26.05.2004

Кризис российской "аналитической" журналистики неизбежен и объективен

Тяжелое, если не катастрофическое положение многих российских периодических изданий сегодня трудно отнести даже к категории запретных тайн. Первым символом прозрения стало появление в Интернете черного списка российских газет, не выплачивающих гонорары и зарплаты своим сотрудникам. Многие печатные издания и вовсе почили в бозе. Причем большинство закрывшихся газет относились к так называемой «аналитической журналистике». Перечислим их: «Сегодня», «Русский телеграф», «Общая газета», «Век», «Версты», «Время МН». Однако простым перечислением здесь не обойтись, важным представляется понять причины происходящего.

О кризисе «сливной» журналистики писали еще в декабре прошлого года, правда, лишь об одном его проявлении. Разговор шел о крайне затруднительном положении изданий, получавших опосредованно или напрямую средства от западных политических инвесторов или альтернативных политических групп, претендующих на право корректировать политику Кремля. Резкое сокращение заграничных и олигархических бюджетных дотаций ныне почившим в бозе СПС и «Яблоку» уже тогда породило «творческий» кризис ряда российских изданий. Смысл неприятностей прост — сегодня в условиях укрепившейся центральной власти такого рода инструменты влияния стали просто нерентабельными. Дело Ходорковского вполне наглядно продемонстрировало всем прочим игрокам, что любые попытки пиаровского воздействия на Кремль чреваты большими финансовыми проблемами.

Но дело даже не в том, что происходит размежевание зон ответственности политики и большого бизнеса. Вопрос в другом. Наличие у ряда граждан значительного финансового ресурса никоим образом не было подкреплено столь же весомым общественным заказом. Оперируя такими понятиями, как демократия и гражданское общество, наши олигархи прежде всего защищали самих себя, то есть интересы тысячной доли процента населения страны. Как только такая форма защиты показала свое отрицательное сальдо, финансирование «свободной прессы» резко сократилось.

Вместе с тем не стоит увлекаться набившим оскомину «олигархическим фактором».

Есть и вторая причина кризиса, связанная с общей дисквалификацией журналистского корпуса. Более десяти лет в прессе был востребован лишь один талант — способность быстро и красиво перелицевать заказную фактуру. В лучшем случае заказчики доставляли в редакции документы и общие формулировки, которые при помощи так называемых «золотых перьев» превращались в скандальные материалы, в худшем — курьер привозил конверт с уже готовым текстом, который практически без изменений попадал в очередной номер.

Такая технология способствовала быстрому профессиональному росту теневых райтеров. И сегодня, как это ни парадоксально, пиаровские агентства укомплектованы крепкими профессионалами значительно лучше иных центральных изданий. Однако это отнюдь не значит, что у российской прессы еще остался хоть какой-то «человеческий материал». Данные специалисты точно так же зависят от информационных суррогатов, как и легальные журналисты. И те, и другие просто разучились самостоятельно писать. Нерентабельность и внутренняя корпоративная невостребованность таких традиционных жанров, как очерк, журналистское расследование, репортаж, максимально отдалили прессу от реального читателя, а читатель в свою очередь «ногами» или, если угодно, кошельком выразил ей вотум недоверия. В результате сегодня в России нет популярных общественно-политических изданий, а прежние «локомотивы отечественной прессы», такие, как «Известия», «Труд», «АиФ», медленно, но верно сползают в категорию желтых СМИ либо находятся на грани интеллектуального или финансового банкротства.

Третью причину несчастья следует искать в изменении информационного пространства как такового. Один мой знакомый, перелистывая известную ежедневную газету, веско заметил: «Кому интересны вчерашние новости. Все, о чем они пишут сегодня, я вчера прочел в Интернете, а то, что они напишут завтра, я узнал еще сегодня утром».

Очевидно, что в информационном плане традиционные СМИ фатально проигрывают телевизионным и Интернет-ресурсам. На этом поле газетам сегодня делать просто нечего. Современная информационная технология построена на принципиально ином характере сбора и систематизации информации, темп ее обновления настолько высок, что «бумажные издания» отстают от него в разы. Перестала себя оправдывать традиционная схема работы корпунктов и собкоров, столь характерная для больших газет. Если говорить о российских регионах, ближнем или дальнем зарубежье, любая новость мгновенно обрабатывается местными информационными ресурсами и через минуты попадает в сети общего доступа. Формально выход следует искать в обработке и анализе всего массива поступающей информации (благо он бесплатен), но таковая возможность отсутствует по причине непригодности либо неподготовленности журналистских кадров.

Четвертая беда — сам читатель. Он разучился трудиться над текстом. Привык к разжеванной кашице из выдумки и фактов и, похоже, отказываться от этого приятного месива пока не собирается. Возвращение его в мир разумного, доброго, вечного займет годы, а пока будут множиться списки умирающих российских газет, севших в свое время «на иглу» легких денег.

Алексей Радзиевский

Оригинал материала

«Российские вести»