Как губернатор Краснодарского края Александр Ткачев борется с инвестициями

Борьба за инвестиции уже давно стала ключевой задачей большинства российских регионов. Миллионы — российские и иностранные, вкладываемые в инфраструктуру, — увеличивают в той или иной области количество рабочих мест, приводят к её активному развитию. Это, что называется, прописные истины, которые сегодня прекрасно знает и стар и млад, но которые при этом не устают повторять президент и правительство. «Для успешного участия в соревновании по привлечению инвестиций необходимо общенациональное правовое пространство, — прямо заявил Владимир Путин, добавив при этом ещё один, весьма конкретный постулат. — Потенциальный инвестор должен знать, что подчиняется он не отдельному региону, где проживают 3—4 миллиона человек, а живёт по правилам, действующим на всей территории РФ, и поэтому здесь неожиданностей не будет». Что ж, российские регионы получили весьма и весьма чёткое руководство к действию: неудивительно, что большинство из них начало активную битву за «приезжие миллионы». Однако есть, как ни странно, и исключения. Самым ярким из них сегодня является Краснодарский край во главе со своим одиозным губернатором Александром Ткачёвым.

Александр Ткачёв очень любит ссылаться на свои успехи в привлечении инвестиций для края — звонко «побрякивает» десятками миллионов, пожаловавших на Краснодарщину в период его правления. Не устаёт повторять в десятках интервью, что именно он создал в крае оптимальный инвестиционный климат, заложив тем самым почву для его процветания. В общем, действует в строгом соответствии с вышеизложенными наставлениями президента Путина, потенциальным преемником которого он также себя частенько именует. Вот только факты, оказавшиеся в распоряжении корреспондентов «Версии», свидетельствуют о прямо обратном: инвесторам г-н Ткачёв нисколько не помогает. Более того, он способствует тому, чтобы они бежали из Краснодарского края сломя голову. Желательно оставив там несколько лакомых сотен миллионов.

Налёт «спецбригады»

История со строительством в ткачёвском крае нового порта с гордым названием Тамань — самое наглядное тому подтверждение. Начиналось всё совершенно замечательно: крупный инвестор, корпорация «Тольяттиазот», взялся построить его центральную часть — мощности для транспортировки аммиака. На их основе в перспективе должен был появиться суперсовременный порт, который с ходу стал бы третьим по загруженности в России, а уже в скором будущем, по прогнозам абсолютно всех специалистов, перегнал бы лидирующий сегодня Новороссийский. Тамань могла бы заработать уже в мае следующего года, в бюджет области поступало бы по доллару с каждой перекачанной тонны аммиака. Учитывая, что «Тольяттиазот» производит 15% всего мирового аммиака, можно представить себе, о каких суммах идёт речь. Вот только администрацию Краснодарского края такое спокойное положение дел не устроило, там захотели большего. Ну а для удовлетворения губернаторского желания все средства хороши.

В начале ноября стремительным распоряжением Александра Ткачёва уже подходившее к концу строительство аммиачного портового терминала было остановлено. На объект наведалась ревизионная «спецкоманда» в лице самого губернатора и почему-то президента ОАО «Российские железные дороги» Геннадия Фадеева, которая постановила: все работы свернуть в самом срочном порядке. В качестве формального повода были использованы претензии к «Тольяттиазоту» со стороны проверяющих органов, большинство из которых касалось отсутствия у строителей экологических экспертиз. Другими словами, губернатор, обеспокоившись здоровьем граждан, решил смачно плюнуть на все экономические резоны в угоду экологии. Это когда же такое в России в последний раз было?

При этом все необходимые документы у руководства «Тольяттиазота» имелись, и до сей поры никаких претензий к ним не возникало. В заключении Государственной экологической экспертизы Министерства природных ресурсов РФ от 26 августа 2003 года чёрным по белому сказано, что строительство перевалочного комплекса аммиака в Темрюкском районе Чёрного моря соответствует требованиям законодательных и нормативных актов страны. Конечно, экологические требования к такого рода объектам в последнее время несколько изменились с учётом угрозы терактов и нереста рыбы, однако совершенно непонятно, как господину Ткачёву удалось разглядеть угрозу окружающей среде с вертолёта. Но он всё прекрасно разглядел и тотчас принял решение: приостановить. Возникает резонный вопрос: где же бдительный губернатор был раньше, когда эти самые «антиэкологические» работы только начинались? Ответ на него напрашивается сам собой: местная власть просто выжидала и вмешалась, когда порт был уже почти готов.

Была ваша, стала наша

Общий объём инвестиций в Таманский порт, осуществлённых «Тольяттиазотом», составил около $200 миллионов. На эти деньги была сооружена насыпь, на которой словно по мановению волшебной палочки появился грандиозный терминал, косой уходящий в открытое море. На этой основе, собственно, и будет выстроена вся таманская транспортная артерия, и почти всё это сооружено на «аммиачные» деньги. В этой связи представляется вполне логичным, что поначалу администрация края поощряла столь перспективного инвестора. Скажем, год назад, 17 ноября 2003 года, ОАО «Тольяттиазот» под строительство порта было выделено почти 230 гектаров земли в Темрюкском районе. Казалось бы, жить да радоваться…

Разумеется, эти площади были застроены различными необходимыми объектами: железнодорожными путями, складами, технологическими помещениями. Однако спустя всего полгода, 25 июня 2004 года, г-н Ткачёв почему-то радикально меняет своё же постановление — там начинают фигурировать уже не 230 гектаров, а лишь 54. Получается, что большинство строений «Тольяттиазота» одним росчерком чиновничьего пера оказалось на чужой земле. И в этом практически тут же стали упрекать самих инвесторов.

