У московского мэра отобрали нефть, но оставили производство пластмассовых тазиков для жены

Рухнула надежда Юрия Лужкова построить посреди Москвы небольшую нефтяную автономию. По решению суда 56,8% голосов акционеров Московского НПЗ перешли к “Сибнефти” и “Татнефти”. У Московской нефтегазовой компании (МНГК) — 38% голосующих акций.

Лужков обзавелся НПЗ вместе со всеми умными людьми — в середине 90-х. Вообще-то завод вместе с “Сибнефтью” и множеством других активов должен был войти в “Роснефть”. Но авторитет мэра столицы сделал свое дело: с 1997 г. завод во владении города.

НПЗ без регулярных поставок нефти — это чемодан без ручки. Классический пример — нижегородский “Норси-ойл”, простоявший несколько лет. Лужкову удавалось виртуозно выкручиваться: выручала привлекательность столичного рынка бензина. Туда стремится попасть каждый. Однажды кто-то заметил, что бензин в Москву будут поставлять даже с Комсомольского НПЗ в Хабаровском крае. И действительно, поставщики находились, и в “чемоданчике” носили неплохие деньги. По экспертным оценкам, на процессинге МНПЗ зарабатывает около $200 млн в год. А в целом московская нефтянка приносила на порядок больше: доля МНПЗ на оптовом рынке нефтепродуктов объемом 85 млрд руб. — более 50%. Половина этих доходов, или около 26 млрд руб., так или иначе остается у МНГК. Плюс польза для семьи Лужковых — Батуриных. У завода есть 100%-ное ООО “Нефтехимия”, производящее 100 000 т полипропилена в год. Батурина подает туда газ на переработку и забирает полипропилен для своих тазиков, зарабатывая на тонне $300.

Понимая, что на одних тазиках далеко не уедешь, Лужков пытался построить нефтяной холдинг “как у больших”, подтянув туда активы Sibir Energy Шалвы Чигиринского. Его нефтяные активы не были в разработке, но обещали большое будущее: совокупные запасы “дочек” Sibir превышали 90 млн т.

МНГК шла туго. И тут появилась “Сибнефть”. Она выкупила 35% МНПЗ у “Лукойла”, которому порядком надоело быть спящим акционером завода. Поначалу московские власти воспрянули в надежде получить инвестора для устаревшего НПЗ. Но давать деньги, будучи миноритарием, — это не стиль “Сибнефти”, и в 2002 г. началась корпоративная война. А “Сибнефть”, пока суд да дело, подобралась к нефтяным богатствам Чигиринского, создав СП “Сибнефть-Югра”. И 50%-ная доля Чигиринского в СП превратилась в 1%. Тут-то Лужков и закричал, что Роман Абрамович “украл у москвичей нефть на 40 лет вперед”.

А вот взять НПЗ, несмотря на опыт корпоративных войн, “Сибнефти” не удавалось: Лужков крепко сжимал свой нефтяной чемодан. Он так бы и продолжал держать оборону, но тут владельцем “Сибнефти” стал “Газпром”. Арбитражный суд живо отменил дивиденды МНПЗ, и принадлежащие “Сибнефти” и “Татнефти” привилегированные акции превратились в голосующие.

Если раньше мэр держал оборону против частного капитала, то теперь за воротами в лице “Газпрома” стоит сам Кремль. Но Лужкову не стоит отчаиваться. Нынешние госкапиталисты с пониманием относятся к нуждам скромных муниципальных бизнесменов и частно-государственному партнерству. Так что, думается, с Батуриной и Лужковым менеджеры “Газпрома” найдут общий язык.

Елизавета Осетинская

Оригинал материала

«Ведомости» от 10.11.05