Михаил Фридман не желает отвечать на телефонные звонки из Кремля

Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсант Михаил Фридман, глава влиятельной российской компании «Альфа-групп», для установления с Западом отношений корпоративного партнерства сделал больше, чем многие его конкуренты. Но он дает ясно понять, что бизнес в его стране имеет свои особенности. Сидя в своем московском офисе, Михаил Фридман — третий в списке самых богатых людей России, личное состояние которого Forbes Magazine оценил в 4,3 млрд. долларов, — не раскрывает конфиденциальных сведений о своей компании и объясняет причины своего нежелания предавать огласке данные о собственности.

«Правила бизнеса здесь в корне отличаются от западных, — говорит он. — Я не хочу обманывать и заигрывать. Говорить о полной чистоте и прозрачности бизнеса нереалистично». Фридман — опытный российский олигарх, один из первых семи магнатов, которые финансировали предвыборную кампанию Бориса Ельцина в 1996 году, получив взамен возможность приватизировать госсобственность ниже ее реальной стоимости. С тех пор некоторые из его коллег-олигархов понесли огромные финансовые потери и оказались в добровольном изгнании.

Фридман отвергает этот аргумент, настойчиво заявляя, что он руководствовался не политическими, а чисто экономическими соображениями. Сделка ТНК с ВР, которая на этой неделе была одобрена Российским антимонопольным министерством, ставит обе компании перед необходимостью решать насущные проблемы…

…Эксперты говорят, что за приветливым лицом Фридмана можно разглядеть его партнеров по бизнесу, включая Германа Хана, который, как и Фридман, является владельцем крупного пакета акций «Альфа-групп». Многие характеризуют Хана как одного из самых беспощадных бизнесменов страны. Сама «Альфа-групп» не раз подвергалась критике за свой агрессивность, примером которой стали события декабря прошлого года. Тогда «Альфа-групп» пошла на союз с «Сибнефтью», благодаря чему эти компании одержали победу на аукционе по продаже госпакета акций компании «Славнефть». Эта тактика лишила правительство дополнительного дохода, который мог быть получен за счет более конкурентоспособного аукциона.

…«Конечно, мы лоббируем свои интересы в парламенте, но не вмешиваемся в политику», — говорит он. Как-то директор коммерческого телеканала, 25% которого принадлежит «Альфа-групп», попросил Фридмана дать «добро» на то, чтобы взять на работу журналиста, который освещает злободневные темы. Ответ Фридмана был таков: «Только в том случае, если вы гарантируете, что не будет телефонных звонков из Кремля».

Оригинал материала

«The Financial Times»