на наш интернет-сайт. Самостоятельный (так его зовут): «На ваш взгляд, кто, скорее, поглотит другого – госкорпорация «Единая Россия» или Народный фронт Путина? Кто выиграет в этой битве и будет ли битва?» Дело в том, что уже прошла информация, что «Единую Россию» раздражают (по-моему, даже в вашей газете есть такая публикация) активные участники Народного фронта. Они занимают кабинеты, какую-то бурную деятельность заводят.

П.ГУСЕВ: Да, я понимаю. Но мне кажется, что вот эта информация – она немножко такая, натянутая. Да, есть раздраженные, есть недовольные.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Среди единороссов.

П.ГУСЕВ: Ну, естественно. Потому что пришли некие другие силы, которые… Представьте эти силы общественников (так их назовем), которые пришли сейчас к единороссам. Они же не просто пришли – они прекрасно понимают, что «Единая Россия» ослабла. Ослабла, ну, так скажем, в электорате.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И вдруг поляна открылась для них.

П.ГУСЕВ: И поляна открылась, чтобы без них сегодня вопрос «Единой России» в электоральном плане не решить. Они это все прекрасно понимают, для чего их призвали – для того, чтобы за счет, там, пенсионеров, Женщин России, РСДРП и прочих всяких промышленников…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Федора Бондарчука.

П.ГУСЕВ: Да. …поднять хоть на какой-то уровень индекс «Единой России», чтобы не провалиться полностью на выборах.

Естественно, пришедшие туда люди хотят себе соответствующих блат. Они прекрасно знают, что денег у «Единой России» куры не клюют, что у них, так сказать, все обустроено, все сделано. Естественно, все они хотят оторвать свой кусок. И в этом нет ничего удивительного.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Что они будут делать, если вдруг Медведев создаст свой Народный фронт? Или это и есть «Правое дело»?

П.ГУСЕВ: Ну, я не думаю, что Медведев создает «Правое дело» под себя. Абсолютно не думаю. Здесь, ведь, другой вопрос. Вот, смотрите, «Единая Россия» ассоциируется с Путиным. Значит, «Единая Россия» будет ли выдвигать Медведева как своего кандидата в президенты как партия? Вот вопрос очень интересный.

К.БАСИЛАШВИЛИ: «Какие слабости у Прохорова?» — сразу же такой вопрос от нашего слушателя.

П.ГУСЕВ: Ну, прежде всего, его слабость – то, что он выходец из олигархически кругов самых сильных и самых богатых. Он входит в пятерку, в тройку самых богатых людей. Если мы возьмем с вами общественное мнение, вот, возьмите даже по тому же Ходорковскому. Я уже даже на прошлой, по-моему, здесь на «Эхе» говорил, мы писали в газете о том, что народ-то, ведь, радуется, основная масса радуется, что Ходорковский сидит. Есть группа, которая защищает там его, все. А наворовал – сиди. Не любят у нас богатых. То же самое не любят у нас Прохорова.

Прохорова не любят за то, что он сегодня очень богат. Люди не пойдут в эту партию, не пойдет масса народа, вот тот электорат, который стал бы сегодня горой за эту партию.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну, хорошо, пойдет как раз масса успешных людей, которых тоже немало.

П.ГУСЕВ: Ну, хорошо. Масса успешных людей составит меньше 1%. Они так составляют у нас и население. Но все успешные люди все равно не пойдут туда, потому что очень много успешных людей сидят сегодня в «Единой России» и видят в этом гораздо больший успех для себя. Конечно, если их сегодня, как бы, знаете, с комсомольской путевкой не пошлют в «Правое дело» поименно, вот из «Единой России» переходи в «Правое дело» для укрепления этой партии, тогда… Ну, это все равно всё глупость, это какой-то цирк. Понимаете, это эпатаж абсолютный вот с этой политической структурой, которую пытаются создать. Я абсолютно не верю. И то, что там сейчас фамилии звучат, там, и балерины, и всякие…

К.БАСИЛАШВИЛИ: А какой балерины?

