- СКАНДАЛЫ.ру - https://scandaly.ru -

ОХОТА НА ИУДУ

Когда Путин начал стремительное восхождение к власти многие подумали, что расправа с Яковлевым не за горами

Когда бывший мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак проиграл выборы своему бывшему заместителю Владимиру Яковлеву, другой вице-мэр, Владимир Путин немедленно подал в отставку.Более того, обычно сдержанный в проявлении эмоций Владимир Владимирович публично обозвал коллегу Иудой. Когда Путин начал стремительное восхождение к власти многие подумали, что расправа с Яковлевым не за горами.

НЕ ХОТИТЕ ЛИ РАССЛАБИТЬСЯ?

Сигналом к началу картельной экспедиции против Смольного послужил шабаш, организованный его противниками на похоронах скончавшегося якобы от инфаркта бывшего мэра. Безутешная вдова сперва демонстративно потребовала, чтобы Яковлев не смел появляться у драгоценной могилы, а потом столь же демонстративно припала перед телекамерами к плечу Путина. Рыжий энергетик, дрожа от праведного гнева, причислил губера к числу негодяев, виновных в преждевременной кончине честнейшего из городничих. Наконец бывший премьер призвал уехавших в Москву земляков побыстрее возвращаться в родной город и отдавать ему долги.

Многие наблюдатели, услышав это, подумали, что именно этот рыцарь и будет послан сокрушать смольнинского дракона, однако оказались в корне не правы. Кремлевские политтехнологи прекрасно помнили, как, участвуя в думских выборах, субъект признавался избирателям в любви к Масхадову, а столкнувшись с их возмущением, истерично сбежал из зала. Было решено, что столь нервный кандидат изначально не имеет шансов сокрушить Яковлева и нуждается в срочной замене. В качестве отступного друга президента вольной Ичкерии назначили верховным счетоводом всея Руси, а в Питер, сверкая новыми керамическими зубами, прибыла социальная вице-премьерша Валентина Ивановна Матвиенко.

Вместе с изрядным запасом шубок и юбок госпожа Матвиенко привезла с собой небезызвестного Марата Гельмана и, судя по всему, была искренне уверена, что его постмодернистская шиза окажет магическое влияние на питерский электорат. Именно это ее и погубило. Позиционируясь как старая обкомовская активистка, защитница пенсионеров и одновременно ставленница Кремля, Матвиенко имела неплохие стартовые шансы, однако зловредные пиарщики обрубили их на корню.

Наслушавшись дурных советов, Валентина Ивановна объявила себя наследницей Собчака, чем сразу оттолкнула добрую половину сторонников. Потом гельмановские гешефтмахеры ретиво покрыли центральные магистрали Петербурга гигантскими биллбордами с портретами местных бомжей и надписью «Город устал!». И пока обалдевшие питерцы безуспешно пытались понять, в чем тут прикол, смольнинские имиджмейкеры нанесли ответный удар. Яковлевское телевидение продемонстрировало провокационную листовку, где очаровательная кандидатка кокетливо выставила ножку, а уставшим горожанам предлагала расслабиться.

В результате рейтинг Матвиенко стремительно покатился вниз, и Москва сочла лучшим отозвать ее. Поняв, что лобовая атака захлебнулась, Путин заявил о поддержке Яковлева, а вести правильную осаду Смольного предоставил городской прокуратуре и только что созданному полпредству.

ПРОКУРОР, НАД КОТОРЫМ ВСЕ СМЕЮТСЯ

Первыми в бой вступили голубые мундиры во главе с прославившимся блестяще проведенным ремонтом здания прокуратуры Иваном Ивановичем Сыдоруком. Тогда питерская пресса немало дивилась, каким образом прокурорские завхозы ухитрились закупить мусорные ведра и половички по нескольку сотен долларов за штуку.

