Сергей Мавроди выйдет на свободу через месяц, назначенный судом срок он уже отсидел.

Основатель финансовой пирамиды “МММ” Сергей Мавроди, осужденный за мошенничество, уже через месяц сможет выйти на свободу. Следствие установило 10 000 потерпевших, которым Мавроди нанес ущерб в 110 млн руб., но суд постановил, что основатель “МММ” должен выплатить лишь 20 млн руб. 600 вкладчикам.

В субботу Чертановский суд Москвы признал Сергея Мавроди виновным в мошенничестве и приговорил его к 4,5 года лишения свободы и штрафу в пользу государства в 10 000 руб., при этом прокурор просил пять лет. Пока велось следствие, изменился Уголовный кодекс, и наказание за инкриминируемый Мавроди вид мошенничества (ст. 159 ч. 3) сократилось с 10 до шести лет. Суд учел, что обвиняемый имел на иждивении малолетнего ребенка и ранее не был судим. Тем не менее Мавроди заявил в зале суда, что обжалует приговор как слишком строгий и несправедливый. С учетом отсиженного ему осталось находиться в заключении до конца мая, пояснила его адвокат Ольга Макарова. К искам вкладчиков к Мавроди, заявленным в ходе дела, суд отнесся по-разному — отклонив иски о компенсации морального ущерба на общую сумму в 250 млн руб., суд удовлетворил около 600 исков о материальном ущербе на сумму 20 млн руб., которые были подкреплены необходимыми документами. В ходе следствия было доказано, что Мавроди нанес ущерб на сумму примерно в 110 млн руб. свыше 10 000 потерпевшим, но большинство из них исков не подавали. Ни точная сумма ущерба, ни общее количество потерпевших неизвестны. Представители групп обманутых акционеров ранее заявляли о миллионах потерпевших и ущербе в 3 трлн неденоминированных рублей. В июле 1998 г. конкурсный управляющий “МММ” Константин Глодев говорил, что признанная кредиторская задолженность “МММ” вкладчикам равна 633,4 млн руб. (около $100 млн). Сам Глодев 9 апреля 2007 г. был арестован за попытку рейдерского захвата здания в Москве.

Мавроди объяснял, что собирал деньги вкладчиков, чтобы скупить всю крупную приватизируемую промышленность, вспоминает депутат Госдумы Сергей Митрофанов, бывший коллегой Мавроди по международному комитету нижней палаты парламента в середине 1990-х гг. По его мнению, Мавроди не был банальным мошенником-пирамидостроителем, поскольку не убежал сразу же с деньгами, а чтобы подорвать его бизнес, потребовалась вся мощь государства. Однако сейчас, считает Митрофанов, ценных активов у Мавроди не осталось, поскольку, находясь в бегах, он утратил над ними контроль.

Источник в МВД также сомневается, что какие-либо действительно крупные активы могут принадлежать Мавроди, поскольку он был “сдан” оперативникам в 2003 г. собственной охраной, которой он прекратил платить зарплату.

В средствах массовой информации утверждалось, что чековый паевой инвестиционный фонд “МММ-Инвест”, через который Мавроди скупал акции, в том числе “Газпрома” и “АвтоВАЗа”, был преобразован в фонд “Русс-Инвест”, акции которого с начала этого года котируются в РТС. Однако руководство “Русс-Инвеста” неоднократно утверждало, что не имеет никакого отношения к “МММ”. В рамках расследования дела “МММ” Следственный комитет при МВД арестовал в 1997 г. часть активов “Русс-Инвеста”, но компания доказала в Верховном суде отсутствие связей с “МММ” и добилась снятия ареста.

Мавроди, как ранее говорила Макарова, давно признал обязательства перед вкладчиками и обещал в начале процесса предпринять меры по розыску активов “МММ”, в том числе акций “Газпрома”, “АвтоВАЗа” и неназванных нефтяных компаний, с помощью которых и планирует расплатиться с вкладчиками, заявившими претензии в рамках уголовного процесса. Искать какие-либо активы “МММ” 13 лет спустя фактически нерешаемая задача и вряд ли кто-либо в состоянии с ней справиться, полагает директор института национального проекта “Общественный договор” Александр Аузан.

Перспектив получить компенсацию хотя бы за моральный ущерб в рамках уголовного дела у вкладчиков не было, говорит адвокат по уголовным делам Андрей Князев: по корыстным преступлениям моральный ущерб, согласно разъяснениям Верховного суда, не компенсируется.

У вкладчиков остается некоторая, но незначительная возможность взыскать моральный ущерб в рамках гражданских исков, разъясняет адвокат.

Оригинал материала

«Ведомости» от 02.05.07