Губернатор Бутов попал в федеральный розыск за дело о драке. Во второй раз.

фото/Время новостей Глава администрации Ненецкого автономного округа (НАО) Владимир Бутов объявлен в федеральный розыск за неявку к следователю. Он подозревается в избиении сотрудника ГАИ. Сам Бутов считает, что дело могло быть заказано нефтяниками, с которыми у него были противоречия.

Бутов — единственный действующий российский губернатор, объявленный в федеральный розыск, более того, это происходит с ним во второй раз. Впервые это произошло 25 июня прошлого года , когда прокуратура НАО предъявила Бутову обвинение в нарушениях финансирования «северного завоза» по результатам проверки Счетной палаты и одновременно объявила его в розыск. Но три дня спустя замгенпрокурора по Северо-Западному округу Владимир Зубрин отменил оба постановления.

Инцидент, который привел к тому, что Бутова снова объявили в розыск, произошел еще 11 апреля этого года. Тогда губернатор НАО на машине гаража администрации Смольного спешил на совещание, которое проводил президент Владимир Путин. Как сообщил «Ведомостям» сотрудник управления ГИБДД Петербурга, инспектор остановил автомобиль, который пытался пристроиться в президентский кортеж, а вышедший из автомобиля представитель НАО в Петербурге Юрий Ермолаев набросился с кулаками на сотрудника инспекции. В результате 18 апреля прокуратура возбудила дело по факту насилия против сотрудника органов в отношении Бутова и двух неустановленных лиц. В тот же день Ермолаев и водитель машины из гаража Смольного заявили, что этими лицами были они, а в конце июня им двоим было предъявлено обвинение. Бутов остался подозреваемым.

По словам прокурора Петербурга Николая Винниченко, Бутов объявлен в розыск за неявку к следователю по повестке. Сам губернатор сообщил «Ведомостям», что «никакой драки и вообще никакого инцидента не было», сам он находится в больнице в Москве и его адвокаты уведомляли следователей об этом факте. «Это беспредел и возврат к 37-му году», — сказал Бутов и добавил, что сегодня попытается встретиться с генеральным прокурором Владимиром Устиновым и попросит его взять расследование дела в Генпрокуратуру. Сотрудник Генпрокуратуры сообщил «Ведомостям», что в этом ведомстве готовы принять и выслушать Бутова, но о том, будет ли его дело переведено в Генпрокуратуру, говорить пока рано.

Бутов считает, что уголовное дело против него «на 99% заказное», а в качестве заказчиков из соображений мести выступают скорее всего или «ЛУКОЙЛ», или нефтяная компания «Северное сияние». Бутов выступал против разработки «ЛУКОЙЛом» месторождения Вал Гамбурцева, которое досталось «Северной нефти» (ныне проданной «Роснефти» сенатором Андреем Вавиловым) , а также против допуска «Северного сияния» к разработке Мирсюршорского месторождения, однако оба эти конфликта были улажены в прошлом году.

Пресс-секретарь «ЛУКОЙЛа» Дмитрий Долгов говорит, что «нужно обладать неординарным воображением, чтобы предположить причастность «ЛУКОЙЛа» к конфликту губернатора Бутова и сотрудника ГИБДД».

А чиновник одного из министерств, пожелавший остаться неназванным, говорит, что у Бутова после того, как Вавилов продал «Северную нефть», не появилось серьезных покровителей в Москве, чем и вызвано его объявление в розыск по такому незначительному делу — «характер у Бутова не хуже и не лучше, чем у остальных губернаторов».

Оригинал материала

«Ведомости»

«ОНИ ХОТЯТ ПОМКШАТЬ МНЕ НОРМАЛЬНО РАБОТАТЬ»

Так заявил объявленный в розыск губернатор ВЛАДИМИР БУТОВ.

– Вы уже обратились в Генпрокуратуру?

– Пока нет. Но собираюсь туда прийти со своим адвокатом, а также встретиться со следователем, который меня ищет.

– А что, вас трудно найти?

– Да нет, хотели бы найти – нашли бы. Вы ведь разыскали.

– Вы действительно скрываетесь от следствия и повесток?

– Одна повестка, кажется, приходила, когда я был в больнице. После этого мои адвокаты связались со следователем и объяснили, что я болен. Других повесток не было. И обвинение мне никто не предъявлял. Я свидетель по делу, а свидетеля, насколько мне известно, в розыск не объявляют.

– Скажите честно, вы того гаишника били?

– Да не трогали мы его. Я человек, конечно, горячий, могу наорать, но людей никогда не бил.

– Но ведь же был эпизод с судебным приставом, которого вы вытолкнули из самолета?

– Правильно, вытолкнули, но не били. А это две большие разницы.

– Почему же вас тогда преследует прокуратура?

– Это заказная ситуация. Видимо, некоторым нефтяным компаниям типа ЛУКОЙЛа. не хочется, чтобы я занимался проблемами региона. Например, экологией, ухудшение которой связано с нефтедобычей. Они хотят помешать мне нормально работать.

– Объявление в розыск вам мешает?

– Во всяком случае, мою машину пока никто не останавливал.

Оригинал материала

«Коммерсант»