Победить коррупцию в Смольном оказалось куда более трудной задачей. Хотя в течение трех лет прокуратура возбудила уголовные дела против аж пяти вице-губернаторов, гора обвинений в их адрес родила даже не мышь, а стайку жалких, заморенных тараканов. Главный пиарщик администрации Александр Потехин и председатель Комитета по здравоохранению Анатолий Каган были уличены в мелких злоупотреблениях служебным положением, а их дела прекращены по амнистии. Дела главы спорткомитета Валентина Меттуса и ответственного за городские финансы Виктора Кротова безнадежно забуксовали и, похоже, имеют мало шансов дойти до суда. Что же касается главного объекта разборок прокуратуры первого вице-губернатора Валерия Малышева, то, к счастью для голубых, он скоропостижно скончался. В противном случае сыдоруковцы, доказывая, что один из богатейших людей города польстился на взятку в виде старого сотового телефона и дешевенького финского столика, имели бы чрезвычайно бледный вид.

Само собой, тяжелый облом следователей – результат не какой-то особой честности яковлевских замов, а главным образом – удручающей бездарности блюстителей порядка. Провалив дела пяти вице-губернаторов, нескольких депутатов городского Законодательного собрания и еще большего числа питерских авторитетов, Сыдорук превратился в общегородское посмешище.

Тем не менее кое-чего прокуратура все-таки достигла. В течение короткого срока добрая половина ближайшего окружения Яковлева была вынуждена покинуть занимаемые посты, а заменившие их чиновники зачастую были просто не в состоянии работать столь же эффективно. Кадровый голод в Смольном дошел до того, что кто-то из сотрудников однажды вывесил на двери примечательное объявление: «Срочно требуются вице-губернаторы. Работа год через три».

ПОЛПРЕД УБРАЛСЯ НЕЗАМЕТНО

Еще менее эффективно, чем прокурорская команда, сработала созданная при полпредстве система агитпропа. Успешно освоив все выделенные финансы, нанятые федералами журналисты так и не смогли родить ни одного нормального разоблачения ненавистного губернатора. Представлявший интересы Путина по Северо-Западу его старый гэбэшный соратник Виктор Черкесов, раньше специализировавшийся на отлове диссидентов, для медиавойн годился не больше, чем ишак для ипподрома.

Не преуспев в разоблачениях Смольного, Черкесов сам стал мишенью прояковлевских газет. Шакалы пера регулярно измывались то над очередной роскошной квартирой полпреда, то над скандальным вселением его команды во Дворец бракосочетания с параллельным изгнанием новобрачных.

Даже фирменное блюдо Черкесова в виде общественных приемных «Диалог» вызвало у питерцев главным образом изжогу и отрыжку. Серия скандалов с вымогательством денег, незаконной предвыборной рекламой и чуть ли не связью с истребляющими одиноких старушек «черными риелторами» создала полпредским приемным весьма специфическую репутацию.

В итоге большинство выдвинувшихся от «Диалога» кандидатов в Законодательное собрание с треском проиграли, а сам экс-борец с читателями Солженицына был отправлен воевать наркомафию. Черкесова сменила Матвиенко, благо к тому времени в многолетней битве между Кремлем и Смольным наступил перелом, поскольку в губернаторском лагере произошел раскол.

ЛЮДИ ГИБНУТ ЗА ПРИЧАЛ

Получив чуть больше голосов на выборах в Законодательное собрание третьего созыва, Яковлев мог считать их итог своим успехом. Докупив еще пять-шесть голосов, губернатор имел бы достаточно неплохие шансы вносить поправки в устав города. Тем самым решение Уставного суда, запрещающее городничему баллотироваться на третий срок, успешно обходилось. Однако к этому моменту интересы ориентирующихся на Яковлева бизнесменов категорически перестали совпадать между собой. Например, бизнес незримо стоящего за лекарственным концерном «Фармакон» депутата Законодательного собрания Дениса Волчека начал продвижение в сферу влияния корпорации «Фармакор», которую возглавлял депутат Государственной думы от КПРФ Александр Афанасьев. В свою очередь, близкая к начальнику города группа авторитетных граждан из среднерусского города, славного своими волками, оказалась решительно против перехода Морского порта в руки другого коммунистического депутата Думы Виталия Южилина. Вскоре дело дошло до поджогов плавсредств конкурирующих фирм, а недавно диверсии и заказные статьи сменились откровенным мочиловом.

