Медицинско-страховая империя Михаила Зурабова. (Схема)

Если какой-нибудь немец, американец или скажем, англичанин обнаружит что министр, ведающий здравоохранением и социальной защитой хоть каким то боком, но связан с фирмами торгующими в той же сфере, министра съедят прямо за круглым правительственным столом. Он больше никогда не войдет в казенный кабинет (разве что на допрос), и им почти наверняка займутся прокуратура и суд. То же самое случится, если похожим предпринимательством увлекутся члены его семьи или близкие родственники.

Но даже если министр исключительно хорош и не замечен в грехах, после своей отставки по существующим в приличных странах законам он вес равно не смог бы работать в компаниях, действующих в сфере влияния его министерства. Это называется «золотое парашютирование» и даже в далекой от Европы Японии преследуется по закону.

Такие правила в мире действуют довольно давно и спасают госчиновников от искушения злоупотребить положением в пользу особо близкой коммерческой организации. У нас нетронутое поле этих искушений простирается от горизонта до горизонта. И особенно заметна в нем крупная фигура министра здравоохранении и социального развития Михаила Зурабова.

Повод для страстей нешуточный — учрежденные в свое время или самим Зурабовым, или его родственниками и знакомыми фирмы все как одна работают в области здравоохранения и социальной защиты: занимаются лекарствами и пенсиями, обеспечивают больницы медицинской техникой и предметами ухода за пациентами. Предметы ухода — это, по-видимому, еще и похоронные принадлежности, поскольку некоторые учредительские связи тянулись от семьи министра Зурабова к фирме, чье название по странной случайности один в один совпадает с названием известной сети похоронных контор.

Общее ощущение такое, что имя Михаила Зурабова сопровождает людей от рождения до смерти. Под его крылом они получают льготы и лишаются льгот, принимают лекарства и испытывают в них недостаток, лежат в больницах и даже отправляются » лучший мир. Эдакий языческий бог, единый во многих лицах и держаший в руках людские судьбы: от сперматозоида до венка.

Рассуждая теоретически, столь грандиозный размах, безусловно, оправдан и позволяет, как выражаются экономисты, хеджировать риски. Каким бы боком ни вышла социальная реформа, ответственные за нее лица никогда не останутся внакладе. Ведь количество выживших (даже и небольшое) неизбежно компенсируют тс, кто уже никогда не будет нуждаться в социальных пособиях, повышенных пенсиях и льготных лекарствах. Проводить их в последни й путь — тоже большое и денежное дело.

Представляем разветвленное древо фирм, посаженное когда-то Михаилом Зурабовым, его знакомыми и членами семьи в почву здравоохранения и социальной защиты. Глядя на это древо, не перестаешь удивляться некоторым закономерностям карьерного роста и грандиозности замысла.

МОСКОВСКАЯ АКЦИОНЕРНАЯ СТРАХОВАЯ КОМПАНИЯ «МАКС»

Жемчужина в короне Михаила Зурабова покорила едва ли не большую часть московского страхового рынка. Развивалась как страховая компания системы Минатома РФ и до сих пор почти безраздельно опекает всю отрасль. В этом нет ничего удивительного: среди ее учредителей были не только крупнейшие атомные предприятия, но и важные лица, совершившие головокружительную карьеру (обратите особое внимание на должности).

Сам Михаил Зурабов прошел путь от гендиректора «МАКСа» до первого замминистра здравоохранения, советника президента РФ и председателя Пенсионного фонда (теперь, напомним, министр здравоохранения и соцразвития). Юрий Яковлев — бывший зам гендиректора и гендиректор «МАКСа», затем стал одним из руководителей концерна «Росэнергоатом» и председателем Федеральной энергетической КОМИССИИ. В ноябре прошлого года Яковлев назначен директором Федерального фонда обязательного медицинского страхования. Андрей Таранов (тоже учреждал «МАКС») дорос до исполнительного директора Федерального фонда обязательного медстрахования. А другой учредитель — Валерий Крюков (руководитель Московского завода полиметаллов, выпускающего продукцию для атомных электростанций) — до зампреда попечительского совета Первого национального пенсионного фонда (можно, покопавшись в документах, найти и другие фамилии, но мы отметили наиболее примечательные).