При реконструкции Политеха аудиторы нашли нарушения на 2,5 млрд

Минкультуры расхлёбывает последствия собственной безалаберности. Реконструкция Политехнического музея уже влетела государству в копеечку и обросла уголовными делами, так что главный госконтракт на семь миллиардов чуть не расторгли. Плюс к этому Счётная палата заподозрила подрядчиков в кумовстве, которое повлияло на качество стройки. По мнению аудиторов, решения о закупках принимали люди, не имеющие специального образования, а технический надзор музей ведёт спустя рукава.

Титульный долгострой

Фото: © L!FE / Виталий Костеников

Политехнический музей реконструируют уже пять лет — с 2013 года. Тогда чиновники Минкульта, среди которых был и скандально известный своими аферами замминистра Григорий Пирумов, почему-то выбрали генподрядчиком малоизвестную фирму АО «Евро хоум билдинг» (ЕХБ). Её учредила обычный московский адвокат Юлия Галуева.

Недавно на объекте закончилась масштабная проверка Счётной палаты, начатая ещё при Татьяне Голиковой. Вскрылся целый шлейф проблем с начала строительства. Аудиторы указывают, что даже контракт ЕХБ взяла на основе оценки людей, которые не имели профильного образования. В комиссии Политехнического музея более половины вообще не обладали знаниями в сфере строительства, реконструкции, реставрации. Та же история была и с сотрудниками службы госзакупок.

— Девять из 15 сотрудников контрактной службы Политехнического музея не имели соответствующего образования в сфере закупок, — сообщает СП.

Интересно, как АО ЕХБ, учреждённое за пару лет до конкурса, сразу же получило многомиллиардный контракт. Другим претендентом на конкурс был печально известный «Балтстрой». Эта петербургская фирма прогремела на всю страну благодаря коррупционным связям её начальства с Министерством культуры — в связи с уголовным делом о хищениях на реконструкции объектов культурного наследия.

Фото: © РИА Новости / Валерий Мельников, Владимир Песня

Техническим заказчиком по парку стало УКС «Интеко», которое к тому времени супруга экс-мэра Москвы Юрия Лужкова Елена Батурина уже продала.

За контроль со стороны заказчика отвечала государственная НКО «Центр реконструкции и реставрации «Политехинжиниринг». Причём и эту организацию выбрали, как считает СП, также в нарушение нормативов. По мнению аудиторов, контроль должна была вести та же фирма, что разрабатывала проектные документы. Сейчас объявлен конкурс на нового техконтролёра.

С такими подрядчиками и контролёрами переустройство старейшего музея страны превратилось в долгострой. Мало того что работы растянулись на годы, так ещё вокруг музея загремели уголовные дела — недавно осудили коррумпированных подрядчиков и заказчика. Исполнительный директор «Политехинжиниринга» Андрей Хацкевич должен был контролировать ход работ, но за полмиллиона рублей закрыл глаза на огрехи строителей.

«Там сложная история», — объяснял министр культуры Владимир Мединский журналистам очередной перенос сроков. Он не стал публично озвучивать, в чём именно заключается «сложность».

Это попробовал выяснить Лайф. Помимо материалов СП, в распоряжение редакции попали результаты визитов Госстройнадзора и информация из налоговой. Из них понятно, какие «сложности» затягивали строительство.

Щедрые авансы

Подвал пришлось «углублять», для чего старые колонны установили на новые ростверки. Фото: © L!FE / Виталий Костеников

Музей слишком щедро авансировал генподрядчика, что привело к зависанию денег на его счетах. Изначально по контракту можно было перечислить не больше 1,7 млрд рублей в качестве аванса. Но уже к 2016-му АО ЕХБ получило 2,7 млрд. Разницу Счётка назвала «необоснованным авансированием».

Как выяснилось, руководители госзаказчика и подрядчиков находились в приятельских отношениях — главный государственный контролёр строительства и руководители подрядных фирм, которых он и должен был контролировать.

— Проверкой установлено, что в 2016 году гендиректор АНО «УЦ «Политехинжиниринг» Андрей Жакевич имел личную заинтересованность в принятии решения о приёмке строительных и монтажных работ у подрядчика. В тот период он одновременно руководил дирекцией «Политехнический музей» в УКС «Интеко» и [оказывал] инжиниринговые услуги, включая строительный контроль, — пишут в своих материалах аудиторы Счётной палаты. — Также установлено наличие взаимосвязей между Вадимом Догадайло (бывший директор «Политехинжиниринга». — Прим. Лайфа) с экс-директором субподрядной организации АО «Компания ИФ-Сервис» Ираклием Колбаей.

Подрядчикам многомиллиардные авансы понравились. Вместо того чтобы оплачивать работу и закупать стройматериалы, их понесли в банк, чтобы заработать на процентах.

— Бухгалтерская отчётность «Евро хоум билдинг» за 2013–2017 годы показывает, что обороты по размещению и возврату банковских депозитов составляют 5,5 млрд рублей, — пишет СП. — Это может свидетельствовать об использовании авансов для получения процентного дохода.