П.ГУСЕВ: Ну…

К.БАСИЛАШВИЛИ: (смеется)

П.ГУСЕВ: Той самой.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Которая вышла из «Единой России»?

П.ГУСЕВ: Да. Нет. Ну, и которая вышла из «Единой России» тоже, кстати говоря.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Анастасия Волочкова.

П.ГУСЕВ: Да. И кого только ни называют, кто будет укреплять.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Подождите, а какой еще балерины?

П.ГУСЕВ: Ну, ее, конечно.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А еще, вот, она только? Она и она?

П.ГУСЕВ: Она, конечно. Мне кажется, что все это какой-то анекдот вокруг всей этой ситуации. Я считаю, что в России на сегодняшний день (вот, моя точка зрения) не хватает социал-демократической партии, настоящей социал-демократической партии, которая существует во всех странах Европы.

«Справедливая Россия», вроде бы, попыталась, как бы, сначала занять эту нишу, но потом, мне кажется, у нее не совсем это удалось.

К.БАСИЛАШВИЛИ: После того как уволили…

П.ГУСЕВ: Ну, не только.

К.БАСИЛАШВИЛИ: …главного эсера?

П.ГУСЕВ: Я думаю, что не только из-за этого. Не удалось этой партии, потому что пока не удалось. Она, в общем-то, тоже партия, состоящая больше из административного ресурса, а не из человеческого ресурса?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну почему? Судя по голосованиям, все-таки, они довольно последовательны в своих оппозиционных решениях.

П.ГУСЕВ: В некоторых местах – да. Но это только благодаря тому, что уже отрыжка от «Единой России» настолько сильна, что народ готов голосовать хоть за черта лысого, лишь бы только не голосовать за «Единую Россию». Кстати говоря, то, что коммунисты могут получить больше голосов, чем когда-либо, и процент, если все будет правильно подсчитано, если все будет нормально, будут проходить выборы, коммунисты могут набрать гораздо больше. Сегодня коммунисты реально работают в регионах. Я не про Москву говорю сейчас – я говорю про регионы. В регионах коммунисты доходят до каждого, вот, в полном этом смысле слова.

К.БАСИЛАШВИЛИ: В каком смысле?

П.ГУСЕВ: А как? Они ездят по деревням, они выступают там на всяких сборах среди пенсионеров, собирают. Они ездят на предприятия. Где их только сейчас не найдешь. Везде коммунисты. И они реально добиваются реальных успехов, потому что на фоне… У них очень хорошо с речью. Результатов нет никаких у коммунистов как таковых (практики), а слова очень хорошие.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну да.

П.ГУСЕВ: Очень хорошие слова. И это помогает. Это реально им помогает вербовать в свой лагерь людей. Поэтому я и говорю, что не хватает социал-демократической партии, которая бы отошла от коммунистических жестких этих идей, но те социальные и демократические принципы, которые существуют во всем мире как у социал-демократических партий, могла бы принести.

У нас есть печальный опыт. Попов Гавриил и Горбачев в свое время хотели такую партию создать. Но мне кажется, что то ли фигуры слишком оказались, ну, так скажем, политически уже… Ну, уже вышли в тираж. То ли не сложилось финансово. Но социал-демократия тогда проиграла в пух и прах. Новой не создается. И, все-таки, я считаю, что социал-демократия могла бы при нормальном хорошем взвешенном подходе, при финансировании тех же, ну, так скажем, кругах, которые имеют эти деньги, и оно бы могло составить хорошую конкуренцию.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но подождите. Вот, социал-демократии нету – есть Народный фронт и «Правое дело». Вот, для некоторых такой выбор.

П.ГУСЕВ: Нет, подождите-подождите. Нет, нет, нет, нет, нет. Я еще раз повторяю…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Для интеллигенции, для тех, кто причисляет себя к демократам, у них выбор прост: вот, пойти в «Правое дело». Знаете, какие там копья?

П.ГУСЕВ: Есть еще Народное ополчение.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Народное ополчение и ГТО.

