Как отмазывают полицейских Уфы от изнасилования коллеги-дознавателя

Дикую историю с изнасилованием дознавательницы в Уфе потихоньку выворачивают таким образом, чтобы максимально обелить, а то и вообще увести от ответственности подозреваемых в преступлении полицейских.

Как это происходит? Да очень просто. Я плохо отношусь к радикальным феминисткам, но в одном с ними согласен — на каком-то глубинном уровне у нас в общественном сознании таится мысль, что в сексуальном насилии всегда виновата женщина. В большей или меньшей степени, но вот виновата и все тут: сучка не захочет — кобель не вскочит (это про собак, если что) и прочая народная мудрость.

Сотрудница полиции, которая обвиняет коллег в износиловании. Фото: Соцсети

А теперь эту благодатную почву с зернами сомнения потихоньку начинают унавоживать «новыми фактами в деле». Например, такими — потерпевшая подралась с подругой во время застолья. Мол, «девушка пришла на оргию вместе с пострадавшей дознавательницей». Чувствуете слог какой, да? Порнушкой прямо потянуло — «пришла на оргию». Обычное же дело в полиции, — какие там у нас планы на вечер в околотке? Что, оргия? А полковники будут? О, пойдем, пойдем. Ну и дальше тоже по сценарию: «Девушек действительно было две, и они дрались за мужика», — сообщил источник одному региональному изданию. Причем, битва якобы была за того мужика, «следы биоматериалов» которого позже нашли на теле дознавательницы. Красиво, правда?

Еще немного и дело будет выглядеть так: трое полицейских начальников, два полковника и майор, решили обсудить вечером оперативную обстановку. Ну, работа ответственная, напряженная, «служим России, служим закону», немного для успокоения нервов можно принять. Тут на огонек заходят две фемины, видят майора, по которому сохнут. Слово за слово, женские бои без правил, проигравшая ретируется. Победительница, пусть и помятая, но уходит с майором в соседний кабинет, чтобы это самое, победу отметить. Но уж больно шумно они это делают, мешают полковникам думать о борьбе с преступностью. Полковники приходят и безобразие пресекают. Майор уходит домой к жене. Юной дознавательнице за разврат грозит увольнение. И она идет ва-банк — пишет заявление на всех троих.

Подозреваемые в износиловании коллеги, бывшие сотрудники МВД Уфы: Павел Яромчук, Эдуард Матвеев и Салават Галиев

И все «факты», ранее озвученные в СМИ разного масштаба, это подтверждают. Дознавательница, мол, всегда любила короткие юбки, сокурсника ее якобы отчислили из-за того, что она его в домогательствах обвинила, и вообще она «Шурыгина в погонах». Травмы у нее зафиксировали? Ну так с подругой же дралась. А «биоматериал» только от майора нашли, а не от всех троих. Майор дома ночевал, хоть и поздно пришел — супруга подтверждает. И папа у дознавательницы генерал Росгвардии. Тут уже любители конспирологии разгулялись — идет, мол, зачистка башкирских силовиков, дележка мест, подставы всякие происходят и так далее. Не могут же опытные полковники быть такими дураками, чтобы на дочку генерала покуситься.

Все сходится и все довольны. Честь мундира спасена — так, забрызгана чуть, но это не привыкать. И зуд от мыслишки «сама виновата» успокоился — правы мы были, сама.

А из зерен сомнения, после таких набросов, вырастают крепкие лохи. Лох — это вообще-то вид деревьев и кустарников. Но не только.

Дмитрий Попов

Оригинал материала: "Московский комсомолец"