Цепной пес демократии претендует на место Доренко

Андрей Караулов возвышается в нашем эфире монументом Истине. На экране всякий воскресный вечер мы видим человека средних лет, все познавшего, все понявшего про русскую культуру, про современную политику, про российскую интеллигенцию и теперь скорбно отпевающего и то, и другое, и третье. Ему горько, тошно, он устал от несовершенства этого худшего из миров, но что поделаешь… Он делает единственное, что в его силах: обнажает язвы современной ему действительности и зовет в собеседники тех, кому страшно, больно и нестерпимо, как ему, и кто способен ему сострадать по этому поводу.

У Достоевского есть такой же взыскующий истины персонаж — Фома Фомич Опискин. Так у него ежечасно на устах вопрос: «Где нравственность?».

Он и для Андрея Викторовича центральный. Вчера Караулов его обсуждал с Юрием Болдыревым, позавчера — с Сергеем Юрским, еще раньше — с Валентиной Талызиной, несколько позже — с Людмилой Касаткиной, завтра…

Траурный вид ведущего говорит об одном: «Если хотите узнать, как я страдаю, спросите у Шекспира: он расскажет вам в своем «Гамлете» о состоянии души моей».

Вильяма спрашивать не будем. Программа «Момент истины» — штука посильнее шекспировского «Гамлета».

Дело прошлое

А начинался «Момент» довольно весело. Способный театровед отличался пространными и довольно нестандартными беседами с коммунистами и демократами, с теми, кто уходил в тень, и с теми, кто из нее к нам нежданно-негаданно являлся.

Тогда, в годы перестройки, в России занималась заря публичной политики. Интервьюер, который служит не просто штативом для микрофона, а еще и вступает в диалог с собеседником, задает ему неудобные вопросы, был в диковинку.

Довольно скоро Караулов стал цепным псом демократии и с генералом Димой пустился в увлекательную погоню за швейцарскими счетами вице-президента Руцкого. Те разоблачительные передачи, видимо, и следует считать началом эпохи компроматных войн в эфире. Все разоблачения кончились пшиком, а бренд «Момент истины» остался.

Попытка Караулова играть самостоятельную роль на политической сцене не удалась, и он встал в позу человека, оскорбленного историческим ходом жизни.

В предчувствии компроматной войны

Уже начались предвыборные столкновения в эфире, а свято место Сергея Доренко пока пусто. Пока идет кастинг. Первый среди кандидатов — ведущий «Момента истины». На него, как на ветерана информационных войн, судя по всему, возлагаются некоторые надежды. Связаны они с партийными разборками на политическом рынке. Первые пасы сделаны. Уже понятно, что Лужкову и его партии придется в ближайшее время воевать на два фронта — против либералов и против коммунистов. В недавнем выпуске «Момента истины» ведущий понятливо уловил идею, обработал ее и попытался забить гол в ворота коммунистов с помощью Проханова…

Пальцем в небо

Этот выпуск программы анонсировался особенно громко и широко. Заманчивым выглядело обещание разоблачить предпринимательские опыты Никиты Михалкова. Все недоброжелатели известного кинорежиссера прильнули к телевизору. И что они узнали? Что высоко духовный кинематографист опустился до того, что приобрел сахарный заводик в городе Ульяновске, несколько парикмахерских, в связи с чем его теперь называют «симбирским цирюльником» (Ульяновск до революции значился Симбирском).

«Где нравственность?» — спрашивает Караулов у человечества. А оно ему: «Ненаказуемо!»

Он к Георгию Данелии: «Как вы могли взять деньги у Березовского? (Имеется в виду премия «Триумф». — «Известия».) Где нравственность?» Тот ему: «А в чем проблема?» — «Деньги-то ворованные» — «У кого ворованные?» — «У народа». — «Значит, эту премию мне дал народ».

Потом он пытал на этот же предмет Михаила Боярского. Еще он говорил с Прохановым «за нравственность» Зюганова и остальных коммунистов, вроде бы получивших от Березовского полмиллиарда долларов (и тоже ворованных у народа) на предвыборную кампанию.

Это не передача, это какая-то окрошка, куда нашинковано всего понемногу: неподтвержденные слухи, сетования, сентенции, причитания, трупы девочек, маньяк из Бердянска, его брат, муфтий Дагестана, дельцы, распродающие Родину, бедственное положение детских учреждений и опять причитания, стоны, сентенции… И все это обильно и густо полито нравственными страданиями телеведущего.

Точь-в-точь как у Опискина: «Я хочу любить человека, а мне не дают человека. Я кричу: дайте мне человека, а мне суют Чубайса и Михалкова».

Пару лет назад газета «Завтра» не без ехидства обратила внимание на резкую перемену в образе мыслей господина Караулова. Читаем: «Во-первых, поразил Караулов, выступавший в новом, «красно-коричневом» обличье. Его вопросы, тональность его высказываний — прямо со страниц газеты «Завтра», которую тот же Караулов в свое время всячески стремился опорочить».

Пожалуй, что это и есть момент истины для самого Караулова. Оттого его нападки на Проханова и Зюганова кажутся столь натужными и смешными. Как, впрочем, и нападки Проханова на Караулова. Милые бранятся — только тешатся.

Юрий БОГОМОЛОВ

Оригинал материала

«ИЗВЕСТИЯ»