П.ГУСЕВ: Нет, Народное ополчение Зюганова. А почему нет? Народное ополчение. Я еще раз повторяю, что к Зюганову сегодня идут люди и интеллигенты идут. Потому что их лозунги и слова греют гораздо… А главное, понимаете, что их греет сегодня, многих? Что у Зюганова есть все шансы победить. Он сейчас имеет достаточное количество голосов в Думе. При дальнейшем увеличении этих голосов он составит реальную политическую силу.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да нет, я даже верю в то, что он составит эту силу политическую. Только будет ли сила внутри? Потому что сколько лет уже…

П.ГУСЕВ: Я, опять же, я не за коммунистические идеи.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да. Нет, просто сколько лет это вяло существует?

П.ГУСЕВ: Я за противовес, я за то, что должен быть политический противовес реальный. Не созданный кем-то искусственно как сейчас создается «Правое дело». Понимаете, это эмбрион, зачатый в пробирке. И что из него получится, никто не знает.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но вот знаете, ваши коллеги, главные редактора некоторых изданий, в том числе русской версии «GQ» Николай Усков, Константин Ремчуков, «Независимая газета» — они, например, всерьез думают, ну, я не знаю, вступать или как-то, во всяком случае, надеются на это «Правое дело» и дают большие ставки ему.

П.ГУСЕВ: Дай бог, чтобы они в это верили. Я не верю. Я абсолютно не верю. Более того, я считаю, что, во-первых, главный редактор не должен вступать в какую-либо политическую партию.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Нет-нет, образно говоря. Так скажем, какие-то надежды свои возлагают. Возлагают надежды.

П.ГУСЕВ: Ну, я надежд никаких не возлагаю – я, более того, считаю, что это абсолютная утопия.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Хорошо. А куда идти, скажем так, за кого голосовать? Здесь, вот, прекрасная есть инициатива от представителя ЦИК Леонида Ивлева, который предложил штрафовать за неучастие в выборах. Ну, нас, простых избирателей.

П.ГУСЕВ: Да, понятно.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Потому что деньги пошли народные.

П.ГУСЕВ: Ну, это очередной бред очередного чиновника, и даже обсуждать… Никто никогда не будет никакие штрафы вводить – это вызовет такое негативное отношение к тем, кто введет, что это хуже не придумаешь. Другое есть, то, о чем говорили Медведеву совсем недавно – это то, что нужно вводить «Голосуй против всех».

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну да, вот эту графу.

П.ГУСЕВ: Да, графу. Если бы эта графа сегодня реально была, то я очень извиняюсь, мы бы с вами имели реальную оппозиционную точку зрения. Вот это вот оппозиционная точка зрения. А, вот, дальше политическим партиям нужно и можно было бы бороться за этих людей, которые высказывают оппозиционную точку зрения, то есть голосуют против всех. То есть это как раз тот политический активный электорат, который приходит на выборы, голосует против, не найдя своего политического взгляда. Вот и боритесь за них. А сейчас мы даже не знаем реально, кто и где, и как вообще существует в этом политическом аспекте.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Смотрите, вот эти интересные пошли SMS, тема такая, уже все ближе и ближе, и всех, конечно, она держит. «Ошибаетесь, я – преподаватель и пойду в «Правое дело». Сергей из Тольятти».

П.ГУСЕВ: Очень хорошо.

К.БАСИЛАШВИЛИ: То есть к тому, что он – не олигарх, преподаватель.

П.ГУСЕВ: Очень хорошо, если вы пойдете туда. А я все равно не верю, что таких будет много. Вот, не верю я в это. Вот, не верю. Потому что эта партия создана искусственно, созданная по указке Кремля. Пусть прочитают интервью Венедиктова с Прохоровым на «Эхо Москвы», которое было, по-моему, 10 дней назад.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да, замечательное интервью.

П.ГУСЕВ: Да. Вот, пусть прочитают и после этого подумают, что это за партия и что это за ответы человека, который пытается создать политическую структуру.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вот так вот, да? Все, опять-таки, на сайт «Эха Москвы». Спасибо вам большое, Павел Николаевич. Я напоминаю, что сегодня в «Особом мнении» выступил Павел Гусев, главный редактор газеты «Московский комсомолец».

Оригинал материала: "Эхо Москвы"