В качестве тех самых претензий, из-за которых, собственно, было приостановлено строительство, помимо экологических фигурируют ещё и земельные. «Строительство ряда объектов комплекса… осуществляется на земельных участках, не предоставленных в указанном порядке» — на этом, в частности, также делали акцент г-да Ткачёв и Фадеев во время своей стремительной инспекции. «Если вы собрались за свой счёт, бескорыстно проложить подъездной путь для «Таманьнефтегаза» (один из участников строительства порта, находящийся под влиянием краснодарской администрации. — Ред.), то вы идёте правильным путём», — развил его мысль вице-губернатор края Олег Безродный. В итоге главе «Тольяттиазота» Владимиру Махлаю осталось только развести руками: эти самые участки ещё совсем недавно были предоставлены ему краевой администрацией. Такое вот получается содействие инвесторам по-краснодарски.

Бизнес есть бизнес

Кстати, весьма любопытно, что ещё совсем недавно покровительства г-на Махлая довольно своеобразно добивались различные чиновники краевой и районной администрации. Его как бы походя просили приобрести рейсовый автобус, оснастить мебелью Темрюкское ОВД, провести крупные соревнования по мотокроссу, отремонтировать детский сад за совсем уж беспрецедентные 12 миллионов рублей. И Владимир Махлай шёл всем навстречу — приобретал, оснащал, проводил, ремонтировал, невзирая на то что в большинстве своём эти просьбы до боли напоминали банальные чиновничьи поборы. Он делал всё, лишь бы ему не мешали спокойно работать на благо своего предприятия и всего Краснодарского края. Но не тут-то было.

В определённый момент г-ну Махлаю стали настойчиво предлагать вступить в управляющую компанию «Таманский транспортный комплекс» (ТТК), в ведение которой, по сути, и переходил бы весь порт. При этом помимо «Тольяттиазота» в эту компанию готовы были влиться ещё несколько инвесторов, сделавших для строительства несоизмеримо меньше производителей аммиака. Главным их достоинством была, видимо, их близость к краевой администрации. Ведь по уставу УК, разработанному авторами «идеи объединения», именно её генеральный директор должен был стать полноправным хозяином порта. При этом по составу потенциальных акционеров очевидно, что провести на указанную должность независимого человека главному инвестору, вложившему огромные суммы в строительство порта, наверняка не удастся. В этой связи неудивительно, что Владимир Махлай сегодня отказывается вступать в ТТК, во всяком случае на нынешних условиях. Оно и понятно: Махлай, как и любой предприниматель, категорически не хочет, чтобы его попросту «попросили» из им же созданного транспортного бизнеса.

Ловушка для инвестора

Итак, подведём итоги. «Тольяттиазот» построил в Краснодарском крае суперпорт, который не будет нуждаться в модернизации ещё в течение 40 лет. Построил на свой страх и риск, памятуя о словах президента Путина про одинаковость инвестиционных правил для всей России. Однако на финальном этапе, когда объект уже был готов заработать на полную мощность, краевая администрация стала вставлять тольяттинцам палки в колёса, ненавязчиво предложив им делиться с абсолютно посторонними компаниями. Как вы думаете, будет ли Владимир Махлай в этой обстановке в дальнейшем реализовывать крупные проекты в Краснодарском регионе? Особенно после того, как местная власть не удосужилась дать ему срок на устранение столь неожиданно возникших претензий, а тотчас остановила работы и передала дело в арбитражный суд. Или г-н Махлай сочтёт за благо броситься оттуда со всех ног в том случае, если ему дадут вернуть потраченные сотни миллионов? Пойдёт ли этот конфликт во благо жителям края, для многих из которых порт — это отличный источник высокооплачиваемой работы? Как отреагируют другие потенциальные инвесторы, узнав об исключительной нахрапистости краснодарских властей и за ними стоящих структур, мягко говоря, с небезупречной репутацией? Являются ли в этой связи действия губернатора Ткачёва делами государственными или они продиктованы соображениями иного толка? И наконец, знает ли президент Путин о том, как точно выполняется в регионах его недвусмысленное указание? Обо всём этом мы обязательно расскажем в ближайших номерах.

Ситуация с содействием инвесторам по-краснодарски стала достоянием общественности в первую очередь благодаря активным действиям Объединённой общественной приёмной, её руководителя — члена Международного клуба менеджеров имени Петра Великого Анатолия Божкова. Поставив своей целью борьбу с чиновничьим произволом на местах и дебюрократизацию бизнеса через систему общественного контроля, приёмная ныне держит руку на пульсе коррупционных проявлений в самых разных регионах страны. Краснодарский пример, хотя он из наиболее наглядных, вовсе не последний в этом ряду. Обо всех случаях выявленных злоупотреблений руководство приёмной намерено докладывать напрямую президенту и председателю Правительства РФ. Действительно, порой кажется, что докладывать им правду больше попросту некому. Хотелось бы верить, что после этой публикации мы наконец дождёмся реакции первых лиц государства на ситуацию в Краснодарском крае. Ведь президент Путин как-то прямо сказал: «Мы вполне можем создать сбалансированную систему власти, которая не нарушает принципов демократического устройства общества. Граждане будут и дальше влиять на формирование регионального уровня управления, а этот уровень будет чувствовать свою ответственность за решение и общенациональных задач». Что ж, быть может, посредством деятельности приёмной слова эти наконец претворятся в жизнь.

Петр Прянишников

Оригинал материала

«Версия»