И ладно бы работа шла! Но на момент проверки готовность объекта составляла 37%. Так утверждают строители. Независимые эксперты по запросу Счётки оценили уровень готовности музея в 22% (!).

Музей также не вёл технический надзор за компанией, которая разрабатывала проект работ по сохранению объекта культурного наследия. В результате контракт на надзор за 20 млн рублей заключили не с разработчиком проекта, а с подконтрольным Роснано УЦ «Политехинжиниринг».

Кроме того, руководители Политехнического музея приняли и оплатили строительные и монтажные работы, не соответствующие условиям контракта от 26 ноября 2013 года. По ним государство переплатило ещё около 20 млн рублей.

Кондиционеры-«невидимки»

Землю из подвала вывозят вручную, потому что технику не подогнать. Фото: © L!FE / Виталий Костеников

Но все эти щедрые авансы и завышение стоимости работ меркнут по сравнению с отсутствующим на стройплощадке оборудованием стоимостью полмиллиарда.

— Выявлено отсутствие на объекте инженерного оборудования, указанного в актах о приёмке выполненных работ, <…> на сумму 568 млн рублей, — сообщает аудитор в своём отчёте. — Изложенные факты свидетельствуют о приёмке и оплате Политехническим музеем фактически не выполненных работ (непоставленного оборудования).

В актах, подписанных музеем, не было указаний на конкретный вид выполненных работ и передачу материальных ценностей. По запросу СП музей не смог предоставить документы даже о том, что у них эти материальные ценности хранятся. Как выяснил Лайф, речь шла об оборудовании для кондиционеров (климатических установках). Хотя контракт был подписан в 2014 году, потребовался визит Счётки, чтобы строители признали нарушение и начали возвращать деньги.

На претензии Счётной палаты наложились и претензии миграционной службы. Несколько лет назад ФМС нашла в Политехе нелегалов. За это музей оштрафовали на 400 тысяч.

Ростехнадзор также был частым гостем на объекте. Как писали инспекторы, прорабы не особенно внимательно контролировали работы. Например, каждый этап нужно освидетельствовать — проверять бетон на прочность и т. п. В Политехе же бумаги о прочности бетона подписывали, не испытывая материал. Может быть, поэтому в важных несущих конструкциях шло расслаивание бетона, на которое указала недавняя проверка Ростехнадзора.

— Допущено освидетельствование работ по бетонированию балки на отметке [семь метров] без достаточной однородности и плотности (щебенистость, расслаивание) бетона в конструкции, — сообщал инспектор.

Фото: © L!FE / Виталий Костеников

За это выписали предписание одному из руководителей «Политехинжиниринга».

Да что там стройка — в музее не могут навести порядок даже с экспонатами. На их забалансовых счетах отсутствуют (не внесены в список) 152 тысячи (!) музейных предметов из коллекций. Это один из лучших вариантов для «случайного исчезновения» предметов.

Но и это не всё. За годы у подрядчика накопилась задолженность перед музеем на три миллиарда рублей, пишут аудиторы.

Такая ситуация не могла устроить высшее руководство и надзорные органы. Тем более что стройка подорожала на 4,4 млрд (с 7 до 11,4 млрд). Незадолго до Счётной палаты на объект приходила финансовая разведка. Именно после её визита ситуация начала меняться. О состоянии дел уведомили тогдашнего зампреда правительства Игоря Шувалова, который возглавлял попечительский совет музея. Шувалов на тот момент всерьёз задумался о том, чтобы расторгнуть контракт с нерадивым подрядчиком.

— На совещании 9 августа 2017 года Игорь Шувалов поручил Минстрою и Политехническому музею изучить возможность расторгнуть госконтракт [c «Евро хоум билдинг»], — сообщил Лайфу источник, знакомый с ситуацией. — Однако уже 16 августа решили [оставить их] и предоставить ЕХБ [дополнительную] банковскую гарантию — при условии, что контроль над ЕХБ перейдёт структурам банка «Российский капитал».

«Российский капитал» — банк, который полностью контролируется Агентством ипотечного жилищного кредитования (теперь называется «Дом.рф»).

Военный строитель

Фото: © L!FE / Виталий Костеников

Через месяц после судьбоносного совещания, в сентябре 2017-го, стройкой стал руководить Ираклий Колбая. Но если раньше он был субподрядчиком, то сейчас его пригласили на должность директора «Евро хоум билдинга». Фактически он стал кризисным менеджером — ему несколько месяцев пришлось разбираться в проблемах, оставленных предшественниками.

А разбираться было в чём. К его приходу налоговая успела насчитать прежнему руководству 221 млн неуплаченных налогов за 2013–2015 годы. Работы на объекте практически остановились — к августу 2017 года объём выполненных работ составил лишь 150 млн рублей.

