Суммарный внешний долг российского госсектора, включая займы госбанков, госкорпораций и структур, где государство владеет более 50 процентов капитала, превышает официальную цифру в 5 раз и достигает 255 млрд долларов

Формально низкий внешний долг правительства России, составляющий 50 млрд долларов, или 3,6% ВВП, — лишь верхушка айсберга финансовых обязательств государства перед западными кредиторами. Если учесть займы госбанков, госкорпораций и структур, где государство владеет более 50% капитала, суммарный внешний долг госсектора превышает официальную цифру в 5 раз и достигает 255 млрд долларов.

Такие данные приводит РАНХиГС в сентябрьском «Мониторинге экономической ситуации» в РФ.

Госдолг в расширенном определении, с учетом контролируемых государством компаний, составляет почти половину всех внешних обязательств российской экономики (520 млрд долларов).

Так, на госбанки приходится 69% внешней задолженности банковского сектора — 72 млрд долларов, из которых 90% этой суммы приходится на текущие счета и депозиты.

Госдолг в расширенном определении, с учетом контролируемых государством компаний, составляет почти половину всех внешних обязательств российской экономики

Госкорпорации нефинансового сектора задолжали 107 млрд долларов, что составляет почти треть корпоративного долга перед зарубежными кредиторами (338 млрд долларов).

«Несмотря на формально незначительный внешний государственный долг, задолженность компаний, в которых доля государства превышает 50% капитала, составляет значительную величину», — констатирует директор Центра изучения проблем центральных банков ИПЭИ РАНХиГС Павел Трунин, добавляя, что «такую структуру задолженности необходимо учитывать при анализе устойчивости долговой политики государства».

Долг госсектора в расширенном определении составляет 55% от общего размера международных резервов России (460 млрд долларов) и две трети их суммы, если учитывать только их валютную часть (373 млрд долларов).

Из общей суммы внешних обязательств около 17%, или 89 млрд долларов — это краткосрочный долг, гасить или рефинансировать который нужно в ближайший год. Еще 51 млрд долларов необходимо выплатить на горизонте до двух лет, а 28 млрд долларов имеют статус «до востребования.

Именно значительная доля краткосрочного долга несет риски. Так, оплата процентов и погашения «съедают» 32% всех валютных доходов российской экономики.

Согласно методологии МВФ, это «означает достаточно высокую степень риска», констатируют в РАНХиГС.

В то же время, отношение внешнего долга к ВВП (32%) и экспорту товаров и услуг (120%) с учетом пороговых значений МВФ «говорит о средней степени риска».

С 2014 года внешний долг РФ сократился на 200 млрд долларов, а стагнация внешних инвестиций в последние годы является «неблагоприятным сигналом», отмечает Трунин.

Это «свидетельствует как о нежелании нерезидентов финансировать российские компании в условиях медленного роста экономики и увеличения геополитических рисков, так и об отсутствии новых прибыльных проектов, для инвестиций в которые российские экономические агенты были бы готовы занимать за рубежом», объясняет эксперт.

Оригинал материала: «finanz.ru»

«finanz.ru», 11.09.18, «Россиянам не хватает денег на выкуп заложенных вещей»

За последние несколько лет доля невыкупных вещей в ломбардах возросла с 10% до 25-30%, следует из данных Ассоциации развития ломбардов. Обычно столь высокий процент невыкупа соответствует периодам экономических кризисов в России, отмечает председатель ассоциации Сергей Соковников. По его словам, никакого улучшения с этой точки зрения участники рынка в ближайшей перспективе не ожидают.

Снижение платежеспособности граждан привело к уменьшению количества действующих ломбардов. «Сокращение числа действующих игроков — следствие ухудшения экономической ситуации по причине новых западных санкций, наметившегося роста стоимости заимствования денег и отсутствия предпосылок для роста платежеспособности граждан», — утверждает аналитик ИК «Алор Брокер» Алексей Антонов. С начала первого квартала ЦБ не вводил новых требований к ломбардам, которые так или иначе вынудили бы их уходить с рынка, добавляет он.

По данным Банка России, на 31 августа в реестре ЦБ значилось 5,05 тысячи ломбардов, из которых 1,03 тысячи находилось в стадии ликвидации, а 3,88 тысячи имели активированный личный кабинет на сайте регулятора.

Взаимодействие Банка России с некредитными финансовыми организациями, в том числе с ломбардами, осуществляется исключительно в электронном виде начиная с марта 2016 года. Соответственно, получение запросов, предписаний, направление ответов на них, а также подача отчетности регулятору возможны только при наличии личного кабинета. Именно активный личный кабинет является подтверждением того, что ломбард действует, пишет «Коммерсант».

В конце первого квартала 2018 года реальную деятельность вели 4,08 тысячи ломбардов. Таким образом, за апрель-август число действующих игроков сократилось на 4,5%. В первом квартале их количество выросло на 5% после планомерного снижения, наблюдавшегося с середины 2017 года.

«finanz.ru», 02.08.18, «Россияне обнаружили себя в долговой яме размером 13,3 триллиона рублей»

Темпы роста зарплат и сбережений населения оказались далеко позади скорости, с которой россияне набирают потребительские кредиты. В результате долги населения перед банками растут в два раза быстрее их зарплат, констатирует Минэкономразвития.

Так, в июне потребительские кредиты гражданам выросли на 15,9% в годовом выражении после 15,1% в мае, а с устранением сезонности — более чем на 20%. При этом рост реальных зарплат в это же время замедлился до 7,2%, а вкладов россиян в банках — до 7,1% (с 7,6 и 7,7% в мае соответственно).

Согласно данным ЦБ, за все первое полугодие 2018 года портфель кредитов населению вырос на 1,1 трлн рублей до 13,3 трлн. Один Сбербанк за это время выдал потребительских кредитов на рекордные 714 млрд рублей, что то на 74% больше, чем годом ранее, а ВТБ дал населению 400 млрд рублей, на 32% больше, чем за тот же период 2017 года.

Розничное кредитование восстанавливается быстрее корпоративного, и это происходит отчасти потому, что в 2015-2016 гг. население активно сокращало задолженность перед банками, констатирует главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Теперь же, когда зарплаты растут, а ставки достигли дна, россияне снова стали ее наращивать, говорит эксперт. Однако рост потребительских кредитов практически исчерпан: уже взятые кредиты близки к 10% ВВП — восточноевропейским максимумам, предупреждает Орлова.

Потребительское кредитование начало восстанавливаться еще в прошлом году на фоне падающих доходов населения, напоминают «Ведомости». Люди вынуждены увеличивать потребление за счет розничных кредитов, замечали ранее аналитики РАНХиГС. Если в начале 2018 года, накануне выборов, зарплаты бюджетников стали стремительно расти (правительству необходимо было выполнить майские указы президента Владимира Путина и довести зарплаты учителей, врачей и ученых до 100-200% от средних по региону) и вслед за зарплатами росли и доходы населения, то уже в мае — июне реальные доходы россиян снова начали стагнировать (+0,2%).

По данным «ИнФОМа», вслед за этим выросла доля россиян, ожидающих ухудшения материального положения своей семьи в течение следующего года, с 12% в мае до 22% в июне. Количество тех, кто ждет улучшения, сократилась с 24 до 19%.