Минтимер Шаймиев не стал приуменьшать значение слухов о своей смерти

В Кировском райсуде Казани в ходе процесса по делу бывшего пресс-секретаря президента Татарии Ирека Муртазина, обвиняющегося в распространении слухов о смерти главы республики Минтимера Шаймиева, прошел допрос потерпевшего. Господин Шаймиев попросил наказать бывшего подчиненного «строго и справедливо». Подсудимый не сомневается, что просьба будет удовлетворена.

Из-за малой вместимости зала суда попасть на скандальный процесс вчера смогли не все представители республиканских СМИ. А видео- и фотосъемка были запрещены судом еще на этапе предварительных слушаний.

Напомним, 3 декабря прошлого года следственное управление СК прокуратуры РФ по Татарии возбудило в отношении Ирека Муртазина уголовное дело по ч. 2 ст. 129 (клевета) и ч. 1 ст. 137 (нарушение неприкосновенности частной жизни) УК РФ. Поводом для этого стало заявление господина Шаймиева о том, что господин Муртазин распространял о нем заведомо ложные сведения, подрывающие его репутацию, а также сведения о частной жизни, составляющие личную и семейную тайну. В частности, 12 сентября Ирек Муртазин разместил в своем блоге сообщение о том, что Минтимер Шаймиев скоропостижно скончался в Турции. 15 декабря 2008 года СУ СК возбудило в отношении Муртазина новое дело, объединив его с предыдущим. Следствие заподозрило его в «возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенными публично и с использованием СМИ, с угрозой применения насилия» (ч. 2 ст. 282 УК РФ).

Как стало известно «Ъ», глава Татарии перед началом допроса попросил суд обнародовать подготовленное выступление, чтобы снять часть последующих вопросов. Судья Алексей Кочемасов согласие дал. «Нельзя допускать, чтобы покушались на честь и достоинство человека, вне зависимости от того, представителем какой власти он является, какую должность занимает,— это главный мотив»,— объяснил господин Шаймиев подачу заявления на своего бывшего подчиненного и добавил, что «такие преступления, такая клевета, ложь должны быть наказаны».

Скандальные высказывания господина Муртазина глава региона расценил как попытку «самым бессовестным образом вторгаться в личную жизнь человека, принижать, унижать его и его окружение, а потом через свою книгу разделять общество на власть и на людей, и противопоставлять их». «Самым тяжким обвинением» в свой адрес господин Шаймиев назвал высказывание в книге Муртазина о том, что президент Татарии «причастен к развязыванию войны в Чечне». «Когда затронуты мои честь и достоинство и когда нанесен такой удар по моим близким и родным, такие вещи не прощаются, я себя уважаю»,— сказал президент Татарии, подчеркнув, что обвиняемый «заслуживает строгого, справедливого наказания по всем трем статьям».

Ирек Муртазин напомнил, что отправил президенту открытое письмо, в котором объяснил, что находился в «добросовестном заблуждении», когда публиковал сведения о его смерти. На вопрос экс-подчиненного, «правда ли, что, если я покаюсь, вы милосердно отзовете свое заявление», Минтимер Шаймиев ответил отказом. Обвиняемый задал потерпевшему 25 вопросов из заготовленных 250. При этом он заметил, что «если бы задал самые интересные вопросы, то его бы выдворили из зала суда». С учетом того, что глава Татарии потребовал «максимально строгого приговора», Ирек Муртазин не исключил, что может лишиться свободы на пять лет (максимальный срок, предусмотренный ч. 2 ст. 282). «Нарушения УПК уже ни в какие рамки не лезут. Не представляю, как судьи Европейского суда по правам человека будут читать это дело»,— заявил он «Ъ». При этом адвокат господина Шаймиева Василя Максудова заметила, что все «видели, насколько объективно непредвзято, всесторонне шел процесс». Теперь суду предстоит опросить свидетелей обвинения.

Оригинал материала

«Коммерсант» от 11.08.09