Средств от продажи судостроительных активов Сергея Пугачева может не хватить на покрытие убытка ЦБ от невозвращенного Межпромбанком многомиллиардного кредита

Сергей Пугачев

Более того, залогов ЦБ может вообще не достаться. Столь пессимистичный взгляд на ситуацию ЦБ официально обнародует впервые. Опасения ЦБ могут подтвердиться уже в ближайшее время. По сведениям «Ъ», сейчас проверку судостроительных активов проводит Счетная палата, и в числе пострадавших могут оказаться и все остальные кредиторы Межпромбанка.

Ситуация с находящимися в залоге у Банка России судостроительными активами Объединенной промышленной корпорации (ОПК; подконтрольной экс-сенатору Сергею Пугачеву), сейчас «не очень хорошая», сообщил вчера в Госдуме зампред ЦБ Сергей Швецов. «Собственники активов оценивают их примерно в 100 млрд руб., но есть большие сомнения, что эти активы столько стоят»,— цитирует господина Швецова «Прайм-ТАСС». «Мы обеспокоены тем, что за тот период, в котором активы находятся у нас в залоге, они могли обрасти еще большими обременениями, часть из них могла быть выведена, один из заводов не работает»,— конкретизировал господин Швецов.

Напомним, заинтересованность ЦБ в сохранении стоимости судостроительных активов Сергея Пугачева — прямая. Эти активы («Северная верфь», Балтийский завод, КБ «Айсберг») заложены по невозвращенному Межпромбанком (входит в ОПК, лишился лицензии 5 октября прошлого года) беззалоговому кредиту ЦБ более чем на 30 млрд руб. Обратить взыскание на эти залоги Банк России пытается в суде с осени прошлого года. Однако до сих пор не назначен даже оценщик со стороны Банка России. Оценки, ранее представленные залогодателями — структурами ОПК (в районе 90-100 млрд руб.) — ЦБ не устраивают как завышенные.

Риск завышенной оценки — в том, что ЦБ может вообще лишиться залогов, пояснил господин Швецов. По его словам, если в ходе торгов не будет ни одного покупателя, готового купить активы по завышенной цене, то в результате ЦБ придется покупать залог в собственность, что невозможно по закону, либо отказаться от залога.

Со столь пессимистической оценкой ситуации с залогами по невозвращенному Межпромбанком кредиту ЦБ выступил впервые. Неофициальная информация о том, что ситуация с финансовым положением заложенных активов постоянно ухудшается, появилась несколькими неделями раньше. Источники «Ъ», знакомые с ситуацией, указывали на конкретную схему вывода активов, а именно на то, что они специально обременяются долговой нагрузкой в виде авансов от заказчиков продукции без особых намерений реализовывать эти заказы. У одного из собеседников «Ъ» — более детальная информация: «По моим сведениям, из «Северной верфи» наблюдается регулярный денежный поток в ОПК, в размере несколько миллионов долларов ежемесячно, в оплату управленческих услуг корпорации».

За тот период судебных разбирательств, который длится уже больше полугода, эти активы могут быть обременены долгами, часть имущества может быть выведена.

Сергей Швецов, зампред ЦБ:

Впрочем, найти этому подтверждение в отчетности «Северной верфи» невозможно. Из российской отчетности компании (международной отчетности у «Северной верфи» нет) видно лишь, что за 2010 год она действительно получила авансов более чем на 23 млрд руб., и именно авансы составляют подавляющую часть долговой нагрузки компании, но как именно они были израсходованы, проследить нельзя.

«По российской отчетности, ввиду длительного производственного цикла, то, что происходило в компании с производством продукции, можно будет увидеть лишь через несколько лет,— говорит аналитик ИК «Атон» Михаил Пак. — Специфика бизнеса «Северной верфи» предполагает длительный производственный цикл: судно может строиться четыре года, из которых три компания будет работать в убыток, а выручку покажет на четвертый год, согласно правилам российского учета, по отгрузке». Этой спецификой российского учета в теории легко воспользоваться для маскировки того, куда на самом деле уходят денежные потоки, говорит господин Пак. Невысокая стоимость второго заложенного структурами Сергея Пугачева судостроительного актива — Балтийского завода, по словам господина Пака, и так очевидна. «У завода давно наблюдаются перебои с заказами. И ситуацию еще больше могли ухудшить несостоявшиеся договоренности по производству на его базе вертолетоносцев Mistral»,— указывает он.

«Если активы из структур ОПК действительно выведены, то это неизбежно приведет корпорацию к банкротству. В ходе разбирательств причин банкротства и признания его преднамеренным собственникам компаний могут быть предъявлены уголовные обвинения»,— указывает вице-президент банка «Лада-Кредит» Дмитрий Исаев. Впрочем, пока уголовные обвинения по делу банкротства Межпромбанка собственнику банка, по сведениям «Ъ», не предъявлены. «Процедуры разбирательств могут растянуться на долгое время, в течение которого виновные могут суметь вывести активы и скрыться из страны»,— признает господин Исаев.

Впрочем, по сведениям «Ъ», инструменты воздействия на собственников «Северной верфи» у органов власти вскоре могут появиться. Как сообщил «Ъ» источник, знакомый с ситуацией, сейчас на «Северной верфи» идет проверка Счетной палаты. В Счетной палате эту информацию подтвердили, отметив, что проверка не завершена, и отказавшись от дальнейших комментариев. Если заключение Счетной палаты подтвердит подозрения ЦБ, он сможет достаточно уверенно настаивать на реалистичной оценке заложенных судостроительных активов.

Если же вдруг реализуется иной сценарий и залога ЦБ все же не достанется, то пострадавшими окажется не только регулятор, но и все остальные кредиторы Межпромбанка. Ведь в этом случае их шансы на получение возмещения из конкурсной массы уменьшатся пропорционально кредиторским претензиям ЦБ, который встанет в третью очередь кредиторов МПБ (имеют претензии к банку более чем на 80 млрд руб.) вместе с ними. «Переход ЦБ в общую очередь кредиторов делает фактически невозможным для большинства заемщиков вернуть средства»,— указывает господин Исаев.

Чтобы этого не произошло, сейчас, по сведениям «Ъ», Агентство по страхованию вкладов (АСВ), выступающее конкурсным управляющим Межпромбанка, ведет с регулятором и заинтересованными лицами переговоры о переводе активов из первичного залога в ЦБ в первичный залог непосредственно перед Межпромбанком. Сейчас банк — вторичный после ЦБ залогодержатель, который получит средства от продажи залогов, только если они будут реализованы за сумму, превышающую долг МПБ перед ЦБ. Это, конечно, уравнивает ЦБ в правах с другими кредиторами МПБ, но и, с другой стороны, страхует его от утраты залогов. Впрочем, пока, по сведениям «Ъ», результатом эти переговоры не увенчались. В АСВ отказались подтвердить или опровергнуть эту информацию. «Нам важно, чтобы заложенные ЦБ и банку активы были проданы, причем по максимально возможной цене, за которую их купят, с тем, чтобы кредиторы банка хотя бы отчасти могли удовлетворить свои требования»,— сообщил лишь первый замгендиректора АСВ Валерий Мирошников.

Светлана Дементьева, Дарья Юрищева, Юлия Локшина


Оригинал материала: "Коммерсант"