Сперва неизвестный киллер пробил в парадной голову капитану порта Михаилу Синельникову, два дня спустя на воздух взлетела «Тойота-Лендкрузер» курировавшего часть действующих в порту охранных фирм Сергея Боева. Развести столь суровую стрелку Яковлев не смог, и кара последовала незамедлительно. Почти сразу после выборов чутко руководимая Волчеком фракция «Спортивная Россия» покинула прогубернаторский стан. Вслед за ними ушла в кремлевский лагерь и контролируемая Южилиным фракция КПРФ. И хотя вскоре после этого твердые зюгановцы решили выкинуть южилинцев из горкома, изменить позицию фракции они не сумели. Мгновенно превратившийся в классическую «хромую утку» Яковлев сдулся, а из Смольного гуртом побежали почуявшие течь тараканы, крысы и чиновники. Похоже, все идет к тому, что Владимир Анатольевич оставит свой пост сразу после 300-летия. И тогда Владимир Владимирович наконец сможет спросить с ненавистного Иуды по всей строгости.

ЮРИЙ НЕРСЕСОВ

Оригинал материала

Вслух.ру

ЧЕМ ОБВИНЯЛИ ГУБЕРНАТОРА ЯКОВЛЕВА

В феврале 1997 года в интервью газете «Совершенно секретно» экс-мэр Петербурга Анатолий Собчак обвинил Владимира Яковлева в связи с крупнейшей в городе криминальной группировкой, именуемой в просторечье «тамбовцами». Судебное разбирательство, инициированное Яковлевым, 29 декабря 1997 года завершилось мировым соглашением.

18 декабря 1998 года, за двое суток до второго тура выборов в законодательное собрание Санкт-Петербурга, горизбирком большинством голосов обвинил губернатора Владимира Яковлева в грубом нарушении действующего избирательного законодательства и попытке повлиять на исход голосования. Обвинения были связаны с призывом Яковлева к горожанам поддержать в ходе выборов так называемый петербургский список кандидатов – сторонников губернатора.

20 октября 1999 года депутат законодательного собрания Петербурга Сергей Андреев обвинил Владимира Яковлева в физическом устранении другого депутата собрания – Виктора Новоселова. Сергей Андреев отметил, что Новоселов слишком много знал и мог свидетельствовать в суде против губернатора.

23 февраля 2000 года вдова Анатолия Собчака Людмила Нарусова обвинила Владимира Яковлева в травле мужа, ставшей причиной его смерти, и заявила, что не желает, чтобы губернатор присутствовал на похоронах.

14 марта 2000 года глава фракции «Единство» Борис Грызлов обвинил Владимира Яковлева в попытке «политического торга» с Владимиром Путиным. Так Грызлов отреагировал на заявление Яковлева, что выдвижение Валентины Матвиенко в губернаторы Санкт-Петербурга «большая ошибкой, которая может помешать решить главную задачу – добиться максимальной явки избирателей на президентских выборах 26 марта».

9 сентября 2001 года в открытом письме генеральный директор ОАО «Ленэнерго» Андрей Лихачев обвинил Владимира Яковлева в национализации частной собственности в Петербурге.

4 декабря 2002 года СМИ Петербурга обвинили Владимира Яковлева в публичной «политической порнографии». Такая реакция последовала после того, как губернатор перед большим количеством людей сказал с трибуны: «Какая-то контора в Выборгском районе оповестила жителей, что губернатор подал в отставку». После этого Яковлев молча согнул руку в локте в характерном жесте, видимо адресуя его своим злопыхателям.

Коммерсант 10.06.03