Раньше Колбая управлял субподрядной организацией «ИФ-Сервис» (в 2013–2014 годах). В музее как раз тогда шли реставрационные работы, а «ИФ-Сервис» специализируется на системах вентиляции и теплоснабжения. «ИФ-Сервис» успел задолжать музею — взял авансы на более чем полмиллиарда, а работы выполнил не все.

Долги «ИФ-Сервис» усилиями Колбая в итоге погасили. Но когда выяснилось, что долги за фирму платили две компании, которыми тоже раньше руководил Колбая, дело закончилось приостановлением операций по их счетам.

— Ираклий Колбая был руководителем компаний «Ленинградский проспект — Инвест» и «Конструктор», которые возмещали задолженность «ИФ-Сервис». Они имеют, по данным ФНС, признаки технического звена, — сообщалось в документах. — Операции по счетам указанных фирм приостановлены.

Между 2014 и 2017 годами Ираклий успел поработать на ключевых военных стройках — возглавлял два управления Спецстроя Минобороны. Там он, среди прочего, руководил реконструкцией военного космодрома Плесецк.

Появление Колбая и смутило проверяющих: мол, почему нынешний главный строитель музея раньше выполнял для него же субподряды? Но формально нарушений в этом нет — частные фирмы вольны сами выбирать, с кем заключать договоры.

— Вы поймите, в профессиональном сообществе строителей большинство между собой знакомы. И логично пригласить на объект человека, которого ты знаешь и которому доверяешь, — Колбая, крупный человек с седой бородой, сидит за компьютером в своём кабинете. Кабинет находится на первом этаже Политеха, и к директору каждую минуту заглядывают подчинённые — что-то спросить или подписать. — Что касается способа возврата средств, то я использовал законные методы, чтобы погасить все долги и начать спокойно работать на объекте, не дожидаясь претензий от налоговой. Сейчас счета одной из этих фирм разблокированы, а «ИФ-Сервис» вернул всю задолженность.

Директор заверил, что сразу по приходе в ЕХБ принял меры, чтобы погасить и долги генподрядчика перед налоговой.

— Оплата по требованию ФНС произведена полностью 18 сентября 2017-го, через неделю после моего прихода, в сумме 221,5 миллиона рублей. — Колбая прерывается, чтобы дать указания кому-то по рации. — С сентября 2017-го было сделано следующее: возвращены ранее выплаченные субподрядчикам авансы на сумму более 750 миллионов рублей, получено положительное заключение госэкспертизы, в полном объёме развёрнуты работы.

Посетители Политехнического музея. Музей до реконструкции. Фото © РИА Новости / Илья Питалев

Колбая также разъяснил Лайфу ситуацию с отсутствующими на объекте климатическими установками за полмиллиарда, которые Счётка записала как «непоставленное оборудование».

— Систем кондиционирования не было на объекте, потому что на тот момент они находились на складе. А сейчас они уже установлены. Да вот, собственно, и они, — Колбая показывает на мерно шумящие огромные шкафы, расположенные по периметру подвала музея.

Мы шагаем по строительным лесам, возведённым на минусовых этажах Политеха. Старые колонны, поддерживающие массив этажей, сейчас покоятся на огромных кубах из бетона и арматуры — ростверках — и поддерживаются сваями.

— Видите? Мы устанавливаем под каждую колонну сваи, укрепляем фундамент. И таких свай у нас забито более 10 тысяч. А те нарушения, которые находил Ростехнадзор, касаются всего нескольких. Эти работы мы ведём, чтобы сделать так называемое техническое подполье, — объясняет строитель. — Эти и другие изменения появились, когда утвердили новый проект. По первоначальному плану техподполья не было. Этим, собственно, и вызвано удорожание строительства, на которое указали аудиторы.

Политехнический музей до реконструкции. Фото © РИА Новости / Константин Чалабов

Сейчас компания «Евро хоум билдинг» в соответствии с рекомендациями Шувалова сменила собственника. Им стал Фонд единого института развития. Он тоже учреждён и контролируется Агентством ипотечного жилищного кредитования.

— Компания перешла под контроль Фонда <…> развития в жилищной сфере без каких-либо долгов. Все налоговые требования были погашены до этого момента, — сообщили Лайфу в пресс-службе Фонда. — Долгов не имеется, стройка идёт в штатном режиме. На объекте работы ведут 856 человек.

Компанию-контролёр «Политехинжиниринг», засветившуюся в уголовном деле и кумовстве, по данным Лайфа, тоже убрали с объекта. Сейчас объявлен новый конкурс на фирму, которая будет следить за строительством.

В Минкультуры говорят, что они в курсе ситуации и решают её.

— Действительно, в начале 2018 года в ФБГУК «Политехнический музей» проводилась плановая проверка Счётной палаты. Все замечания Счётной палаты были полностью устранены музеем, и они не повлияли на ход, сроки завершения и стоимость работ по реконструкции, — сообщили Лайфу в Минкультуры.

Павел Кочегаров

Оригинал материала: "Лайф"